Rock Сult: Игорь, твой проект «МодеМ» образовался в 1999 году, но долгое время был «в заморозке». Почему?

Игорь Лобанов: В то время только появился «Слот». Это было очень мощное движение, нас от всего вставляло, и остальные проекты перестали быть активными. Все силы были брошены на «Слот». По прошествии времени я решил возобновить активность проекта, мне всегда хотелось издать эти песни. Нужно было просто доделать материал. Прежде всего, для себя и для людей. Если ответная реакция на творчество есть, значит всё не зря.

Rock Сult: Есть ощущение давления, когда что-то не сделано?

Игорь Лобанов: Конечно, есть. Это очень личный вопрос. Постоянно чувствую себя неуютно, что-то зудит, потому что есть незаконченный рассказ, неопубликованный материал. Но время идёт, что-то переделывалось. Один текст был переписан вообще целиком. По музыке были правки. Я понимал тогда: «Господи, какой нафталин», — поэтому приходилось переписывать. Некоторые вещи были написаны гораздо позже, ближе к этому времени, некоторые композиции, которые были написаны ещё тогда, сейчас несколько меня смущают своими аранжировками.

Фото - Михаил Микс Петров 

Rock Сult: Почему в рамках основного проекта нельзя те же песни играть?

Игорь Лобанов: Как-то во время концерта в «Космонавте» ко мне Илья Черт подошел и тоже спросил: «Зачем, если есть раскрученная группа «Слот», и почему бы в рамках ее не двигать эти песни?». Я очень слабо представляю, как песни «МодеМ» по стилистике подойдут «Слоту». То, что делает Нуки, могло бы лечь хорошо, а наше вряд ли. Что-то можно было бы притянуть, но это за уши. С коммерческой точки зрения это лучше бы работало. Но коммерцией мы не занимаемся.

Rock Сult: Рома, а вы как собрались?

Роман Кузьмин: У нас всё просто: все друг друга знали прямо или косвенно, так как московская тусовка рок-музыкантов не очень большая, мир тесен.  Это житейская история. С кем-то репетировали, с кем-то что-то записывали. Собрал всех я, имея определенное видение того, что нам нужно. Прежде всего, всех нас объединяет музыкальный интерес.

Фото - Асет Героева 

Rock Сult: Что насчет названия, как появились МодеМ и ТattooIN?

Игорь Лобанов: «МодеМ» уже не такое модное слово, каким было лет десять назад. Сейчас это — условность. Некоторое время назад все объединялись вокруг него.  А сейчас оно очень узко специализировано. Название уже старовато. Хотя из того, что я читаю, понимаю, что никто нафталина не видит в моём творчестве.

Роман Кузьмин: Название у меня в голове сидит давно. Лет десять минимум. Так сложилось, что ещё две группы назад я хотел использовать это слово. «ТattooIN» для меня многогранен — это и «Звездные воины», и туземцы, и фильм «Кин-Дза-Дза». Это немного иронично, ведь все мы взрослые люди, и не верим всерьез в придуманную вселенную, где обитают странные существа со стеклянными глазами и хоботами. Это же смешно. Для меня это сложная история, которую трудно изобразить, но прикольно, на самом деле. У нас была с коллегами дискуссия, но не по названию, а по написанию и внутреннему содержанию. Получилось в итоге слово «Тату» с добавкой «Ин». А вообще музыка и песни должны заполнять образ группы, а не название или логотип. Есть масса примеров, когда мы называем группу, знаем имидж, а что означает ее название — уже не важно.

Rock Сult: Игорь, вопрос по поводу стилистики. Ты сказал, что это олдскульщина.

Игорь Лобанов: Не всё олдскул, просто тогда, когда был записан материал, я так мыслил. Модные вещи становятся модными, когда возвращаются из «забытого». Так музыка и развивается. Прогресс — это соединение старых стилей и групп, всё это уже было, так или иначе. Я думаю, что новые тенденции появляются, когда творчество основано на этике.  Например, группа «System Of a Down». Никто еще не делал такую эстетику: какая-то одесская история, городской фольклор. Когда такие мотивы положены на трешак, создаётся инновация.

Фото - Михаил Микс Петров 

Rock Сult: Рома, в вашем пресс-релизе фигурирует название «стадионный рок». Что для тебя значит это определение?

