Rock Cult: Как поменялось ваше творчество в течение времени в связи со сменой составов?

Грэгор: Я завидую белой завистью группам, которые играют 10-15 лет одним и тем же составом. Это здорово: от этих групп даже фонит по-другому. Но порой так не получается, и надо просто помнить, что незаменимых людей нет.

Женк: Есть великие группы, у которых с самого начала стабильный состав — Green Day, например. Но есть не менее великие группы — Slayer, Metallica или Red Hot Chilli Peppers. — где люди менялись, но на их величии это не отразилось. Хотя, там люди порой уходили не сами: то автобусы, то героин, то пауки. К слову о Пауке и Коррозии Металла – мы фанаты Коррозии, но нам нужен Боров (прим. — основатель и первый гитарист Коррозии Металла). Вот это уже не совсем тот случай, что предыдущий, потому что без Борова это не трэш-металл, а какой-то фашистский нео-шансон.

Грэгор: У нас всё идёт к тому, что снова начинается новая веха… Сначала ушёл из группы ключевой участник Алексей Valosh, а наш последний гитарист Коля просто был сессионным гитаристом, и мы слегка затянули это. Сейчас понятно, что нам нужен новый единомышленник, и само время диктует, что пришла пора перемен.

Rock Cult: Как вы характеризуете свой стиль?

Грэгор: Рокотека, трэш-балет.

Rock Cult: С чем вы можете связать появление стольких похожих групп в один момент с вами?

Женк: Когда это всё появилось, все почему-то называли этот стиль альтернативой. Наверное, потому что появилась альтернатива русскому року. За океаном было много интересной музыки — Soulfly, Korn, Limp Bizkit. Нас, тогда ещё детей, эта волна накрыла, вдохновила, мы стали играть что-то подобное, и начало получаться. Да и слушатели, наверное, на тот момент уже устали от старых рокерских форматов со статичными музыкантами. А тут появились дерзкие [малолетки], которые разрывают зал, рубятся. Может, они и не так слажено играли, как олдскульные динозавры, но зато несли какую-то новую энергетику на тот момент. Именно эта энергетика и зацепила всех тогда, а музыка появилась потом, когда все уже играть научились.

Rock Cult: Какая для вас тогда существовала цель?

Женк: Когда мы были маленькими, естественно, все мы смотрели концерты больших групп на больших стадионах. И я уверен, что никто не хотел рубить бабло, а каждый мечтал собирать крупные площадки и “качать” огромные массы людей, чтоб они врубались в твою музыку и рубились вместе с тобой. Я тоже так думал, но потом понял, что, помимо крутости группы, огромное значение имеет индустрия. В США и Европе, например, есть куча фестивалей во все времена года. Там группы объективно слабее нас имеют шанс выступать перед большой аудиторией. Здесь же на всех фестивалях нам говорят, что мы не подходим по формату. То есть в 21-м веке группа с двумя бочками и вокалистом, кричащим белугой, неформатная. Ну ок. Но прогибаться под их условия мы тоже не собираемся.

Грэгор: В то время это было очень странно. По-моему, основной целью у нас всегда было прилично угореть, чем мы успешно и занимались. Начались какие-то дикие солдауты. ##### беззаботно давали стране угля. У меня в памяти до сих пор фестиваль ТАТУ 3000, когда клуб Точка был забит битком: это 1700 человек, и еще 1000 стояла на улице. И несмотря на это, все ключевые рок-СМИ проигнорировали нас, новичков, и никак не поддержали, это очень странно. Хотя мы так мочили, что нам их СМИ и не были нужны.

Rock Cult: А вы дружите с теми группами, которые играли до вас?

Грэгор: Конечно, дружим. С Чачей Ивановым (Наив), например. Он вообще считает, что на пост-совке группа переходит в разряд молодой после своего 20-тилетия. И мы на своей шкуре поняли, о чём он говорил. Хотя некоторые его взгляды, я до сих пор не разделяю. То есть: Чача крутой, но его фит с Роксаной Бабаян – это какая-то грязь, мне кажется. Ну и последний альбом Наива в ту же копилку. Вообще, мы дружные, много с кем на коннекте.

Женк: В основном все СМИ жуткие консерваторы. Понятно, что группа Алиса сделала немало, но ведь новые музыканты тоже постоянно появляются. Мы уже не новые, после нас куча групп появилась, а они всё про Би-2 нам рассказывают. Это странно, в 90-е вышел фильм Брат-2, с саундтреком от всех этих групп — Смысловые Галлюцинации, Би-2, Сплин, Чичерина и тд. И этот саундтрек породил огромную волну русского рока, которая длится до сих пор. Сейчас какой-нибудь еще фильм выйдет с саундтреком Noize MC, и он тоже будет греметь следующие 20 лет. Нойз, правда, классный музыкант, у него умные тексты, он пробился благодаря своему таланту. Но он ближе к русскому року, как по мне, потому что не заморачивается на имидже. Хотя, он очень плодовитый и талантливый чувак, сейчас он собирает стадионы, а когда он только начал, о нём говорили как о чуваке с Арбата.

