Этот дуэт был образован вокалистом Нилом Артуром и клавишником Стивеном Лускомбом. Несмотря на отличный успех синглов и альбомов 80-х, группа осталась малоизвестной в массовых кругах (её опередили Depeche Mode и им подобные), однако как в те времена, так и сейчас, высоко ценится среди поклонников менее коммерческой и более серьёзной электроники.

В середине 80-х группа решила разойтись, и следующий альбом Blanc Burn, ознаменовавший воссоединение группы, вышел в 2011 году. Однако после тура в его поддержку Стивен был вынужден уйти из Blancmange из-за серьёзных проблем со здоровьем, и с тех пор проектом заправляет Нил. Последние несколько лет он активен как никогда, и за 2 года уже вышло 3 альбома, а четвертый, Unfurnished Rooms, вышел на днях.
Помимо этого, летом вышел альбом проекта Fader, где Нил объединился с ещё одним видным электронщиком Беном Эдвардсом (Benge).

Роккульт: Расскажите о своём новом альбоме Unfurnished Rooms. Насколько он отличается от ваших прошлых альбомов?

Нил Артур: Он очень электронный. Отличия кроются в… Я микшировал альбом с Бенджи (Benge). Последние годы я работаю с ним над нашим совместным проектом Fader. Так что я подумал, что будет здорово смикшировать альбом с Бенджи, и мы это сделали.
Мы заменили некоторые звуки, которые я создал ранее на VST-плагинах, более реальными, аналоговыми синтезаторами. Так что он имеет сильные элементы старого, аналогового звука (смеётся).
По сравнению с Commuter 23, который является последним на данный момент альбомом, и предыдущим, Nil By Mouth, Unfurnished Rooms — это сборник песен с лирикой. В то время как Commuter 23 был сочетанием песен и инструменталов, а Nil By Mouth был полностью инструментальным.

Роккульт: Почему Blancmange распались на такой долгий срок?

Артур: Что ж, мы прекратили работать вместе в 1986 или 1987 году, и причиной являлось то, что… это больше не было весело. И я поговорил на эту тему со Стивеном, когда мы провели благотворительный концерт с Гринпис в Альберт Холле [Royal Albert Hall].
Цель [нашей работы] и результат были фантастическими, но ощущение, когда ты находишься на сцене…это уже не было тем, чем мне хотелось бы продолжать заниматься. Я поговорил об этом со Стивеном, и он был полностью согласен. Так что мы прекратили работу, и оба начали заниматься саундтреками к фильмам, ТВ-постановкам, сольными проектами. Мы продолжили работать над музыкой, но уже не в группе, и продолжили писать песни, но не вместе.


Фото - Simon Fowler 

Роккульт: Изменилось ли что-либо в вашем творческом процессе, если сравнить вашу работу со Стивеном в 70-х и 80-х и настоящий период?

Артур: Я думаю, что идеи всё ещё приходят из того же источника. Я не знаю формулу, они приходят ко мне из того, что я слышу, вижу и о чём думаю.
В плане технологий всё абсолютно иначе.

Например, когда мы начали вместе сочинять музыку в 1978 году, мы пользовались дешёвой гитарой и дерьмовым органом, добавив к этому набору одолженную эхо-примочку, вручную сделанный усилитель, фузз и разную кухонную утварь. Это оборудование, помимо одолженных ритм машины (для последнего трека) и бас гитары, использовалось для создания звуков для нашего первого мини-альбома Irene & Mavis.
Также на первой композиции мы играли с нашим другом ударником в маленькой студии, где, вдобавок, записали кавер-версию Concentration Baby.

Не разбираясь в этом, мы пытались заставить звучать наше стрёмное оборудование немного похоже на синтезаторы. Мы никак не могли позволить себе купить синтезатор, так что старались наилучшим способом использовать то, что имели.

Вскоре у нас появилась возможность позаимствовать синтезатор Wasp для записи басовой линии песни Sad Day. Эту версию можно услышать на альбоме Some Bizzare. Все эти песни были записаны на кассетную машину (наложением) или четырёхдорожечный магнитофон, если он был доступен. Не было midi, синхронизации и т.д.

Когда мы в конечном итоге подписали контракт с London Records и отправились в студию, чтобы записать альбом Happy Families, мы использовали синтезаторы нашего продюсера, и ещё парочку взяли напрокат. Midi всё ещё не появилось, поэтому пользовались CV/Gate [метод управления аналоговыми синтезаторами]. Синтезаторы, которые мы использовали (помимо драм-машины LinnDrum), не имели памяти, и это означало, что каждую ночь, когда мы заканчивали работу, нам приходилось ставить трафарет над контролерами синтезатора и отмечать настройки, чтобы мы могли воспроизвести этот звук в следующий раз.

По-моему, в песнях I’ve Seen The Word, I Can’t Explain and Waves мы всё ещё использовали мою гитару за 18 фунтов вместе с синтезатором Korg MS-20!

На большей части альбома Стивен продолжал пользоваться старым органом. Его слышно в Living On The Ceiling, где он пропущен через эхо-примочку Melos.