Роман Кузьмин: Скажу честно, это идея пиарщиц. Они придумали, не я. С классификацией сложно сейчас. Кроме слова «рок» к нам сложно что-то прилепить. Мы не «инди», и не «альтернатива». Но хочется какое-то определение дать. Мне кажется, что стадионный рок — это музыка, в которой есть ритмика и есть припевы, которые легко запоминаются, которые хочется подпевать большой тусовкой. Ну, не знаю, например, Робби Уильямс — это стадионный артист, «Coldplay» — да, их концерты впечатляют, а «Jamiroquai» —  не совсем стадионный, хоть и один из моих любимых. Наши песни тоже, на мой взгляд, подходят для коллективного исполнения. Если к нам можно будет отнести наименование «стадионный рок» в полной мере, то я буду только рад. Я думаю, что такую музыку неплохо было бы слушать большой аудиторией.

Rock Сult: Поговорим про ваши последние видеоработы. Игорь, расскажи про клип «Шанель №6», кто придумал концепцию?

Игорь Лобанов: Автор концепции я сам. Сценарий прописывал Саша Рыжков, но основные идеи придуманы мной, они заключены в простых вещах. Персонаж попадает в ситуацию, когда у него пропадает девушка, и он начинает искать несуществующий напиток, созвучный известным духам. В конце концов, у него едет крыша. Потом он идет по несуществующей улице, петь эту серенаду. Часть моментов мы придумывали на ходу.

Rock Сult: Пожалуй, что самый провокационный твой клип — «Разпутин». Расскажи, насколько ты погружен в общественно-политическую жизнь?

Игорь Лобанов: За едой я смотрю «Россию 24», где транслируется наша российская позиция, «Euronews», где говорят противоположные вещи, а также «РБК» — самые объективные, на мой взгляд, потому что они говорят с точки зрения денег.  Деньги не имеют сильной привязки к стране и нации, деньги не пахнут. Есть у меня своя аналитика, из просмотра этого можно создать некоторые механизмы.

Что касается песни, то, во-первых, она даже не будет входить в альбом, она была сделана к выборам, на злобу дня. Мне показалось тогда, что третий срок — это как-то несколько извращает конституцию. Я даже не то чтобы против, но так нельзя. Я хочу сказать, что это не оппозиционный клип. Ключевая фраза — есть такая порода людей — «слуга народа». Они все такие, и по-другому быть не может. Но нужно понимать, что работа политика — это своеобразная сделка с совестью.

Rock Сult: Такая сатира получается. Как думаешь, сегодня молодые рок-группы должны в таком ключе высказываться?

Игорь Лобанов: Сатирически ещё нужно уметь сказать. Мало кто умеет так делать. Это же совсем не коммерческие проекты. Народу нужно, чтобы он не просто слушал музыку, а боролся за что-то или против чего-то. Я больше за личностное общение и влияние. Ведь когда человек напротив человека сидит и прямо общается, возникает просто космос какой-то.

Rock Сult: Рома, расскажи про клип «Социальные сети»?

Роман Кузьмин: Это чисто творческая история, абсолютно некоммерческая. Я до сих пор не понимаю, почему именно этот клип стал нашим первенцем. Я изначально записал просто мелодию под гитару, на iPhone сделал демку и отправил её нашему норвежскому коллеге-звукорежиссеру и поэтессе Тане Ивановой. Чуть позже, через несколько месяцев, во время какой-то записи мы вернулись к этому треку, попробовали один вариант аранжировки, и решили сыграть.  Таня написала текст про социальные сети. Я решил продолжить этот эксперимент: у меня было три песни и идея снять анимационный клип. Я послал свои идеи нескольким мультипликаторам со словами: «Ребят, если что приглянется, давайте сделаем».

И вот, Кол Белов сказал, что выбрал эту идею-песню, чтобы нарисовать мультик про котов. Правда он хотел их сжечь в финале, в свойственной ему манере, но в итоге нарисовалась такая вот работа. Это самый добрый мультфильм Николая Белова, который он рисовал несколько месяцев. Я не знал, что с ним делать, поэтому мы просто выложили видео в сеть. Так нас нашел лейбл, с которым мы сегодня сотрудничаем. У меня не было никаких медийных ожиданий. И вправду, музыканты часто, когда делают свою работу, не знают, выстрелит она или нет.

Rock Сult: Сама тема с точки зрения поэзии в этой композиции решается очень прямолинейно. Как-то глубже хотелось бы, не находишь?