5diez

Rock Cult: Вас смущает отсутствие в нашей стране нормальной музыкальной журналистики, MTV в частности?

Грэгор: А всё правильно. Редакторы решили, что вместо MTV у нас теперь будет RU TV с патриоткой Валерией. И всё, двигаясь по спирали, откуда пришло, туда и прикатилось. Когда мы начинали, мы хотели всего, потом всё это появилось, все эти СМИ в виде A-One, лейблы: приезжаешь в провинцию – там тьма народа. А потом это всё начало исчезать, и вот у нас снова ничего нет, ни лейблов, ни СМИ. Но сегодня уже что-то заново перерождается. Хипстеры и рэп уже приелись. Рэпчик вообще уже не хип-хоп, а какой-то хип-поп. Он скоро вытеснит даже шансон. По логике и цикличности всего происходящего, кажется, что на этой волне поднимается панк и прочий рокешник, и наша грядка за ними идёт следом к тому, что было раньше.

Rock Cult: Тогда расскажите про свой нынешний лейбл.

Женк: У нас были отношения с разными лейблами. В основном с большими российскими. А большие лейблы — неповоротливые и ленивые, часто консервативные. Максимум, на что они готовы в нашем случае — это прокредитовать твоё видео и выпустить тираж дисков. Нас же интересует развитие группы.
Ребята из Zero Hero Recordings мало того, что действительно любят тяжёлую музыку и очень хорошо в ней разбираются, предлагают интересные, новаторские фишки в продвижении музыки и группы в целом. Нам интересен такой подход, ведь дьявол в деталях. Плюс у нас абсолютно прозрачные и доверительные отношения, а это очень важно. Всегда можно позвонить, посоветоваться или узнать о состоянии текущих дней. Впервые мы не чувствуем безразличия. Надеюсь, факт сотрудничества хорошо скажется на нашем творчестве и нашей активности.


Rock Cult: Помогает ли это вам продавать свои диски?

Женк: А кому сегодня нужен диск? Ноутбуки уже без слотов делают, диски уходят. 25 лет дикого пиратства развратили людей: они не готовы потратить на хороший альбом деньги, предназначенные на кофе. Хотя про кофе он забудет через час, а хороший альбом мог бы жить с ним всю жизнь. Когда что-то дают бесплатно, то потом платить за это не хочется.

Грэгор: Они нужны только преданным фанатам, палатки с дисками, к сожалению, ушли в лету. Всё уменьшилось до узкого круга.

Женк: Некоторые люди покупают из чувства долга, для поддержки, — им большое спасибо. А в США такая ситуация: чувак смотрит фильм Вконтакте, к нему пришла хозяйка квартиры и сказала, что к ней пришли ФБР, показали её IP, и в следующий раз их всех за это арестуют. А если мы хотим, чтобы диски покупали, то две составляющие нужны. Во-первых, у людей должны быть деньги, с экономикой должно быть всё нормально. Во-вторых, репрессивный аппарат должен работать. А у нас всё бесплатно.

Rock Cult: Вы покупаете музыку? Что покупаете?

Женк: Я за развитие новых технологий. У меня есть оплаченный аккаунт в iTunes: 10-15 альбомов в месяц я стабильно покупаю.

Грэгор: Я иногда пирачу чуваков, но когда понимаю, что буду это слушать, то покупаю. Ну, и стримить очень удобно, конечно же.

Женк: Сейчас все делают упор на клипы, по понятным причинам. Так что судить об альбоме стоит по тому, что услышишь в клипе.

Rock Cult: В Москве есть классная группа Grizzly Knows No Remorse.

Грэгор: Гризли — крутаны. Но как по мне, было бы круче, если бы здесь они пели на русском.

Rock Cult: Последнее время только и разговоров, что раньше было лучше. Может, наша проблема в том, что нам не нравится сегодняшний день?

Грэгор: Всегда всё было одинаково, со своими плюсами и минусами, просто мы уже не те, и некоторые люди с этим не мирятся. То, что бракуется сегодня, вспомнится через несколько лет с формулировкой «как же было хорошо». Человек забывает о духе конкретного времени и цене того самого момента, завязанного на личных переживаниях и т.п.

Женк: У меня история из жизни: мой отец был крайне против стиральных машинок, когда они появились. Прошёл год, и они были уже в каждом доме, в том числе у нас. Для мужчин это вообще нормально — агрессивно вести себя по отношению к чему-то новому, что бы не было видно страха. Многих людей поедает страшное животное под названием «консерватизм». В 70-х, когда после академической музыки появились Black Sabbath, это же был ужас. Когда Мэрилин Мэнсон появился, то ряд консервативных американских штатов объявили ему бойкот. Сейчас он обычный глэм-артист. Так что надо молодость свою держать при себе, открывать что-то новое, давать ему шанс. Слушать новые альбомы надо не менее трёх раз, чтобы потихоньку проникаться ими и больше и больше в них вникать.