К тому времени, когда мы записывали второй альбом Mange Tout, в нашем мире появилось midi, хотя мы им не пользовались до момента создания нашего третьего альбома Believe You Me. Конечно же, следующее большое изменение в мире электронного звука было цифровым.

Сейчас, если у меня есть идея, например, текст песни, я могу пропеть его на свой iPhone, открыть секвенсор (я работаю в Logic, и иногда в Ableton), перенести туда mp3-файл и начать сочинять что-то поверх него. И эта зачаточная идея может остаться со мной до самого конца работы.

Другое большое отличие состоит в том, что сейчас так легко получить звуки. Я могу взять их откуда угодно: из интернета, используя плагины… Так что я пытаюсь ограничивать себя в том множестве инструментов, которые использую, и делать работу настолько простой, насколько это возможно. Думаю, в этом и есть главные отличия.

Роккульт: Какие страны вы планируете посетить в новом туре?

Артур: В туре Unfurnished Rooms мы сыграем в Британии в октябре и ноябре. Также в ноябре у нас запланированы выступления с нашими друзьями Heaven 17. А перед рождеством мы поедем на фестиваль. Было бы здорово, если бы вы пригласили нас в Россию.

Роккульт: Я как раз хотел спросить вас об этом. Были ли вы в России как турист? И насчёт концертов: связывались ли с вами когда-либо российские промоутеры по поводу их организации?

Артур:  До сих пор меня ни разу не приглашали сыграть у вас. Я бы сделал это с удовольствием. А отвечая на первый вопрос: да, я был в Москве и Санкт-Петербурге в 1989 году. Это был потрясающий опыт, потому что, как ты знаешь, и знаешь намного больше меня (смеётся), это были времена перестройки [произносит по-русски]. Происходили масштабные изменения; это чувствовалось в воздухе, и ты мог увидеть их вокруг.  За то короткое время, что я провёл там, я был свидетелем многих вещей, каких-то хороших, а каких-то наоборот. Как будто история вышла из-под контроля. Для меня это было захватывающее время, я находился рядом с замечательными людьми, которые впоследствии навещали меня и моих друзей в Англии. Было бы здорово вернуться и сыграть здесь.


Фото - Hana Knizova 

Роккульт: Давайте поговорим о Fader. Ваш альбом First Light — очень сильная работа. Как вы познакомились с Бенджи и решили организовать совместный проект?

Артур: Идея была моего менеджера Стива Малинса, который, вдобавок, является менеджером Бенджи, Ханны Пил, Джона Фокса и других артистов.

Роккульт: И Gazelle Twin.

Артур: Да. Стив решил, что мы можем поладить, и поработать вместе. Бенджи уже записал несколько инструменталов в Лос Анджелесе, и Стив прислал мне несколько, над которыми он работал. Мне они сразу же понравились, и мне захотелось написать эти песни. Альбом собрался в единое целое где-то за год, и затем мы начали микшировать.
До нашей совместной работы мы виделись только раз, и в следующий раз мы встретились только во время микширования (смеется). Так что мы обменивались файлами по мейлу. У нас были переговоры по мейлу, телефонные разговоры. Но мы давали друг другу пространство делать то, что нужно. Для меня было большим удовольствием работать над First Light, и я жду с нетерпением продолжить работу над Fader.

Роккульт: Есть ли у вас планы играть вживую с Fader, или это чисто студийный проект?

Артур: Сейчас это студийный проект. Было бы здорово сыграть вживую Fader, но Бенджи занят с Wrangler, а также работает над проектами с Джоном Фоксом и ещё множеством людей. Я тоже занят альбомом Blancmange и туром Unfurnished Rooms, о чём мы уже говорили ранее.
У меня есть ещё один проект, где я работаю с Джезом Бернхольцем из Gazelle Twin, под названием Near Future. Мы сейчас заканчиваем микширование альбома. Так что было бы замечательно сыграть c Fader, но на данный момент таких планов нет.

Роккульт: Интересуетесь ли вы современной электронной музыкой? Выделяете для себя каких-либо артистов?

Артур: Да! Я уже упоминал, что Стив ещё и менеджер Ханны Пил, которая создаёт красивую музыку. И ты говорил о Gazelle Twin. Это только два имени, но вокруг нас столько много музыки. Электронной музыки сейчас намного больше, чем тогда, когда мы начинали (смеётся). Так что да, я слушаю много разной музыки. Главным образом электронную музыку, как старую, так и новую.

В конце Нил подробнее рассказал о своих любимых современных группах, перечислив The Soft Moon, LCD Soundsystem, Oneohtrix Point Never, Мэтью Дира, Анну Мередит, Casiotone for the Painfully Alone и Actress.

Ещё он добавил, что его сын тоже является музыкантом, и в 17 лет его пригласили сыграть в Санкт-Петербурге.

Neil Arthur (Blancmange): «The ideas just come from things I hear, I see, that I think about»

Blancmange is one of the most attractive and non-standard electronic bands of those who started in the late 70’s and...
В этом материале:
       28.09.2017     11:24    925