Роман Кузьмин: По-разному можно выражать свои мысли. Мне сейчас нравится простота и прямолинейность. Честно говоря, от сложных многоэтажных конструкций и построений мы бы хотели перейти к вещам без двойного дна. В этом тоже ирония есть, такой внутренний протест. Хочется стряхнуть шелуху, и говорить о главном очень простым языком.

Rock Сult: Давайте поговорим про первый альбом. Игорь, ты запустил краудфандинг для сбора средств. Удачный опыт?

Игорь Лобанов: Долго я думал делать это или не делать, потому что никто не делает краудфандинг летом, а мы запустили его в мае. Мы перевалили за 50%, а значит проекту быть. Я хочу сказать спасибо всем людям, которые выдавали нам денег авансом. Спасибо за доверие. Мы пока что не знаем, как это отобьётся. Это движуха, общение, прямой выход на людей.

Rock Сult: Рома, альбом планируете?

Роман Кузьмин: Да, планируем. Мы достаточно технологично подходим к записи альбома, потому что имеем некоторый опыт в продюсировании. Основу делаю я: пишу демо-записи самостоятельно, потом мы на репетиции вносим корректировки, принимаем решение, какой звукорежиссер нам ближе по фактуре для каждой конкретной песни. После этого мы отправляемся в студию и пишем. Бывает, пишем по отдельности, бывает, что вместе, по-разному. От песни к песне – разная история, но здесь понятно всё с таймингом хотя бы. Нам ясно, как это должно звучать. Весь альбом, в принципе, уже записан. Времени не хватает, поэтому приходиться технологично подходить.

Rock Сult: Технологичность не влияет на эмоциональную составляющую? Говорят, что нужно с душой подходить.

Роман Кузьмин: Когда мы говорим о рок-музыке, то, конечно, лучше быть голодным, несчастным, жить на улице и употреблять героин, тогда искренность твоя не будет вызывать сомнения у передового отряда культурной молодежи. Это всё знаем, проходили. Но мы уже дошли до той стадии, когда полёт пьяной искренности ничего не решает. Не скрою, что иногда находиться в искаженном состоянии для творчества полезно, чем я и пользуюсь. Но для студийной работы ты должен быть сконцентрированным и собранным. Фишка в том, что давно прошли те времена, когда все было очень сильно «тру», не было дополнительного продакшна, и всё звучало, как эталон. Сейчас XXI век, все должно звучать плотнее, ровнее, сочнее, с использованием технологий. Это реальность.

Rock Сult: Расскажите о совместном концерте. Как решили играть вместе?

Игорь Лобанов: У нас совместная презентация в Москве. С Романом и с Кириллом у нас давние отношения. При том, что если говорить, что «МодеМ» был заморожен на 15 лет, то с Ромой знаем друг друга и того дольше. Я помню его по другим проектам. Понятно, что с Кириллом меня связывает десяток лет, а то и больше, проведенных в группе «Слот». В какой-то момент он вышел и предложил нас «разогреть». Почему бы и нет? Мы нашли точки соприкосновения, да и стилистически наша музыка похожа.

Совместная презентация пройдет 24 ноября в Москве. А в Питере у нас будет раздельный концерт, по другим городам пока что идут переговоры. Мы не форсируем события, хочется просто начать. Это же не проект, в который вложено много денег, чтобы было всё на мази. Это такой самопал, когда мы сами всё делаем.

Роман Кузьмин: Да, 24 ноября мы сыграем вместе с проектом Игоря. Презентация же нашего проекта будет в феврале или марте, когда будет готов альбом. Мы можем часами рассуждать о том, какие мы. Но в конечном итоге, если мы говорим о группе, это — музыка. Вообще команда не должна сидеть, поэтому мы выступаем и планируем вскоре разделить сцену с иностранными артистами: будем точно играть в Питере, возможно в Екатеринбурге.

Фото - Асет Героева 

Rock Сult: Игорь, в группе произошли некоторые кадровые изменения. Расскажи про нового басиста.

Игорь Лобанов: Я планировал, что у нас будет ритм-секция группы «Слот» в проекте. Они все крутые музыканты, и с графиком очень удобно — не нужно подстраиваться специально ни под кого. Но Никита отвалился, и мы нашли человека, он — лидер группы «БеZ ТроганOFF», живет в Севастополе. Зовут его Николай Корпенко. Надеемся на плодотворное сотрудничество. Он прилетел, мы прорепетировали и очень круто сыгрались, нам нравится. Надо бы, кстати, вспомнить программы, с помощью которых можно репетировать онлайн.