Rock Cult: А к вам религиозные экстремисты не лезут?

Женк: А у нас есть специальный приём. Однажды мы снимали клип в квартире, и когда пришли соседи жаловаться, мы сказали, что снимаем клип для певицы Валерии. И всё стало хорошо.

Грэгор: Однажды министерство культуры Беларуси увидело в нашем логотипе сходство с венком Иисуса Христа. Логотип не разрешили размещать на афишах.
А в другой раз нас не пустили в лютеранскую церковь для съёмок клипа.

Женк: Консервация пошла большая, Behemoth запретили, Cannibal Corpse запретили. Радикализм процветает, но всё это уже было при царе Николае Втором. Тот же поповский беспредел и прочее. Чем это кончилось, все прекрасно знают – наш могучий народ-богоносец жёг церкви и вешал попов. Тут сила действия оказалась равна силе противодействия. И если кто-то против того, что мы европейцы, и утверждает, что мы азиаты, то пусть назовёт хоть одного китайского композитора. Зато все знают европейских музыкантов, потому, что мы европейцы, и всё оттуда неизбежно попадёт к нам. Конечно, у нас свои особенности и менталитет, это не обсуждается. Нам говорят, что в Америке бездуховность. Ага – там церквей больше чем у нас, а рядом и сатанисты, и онанисты, и все живут в мире и согласии. У нас эти бабки, которые в церквях, половина из них Евангелие даже в глаза не видели. Как можно оскорбить чувства верующего? Кто сказал, что эти чувства есть?

Грэгор: Это их последний оплот. Им так плохо, что они готовы верить во что угодно.

Женк: С другой стороны, мы самая мусульманская страна в Европе, что бы не говорили. Может, нам насаждают христианство для противовеса, это возможно. Но эта вера превращена в насилие и принуждение. Чем больше они удерживают, тем больше какой-то неприязни к этому всему. Всё равно старики умрут, а им на встречу придут молодые. Им надо просто это принять. От религии надо брать только хорошее, всё равно же мораль у нас в обществе христианская. Не убей, не укради, не прелюбодействуй. Далай Лама сказал, что время религий ушло, надо беречь только те ценности культуры, которые эти религии заложили.

Rock Cult: А если на вас начнутся нападки, что вы будете делать?

Грэгор: Отбиваться.

Женк: Если нам перекроют воздух здесь, мы найдём его в другом месте, шарик немаленький. Но мы никому дорогу не переходили. Но в угоду каким-то двуличным людям мы заканчивать не собираемся. Самое жуткое, когда тупик не снаружи, а когда ощущаешь его внутри. Тогда надо задуматься, потому что группа – коллективное творчество.

Rock Cult: А сколько альбомов вы хотите выпустить ещё?

Женк: У нас всегда на горизонте один альбом. Мы сосредотачиваемся на нём и всё. А дальше смотрим по ситуации.

Грэгор: Альбома три, как минимум, еще хотелось бы. У аудитории сейчас немного иное отношение к альбомам, поэтому в ближайшее время хотелось бы сконцентрироваться на синглах и клипах.

Женк: Но надо делать их на уровне, потому что фанаты требуют. Мы группа небогатая, а нас ставят в один ряд со Slipknot. И спрашивают, почему, мол, у них так всё круто, а вы такое говно?

Грэгор: Не так давно это затеяли, пока идём по плану: два сингла и два клипа зарелизили. Спасибо, что теперь еще и лейбл нам в этом частично содействует.

Женк: Но мы не массово хотели это сделать, надо чтоб это были крутые клипы и синглы! Мы стараемся.

Грэгор: В кризис надо изворачиваться и показывать всего себя. А потом можно почивать на лаврах и наслаждаться своим трудом.

Rock Cult: Расскажите о клипе на Песню Мести.

Женк: Один питерский режиссёр сам написал нам о том, что ему нужны работы в портфолио, и он согласен нам снять клип без гонорара. Мы заинтересовались, нам понравилась его картинка и сценарии. И он, оказывается, снимал клипы для нашего любимого русского рока. Когда нам показали скриншоты, где дерутся азиаты, они нас поразили.

Грэгор: Мне, как артисту Yamaha, представилась возможность взять в клип одну установку, которая нигде не снималась: на ней изображены древние японские папирусы ручной росписью. Это суперраритетная вещь, мы хотели взять её в клип, потому что таких установок в клипах никто не снимал. А затем мы решили весь сингл посвятить японской тематике, и Женк всё это удачно связал и сочинил песню. Вот так из ничего появился клип.

