Rock Cult: Альбом Ноль+30 – это своего рода «The Best» группы Ноль, составленный лично вами. Скажите, по какому принципу отбирались треки для него из всего богатого наследия вашей бывшей группы?

Федор Чистяков: Я бы вовсе не сказал, что правильно было бы назвать этот альбом «The Best». Существуют устоявшиеся мнения по поводу того, что считать «The Best», и как раз те песни, которые считаются лучшими, в него не вошли.

RC: Может, тогда большое подходит термин «антология»?

Ф.Ч. Ну, это и не антология тоже. Это перезаписанные песни в моем сегодняшнем видении. Я вообще не воспринимаю этот альбом как сборник. Я думаю, что это вполне себе полноценный альбом. Здесь все исполнено по-другому, звучит это все иначе. Таким образом я решил отметить вот это тридцатилетие и переиграть, переосмыслить некоторые свои вещи. И это вовсе не значит, что я ставил задачу записать «The Best». Абсолютно нет.

RC: Как раз насчет переосмысленных версий я и хотел поговорить. Я слушал вашу новую версию песни Улица Ленина. И поймал себя на мысли, что то, как вы периодически обращаетесь к этой вещи, напоминает мне Шевчука с его программной вещью Поэт. Он тоже несколько раз ее перезаписывал и выпускал на разных альбомах. И когда его спрашивали, почему, то он отвечал примерно так: песня эта свежа и актуальна сегодня не меньше, чем тогда, в начале 80-х. Можно ли то же самое сказать о песне Улица Ленина и насколько актуальна она сегодня? И что она значит для вас лично?

Ф.Ч. Эта песня не могла не войти в такой альбом, как Ноль+30. Она, безусловно, и сейчас очень актуальна, и ее всегда хорошо принимают на концертах. Кроме того, вызрела, наконец, ее уравновешенная версия. Потому что предыдущий вариант Улица Ленина 20 лет спустя был все-таки совсем иным. Да и вообще, по сути, это была совсем другая песня. А нынешняя версия – эта как раз та самая старая песня в немного другой аранжировке и с измененным текстом в конце.

RC: Там в конце вы поете: «Вот думаю я, куда же попали мы? Как хорошо, что хотя б не на улицу Сталина». Вы эти строчки сочинили несколько лет назад, и тогда действительно казалось, что все не так уж и плохо. Но прошло совсем немного времени, и Сталину ставят памятники, изображают на иконах, в обществе ведутся горячие дискуссии о его личности. Почему, на ваш взгляд, это происходит?

Ф.Ч. Мне об этом трудно судить, скорее, эти вопросы надо задавать политологам. Они уж скажут наверняка. Что касается этих строчек, то я как-то почувствовал вот эту атмосферу и сумел ее отразить. Вот, пожалуй, и все.

RC: Большой для всех неожиданностью стало участие певицы Татьяны Булановой в новой версии песни Человек и кошка. Как родилась эта идея, как воплотилась, довольны ли вы результатом?

Ф.Ч. История возникновения довольна простая. Возникли общие знакомства, связи. Стало возможным для обеих сторон поучаствовать в таком проекте. Я, в целом, остался доволен. По-моему, получилось очень хорошо.

RC: Когда я ознакомился с трек-листом Ноля+30, то обнаружил там два трека, которые даже и не сразу вспомнил, притом что неплохо знаю творчество группы Ноль. Это песни Наш День и Уже человек. И если первую вещь я, конечно, встречал, просто давно целиком не слушал альбом Полундра, то последнюю я вообще никогда прежде не слышал, что немудрено, поскольку ее нет ни на одном студийном альбоме. Расскажите, как эти треки появились на пластинке.

Ф.Ч. Концепция альбома и заключалась в том, что бы в него вошли треки из всех номерных альбомов группы Ноль. Это Музыка драчевых напильников, Сказки, Северное буги, Песня о безответной любви к Родине и Полундра. После распада группы Ноль вышло много сборников, которые содержали разные записи: и студийные, и концертные. Песня Наш день была записана к альбому Полундра, и вы совершенно верно заметили, что эту песню даже и не знали. Потому что она не самая там заметная. Хочу, кстати, отдельно отметить, что одной из главных особенностей новой пластинки стало участие Алексея Николаева (бывший барабанщик Ноля – прим. Rock Сult). Он спел две песни своего же сочинения, одна из которых и есть Hаш день. Так мы отметили нашу творческую связь, поскольку если бы он просто сыграл на барабанах, то все ж его участие было бы не так заметно. Что же касается песни Уже человек, то еще изначально было заявлено, что в альбом войдет песня, ранее не записанная в студии, но исполнявшаяся на концертах. Я хотел не только пройтись по хитам, а поднять что-то не до конца реализованное. Например, песня Коммунальные квартиры. Она тоже много исполнялась, но студийной версии не было. Хотя на самом деле, была одна версия, записанная датским продюсером для сборника Лайка. Был такой в свое время. Но это выглядело так: привезли переносную студию, поставили ее в Доме Пионеров и прогоном писали все группы. Песня Коммунальная квартира на этом сборнике присутствовала, но эту версию я не считаю удачной. Так что можно сказать, что правильная версия появилась только сейчас.

