«Soy un perdedor / I’m a loser baby so why don’t you kill me?» ‒ доносилось из каждого утюга в 1993 году, а исполнявший эти строчки Бек из музыканта, выступавшего в лосанджелевских кофехаусах и еле сводившего концы с концами, превратился в звезду мирового масштаба. Причем предстал перед зрителями и прессой как он есть: в поношенной одежде, на пару размеров больше нужного, и копной давно не видавших парикмахерских ножниц волос ‒ так что издалека вполне мог сойти за поклонника гранжа.

Фото - GettyImages 

Но всё изменилось с выходом второй мейджор-лейбл-пластинки Odelay, взорвавшей 90-е своей ядерной смесью из семплов и музыкальных инноваций. Вчерашний «лузер» обернулся секущим в ретро парнем, которому не писаны законы моды: Бек стал появляться на публике в костюмах (кажется, каждый раз ‒ разных) и позволил себе отрастить впечатляющие бакенбарды.

Фото - Jeremy Sutton-Hibbert 

Следующий неожиданный поворот случился в 1999 году, когда состоялся релиз вдохновленного сексуальной энергией r’n’b и 80-ми альбома Midnite Vultures. Строчки: «I’m a full-grown man / and I’m not afraid to cry» – Бек сделал своим слоганом и в плане музыки, и в плане сценического имиджа. Брюки клеш и аппликации, нелепейшие футболки и уложенные в игривые завитки волосы ‒ чтобы всем вокруг было ясно, кто здесь хозяин вечеринки!

Фото - billboard.com 

Однако любой праздник рано или поздно заканчивается. В начале 2000 года Бек узнал об измене своей невесты, что стало триггером для появления самой лирической работы музыканта – Sea Change. Отказавшись от броских, почти что маскарадных нарядов предыдущего периода, Бек обратил свое внимание на практичные джинсы и кофты свободного силуэта, а образ романтичного героя с разбитым сердцем призвана была дополнить новая прическа ‒ непослушные темные локоны.

Фото - Autumn de Wilde 

К 2005-му и выходу очередного альбома Бек был уже счастливо женат и наслаждался отцовством. Кажется, со вкусом к жизни и upbeat-мелодиям к нему вернулся и вкус к яркому имиджу: в красных кедах и топах с причудливыми аппликациями, слегка похудевший и укоротивший волосы, он вновь стал походить на большого ребенка, который легко и увлеченно жонглирует стилями и не устает экспериментировать с музыкальными инструментами.


Плодотворный период продолжился в следующем году весьма концептуальной пластинкой The Information и туром, в котором музыкантов сопровождали их миниатюрные копии-игрушки, появлявшиеся на сцене и имитировавшие все действия людей. Бек неожиданно проявил тягу с более женственным черно-белым костюмам и изящным аксессуарам ‒ в виде широкополой шляпы и банта на шее. При взгляде на эту шикарную шевелюру до плеч сам собой напрашивался вопрос: каким шампунем пользуется певец?

Фото - Autumn de Wilde 

Сочетающий танцевальный бит и, пожалуй, самую серьезную, сложносочиненную лирику альбом Modern Guilt отразился и на имидже артиста: многослойность и хиппи-шик – то, чем он явно руководствовался при выборе одежды. Иногда за обилием цепочек, шарфов и кофт было непросто разглядеть того Бека, которого все знали прежде.

Фото - Autumn de Wilde 

Впрочем, коллаборация с Шарлот Генсбур вскоре вернула Бека к прежней длине волос и более повседневным костюмам. И впрямь: твидовый пиджак в сочетании с шейным платком еще никому не вредили!

Фото - Sam Jones 

После долгого затишья, связанного с травмой спины и концентрацией музыканта на продюсерской деятельности, мир снова получил свою порцию прекрасных песен от Бека Хэнсена только в 2014 году. Вновь придя в форму ‒ музыкальную и физическую, – он выпустил классически звучащую меланхолическую пластинку Morning Phase и, обратив давнюю дружбу с дизайнером Эди Слиманом в деловое партнерство, заполучил в свое распоряжение персональную элегантную коллекцию от Saint Laurent.

Фото - https://68.media.tumblr.com/0ab753f790c2156d246dd227bf78fbea/tumblr_nae623BGEB1qzptv4o2_1280.jpg 

Новый альбом Бека не за горами, и синхронно с обнародованием пары свежих синглов в сети появилось несколько фотосессий. На последних из них певец предстает в образе современного ковбоя, который может оседлать не только необъезженную лошадку, но и такой дикий музыкальный жанр, как трэп.

Фото - Peter Hapak