Женк: Подруга нашего менеджера — переводчик с японского, она делала переводы, а мы уже смотрим в сторону Японии с гастролями.

5diez

Rock Cult: Вроде как кризис в стране. Вы ощущаете его не себе?

Женк: Гонорары стали меньше благодаря курсу доллара. Все музыканты в России зависят от курса доллара, потому что все инструменты и прочие аксессуары мы достаём из-за рубежа. И сегодня уже чувствуется разница.

Грэгор: Слава Богу, что эндорсмент есть. Может гонорары упали, но мы прогрессируем как музыканты, и это позволяет нам пользоваться услугами крутых музыкальных фирм. То есть мы их рекламируем, а они нас снабжают всем необходимым. И кризис не так остро воспринимается. Тарелка стоит 20 тысяч! Ладно москвичи это ещё могут как-то осилить, а на периферии что делать? У них зарплат даже таких нет. Так что спасибо эндорсменту.

Rock Cult:А вы чем-то ещё зарабатываете?

Грэгор: Ну так. Околомузыкальный блудняк.

Женк: Когда ты юн, то и потребности меньше. Поесть, попить и аренду квартиры заплатить. А теперь нужно деньги вкладывать, кому в машину, кому ещё куда.

Грэгор: Спасибо 2007-му, у нас теперь крыша над головой есть, но чем больше денег, тем больше вкладываешь, и тем больше надо ещё!

Женк: Ну, всё-таки работа музыканта не ограничивается написанием альбомов. Если ты известен и хорош в своём деле, то можно работать много кем: преподавателем, сессионным музыкантом, демонстратором музыкального оборудования, но некоторым об этом неохота говорить, они стесняются.

Rock Cult: Как вы оцениваете ваших фанаток?

Грэгор: Классные девчонки. Seху.

Женк: Мы с ними не спим, у нас жены самые красивые. Некоторые фанатки, правда, сидя на плечах у своих кавалеров, очень радуют взор во многих смыслах. Было одна история, когда на концерт пришла девушка с пятым размером груди и огромным вырезом. Она весь концерт колбасилась, я никак на песни настроиться не мог! Пришлось подстроиться под её ритм. Вообще у нас все фанаты крутые. Они все выросли, были малышами, а стали теперь бородатые, татухи у них. Я люблю, когда мужики на концерте мощные.

Грэгор: Я жду момента, когда метал-волна подойдёт к своему пику, и на концерты начнут ходить настоящие мужики, брутальные. На западных лайвах в слэме жёсткое мужичьё, а в России на концертах девчата пищат. У нас есть кластер людей, мы его называем «мужики в свитерах», это те, кто могут шестилетнего сына привести на автограф-сессию и сказать, что из-за нас он его отдал в музыкалку. Но мода всё равно действует только на детей. Плохо, когда ты, типа, вырос, и тебе остаётся либо рэпчик, либо техно. То есть ты такой взрослый, что тебе стыдно за то, от чего ты пёрся в детстве? Дурачок что ли? Они так пафосно выражаются: «Ну, я ходил на них в 2007-м!». А сейчас ты куда ходишь?

Женк: Сейчас модно кичиться тем, что ты слушаешь одну ноту под прямую бочку. Ладно бы он заявил, что он повзрослел и перешёл на Шопена или на Pink Floyd, мы бы и слова не сказали! Но не на это же дерьмо! Это ж деградация какая-то.

Грэгор: Я за мультикультурализм. Чтоб человек мог и на техно сходить, и на Slipknot. Но таких меньшинство, все узколобые и упёртые, попались в эту ловушку.

Женк: Одна из самых смешных историй, когда на концерте в первый ряд прорвалась училка — такая МарьИванна. Она постояла, поняла, что надо двигаться, и стала бегать по мошпиту и козу показывать.

Rock Cult: А что у вас в дальнейших планах?

Грэгор: Прежде всего хочется сыграться, притереться с новыми участниками банды. После того, как группу покинули Крэнг и Вэлос, несмотря на разные пертурбации в составе, только сейчас на их места пришли люди, готовые быть группой. Ну, а планы, как всегда, наполеоновские. На данный момент есть часть материала, который вполне себе может стать новым альбомом #####. Колдуем-крутим-вертим. По-хорошему во второй декаде грядущего года надо выпускать накопившееся в свет. Естественно, надо снять ещё клипов и бомбануть кучу выступлений. А всё остальное — это секретные детали.

Одновременно с релизом сингла Зависимость московский лейбл Zero Hero Recordings выпустил полную дискографию московско-витебских альтернативщиков. Впервые все пять альбомов, два EP, а также сингл, живой концерт и акустический релиз ##### станут доступны для покупки и прослушивания на всех цифровых платформах, например, в iTunes