RC: Как вообще шла работа над альбомом? Легко и плавно, или некоторые вещи дались непросто?

Ф.Ч. Работа шла хорошо, но достаточно напряжено, поскольку, как всегда, поджимали сроки.

RC: А как вам лучше работается? Когда есть дедлайн или когда дан полный карт-бланш?

Ф.Ч. Трудно сказать. С одной стороны, дедлайн помогает решить определенную задачу. Причем решить сразу, не откладывая. Это, конечно, весьма продуктивно. С другой стороны, когда выпускаешь два таких альбома в год, то от всего этого можно немножко устать.

RC: В наши дни редко кто пишет два альбома в год. В 60-е было обычным делом. Битлы, Роллинги…

Ф.Ч. Понимаете, в этом году так случилось, что родилась идея альбома Без дураков. Он был в срочном порядке записан. И в ходе работы над ним стало понятно, что тридцатилетие на носу и надо делать еще один.

RC: Не могу не спросить про обложку, которую сделал известный художник Вася Ложкин. Как это все случилось? Как вы познакомились? Кто к кому первый обратился?

Ф.Ч. Картины Васи Ложкина я открыл для себя уже давно. И даже их периодически постил. Но я и не знал, кто этот художник и что его зовут Вася Ложкин. Но в какой-то определенный момент я изучил его творчество пообстоятельнее. И конечно же, мне было очень смешно. Хотя сам Вася Ложкин говорит, что его картины не смешные, и он не понимает, почему все вокруг смеются. Да, они не смешные, но характерный юмор, безусловно, присутствует. В общем, мне очень многое из того, что увидел, понравилось. И тогда же заприметил вот эту картину с бабкой и котами. И я подумал, что она бы замечательно подошла для обложки альбома. Тогда я написал Васе Ложкину, мы с ним пообщались. Он оказался весьма простым в общении человеком, мы с ним даже разок встретились. В итоге он перерисовал эту картину для обложки. Вот так вот все получилось.

fedor-chistyakov-nol-plus-30
Тип релиза:   /   40 Дата релиза: Жанры:
Федор Чистяков

Ноль + 30 (2016)

  1. Северное Буги
  2. Коммунальные Квартиры
  3. Радиолюбитель
  4. Самолет
  5. Улица Ленина
  6. Мы идем пить квас
  7. Все будет хорошо (Вдох)
  8. Прости что не верил
  9. Наш день
  10. Уже человек
  11. Цикорий
  12. Человек и кошка
Cлушать Ноль + 30  (Яндекс.Музыка)  

RC: Наверняка вам известно, что одна из работ Васи Ложкина была недавно признана экстремистской. Довольно характерная для нашего времени история. Как вы вообще относитесь к тому, что развелось нынче самопровозглашенных поборников нравственности, которые запрещают картины, фильмы, отменяют концерты, срывают выставки, выигрывают суды в борьбе за духовные скрепы?

Ф.Ч. Я к этому отношусь, скажем так, философски. Потому что в этом обществе ничего уравновешенного не может быть по определению. Когда есть абсолютная, выходящая за грани вседозволенность, как в Европе, где все совсем по-другому, то никак нельзя сказать, что это очень хорошо. С другой стороны, попытки создавать запрещенные списки не могут обойтись без злоупотреблений. Потому что закон – это инструмент, и те, кто этот инструмент используют, обязательно будут злоупотреблять. И это будет очень плохо.

RC: Группе Ноль тридцать лет. Срок большой, и думаю, вполне уместно поговорить о наследии, о месте группы в отечественной рок-музыке. Как вы сами считаете, повлияла ли ваша группа на какие-нибудь коллективы и вообще на наш рок? В частности, ваш очень известный одногорожанин Сергей Шнуров, называет Ноль в числе первых, кто повлиял на Ленинград.

Ф.Ч. Могу сказать, что все-таки группа Ноль была достаточно разноплановым коллективом. Были не только песни типа Школа жизни из серии «водка и ватники». Да, было и такое, но было и не только это. В группе Ноль мы вообще-то изобретали и сочиняли музыку. И, опять–таки, если посмотреть на наши альбомы, то они все разные. Был постоянный поиск. Не было такого, что нашли свою ноту и начали ее постоянно эксплуатировать. Эксперименты проходили от альбома к альбому. Все время. Для меня вот этот путь, он самый правильный. Нельзя стоять на месте. Надо постоянно что-то делать.