Представляем вашему вниманию удивительно искренне интервью с не менее удивительно талантливой Beth Hart.
Не забудьте посмотреть также наш репортаж с концерта в Москве!
Фото: Роман Федотов

Интервью Rockcult.ru с Бет Харт

Здравствуй, Бет. Мое интервью будет связано, во-первых, с тобой, во-вторых, с Джо Бонамассой. Тебя я узнала как артиста после вашего дуэта с Джо. Расскажи, как познакомилась с Джо ты, правда ли это произошло на фестивале «Голубые яйца»?
— Это чудесно! Я выступала с концертом в Великобритании, и Джо пришел посмотреть на шоу. Он пообщался с моим мужем и сказал, что у него есть идея записать соул-альбом. Я была очень воодушевлена, но знала, как сильно он был занят. Несколько месяцев спустя мы снова столкнулись с ним, в отеле в Амстердаме, и поговорили уже лицом к лицу. Он сказал: «Хэй, я хочу записать эту песню с тобой!» Мы стали подбирать композиции, и в итоге записали материал.

Это как судьба: вы столкнулись в отеле и после появилась совместное творчество.
— Да, я безумно его люблю. У него есть уникальное чутье, гениальные идеи и собственное видение. Мне очень повезло поработать с ним в одной команде.

В конце 2013 ты номинировалась на Грэмми в категории «Лучший блюзовый альбом года». Тебе как артистке важны награды и звания, количество проданных альбомов и так далее?
— Это важно для меня. Я не могу говорить за других, но когда я узнала, что номинирована на «Грэмми», я была очень взволнована. Первое, что я сделала — я позвонила маме, рассказала ей об этом, и она была очень рада за меня. Всех, кто до этого получал «Грэмми», я люблю и преклоняюсь перед ними как перед талантливыми музыкантами. Я была приятно удивлена, когда мы получили номинацию…это было фантастично. Да, это важно.

Когда слушаешь твою музыку, хочется отдаться эмоциям и просто наслаждаться блюзом. И я уверена, что большинство людей, приходящих на твои концерты, разделяют мои эмоции. Когда ты начинаешь сочинять песню, ты сразу понимаешь, как она будет выглядеть в конечном варианте, или в процессе написания работаешь с формой?
— Сначала появляется музыка, и я на самом деле мало об этом задумываюсь. Это происходит так, как будто кто-то возникает у меня в голове и все изменения отражаются в музыке. Спасибо Господу, музыка заставляет меня думать, возникают образы, эмоции: или страх, или грусть, или радость, может быть, мысли о будущем, мысли о сегодняшнем дне. Особенно тяжело дается мне ясно выразить чувства в тексте. Но это честно… И тяжело одновременно. Есть боязнь быть отвергнутым, непонятым, и этот поиск необходимых деталей помогает мне выжить. Все базируется в моем собственном мире в моей голове. Этот страх остаться непонятым слушателем заставляет защищать себя: что-то поощряет меня говорить правду в песне. Если ты не можешь сделать выбор — ты не свободен, неважно, что это за выбор. Музыка диктует, какую историю ты расскажешь, и это должно быть правдой.

Ты говорила, что работать в студийных условиях тебе сложнее. Нашлась ли «золотая середина» между гибким live-звучанием и записью в студии?
— Когда-то мне на самом деле нравился звук моих студийных записей. Это касается и работы с Джо Бонамассой, настоящая «бомба», и записи альбома «Bang bang boom boom”. Это был удивительный опыт. Но в то же время, когда ты работаешь в студии, ты находишься в замкнутом пространстве чертовых 6 месяцев в 4 стенах. И работаешь над 12-ю песнями. Проходит несколько дней, прежде чем композиция тебе понравится. И это мне нравилось в работе с Джо.

Месяц назад ты была в студии телеканала «Москва 24» и играла там живой двадцатиминутный сет. Чем занималась с тех пор до сегодняшнего дня?
— О, я была везде! Швейцария, Австрия, Польша, сейчас отправимся в Австралию, я даже всего не вспомню… Я отношусь к тому типу людей, которые когда находятся дома, обожают всякие домашние мелочи. Копаться в саду, играть с собакой, готовить.. Но я также сильно скучаю по захватывающим поездкам, когда нахожусь дома. Дорога дает мне вдохновение, после которого хочется побыть дома. Я люблю оба состояния — в туре и дома. Я могу начать нервничать, если какое-то из этих состояний затягивается, но я всегда знаю, что я должна ехать в тур.

У тебя есть песня под названием “My California”. Что тебе дала твоя колоритная родина?
— Дайте подумать… В первую очередь,это природа. Во всех странах красивая природа. В Норвегии, например, тоже очень красиво. В каждой из стран, в которых я была, я видела чудесную природу. В Калифорнии очень много мест, которые я люблю. Люблю калифорнийскую весну, часто вспоминаю себя маленькой девочкой. Вспоминаю последние деньки до лета и школу. Я ненавидела школу, как многие дети (смеется). Люблю пустыни. Особенно ехать по пустыне ночью… Такие вещи заставляют меня вспоминать родную Калифорнию. Ехать и ехать… Недавно я ехала от своего дома к маминому, ехала 12 часов через пустыню. И вокруг ничего не было. Моя собака, кофе и сигареты, музыка…Это был интересный опыт — 12 часов побыть в одиночестве. Очень вдохновляюще.

В одной из песен ты поешь: «I wanna know love before I die”. Это очень важная вещь в жизни — любить.
— Я думаю, что мой муж, моя мама, другие близкие мне люди, знают, что такое любовь. Знают на неэгоистичном уровне, а в целом, всегда думая о других. Для меня это и есть настоящая любовь. Их любовь поддерживала и поддерживает меня во времена неурядиц. Я знаю много чудесных людей, в сердцах которых живет мир и любовь.

У тебя достаточно универсальный голос… В вашей коллекции совместных работ с Джо Бонамассой есть несколько кавер-версий. Что ты думаешь насчет записи нового кавер-материала, не обязательно с Джо, а с кем-то другим?
— Я бы сделала еще больше кавер-композиций с Джо, потому что с ним в работе чувствовала себя очень комфортно. Я люблю такой стиль музыки. Оригинальное исполнение всегда вдохновляет меня на освоение той же территории, но по-своему. Возможно, следующие каверы я буду делать именно с Джо. Но, кто знает? На самом деле, я очень люблю с ним работать, что бы это ни было, оригинальные композиции или каверы на кого-то.

Давай вспомним, как начиналась твоя карьера. Времена «открытых микрофонов» в ночных клубах и уличных музыкантов прошли…Вспоминаешь ли ты тот период, и помогает ли тебе сейчас тот опыт?
— Очень много вещей помогает. Возвращаясь в те времена, понимаешь,что многое изменилось, в том числе и мое время в музыке. Сейчас ты можешь отправиться на конкурс талантов и заработать тысячи долларов, или же…Ты поешь песню в ночном клубе, и вдруг, в середине, ты понимаешь, что тебе дадут пару долларов, если песня понравилась, а в худшем случае, вообще выгонят из клуба. Это как школа жизни. Ты начинаешь понимать, что к чему, и как следует поступать. Были времена, когда мы объезжали 3-4 клуба за ночь, но это был удивительный опыт. Множество невероятных музыкантов и исполнителей.

Какое-то время назад ты говорила, что недостаточно довольна своей карьерой. Сейчас это мнение изменилось?
— Возможно, это был один из тех дней, когда случаются взлеты и падения. Бывает, что в какой-то момент жизни ты невероятно счастлив, а в другой ощущаешь себя лузером, что заставляет тебя по-разному смотреть на вещи. Скорее всего, это был один из таких дней (смеется). Недавно я поймала себя на мысли, что у меня есть страх остаться без крыши над головой. Много может измениться к старости. Если что-то случится с мужем, я тоже этого не переживу. Есть много страхов, как эти.

Вне сцены Бет Харт — такая же яркая и раскрепощенная, как и во время живых выступлений?
— Мне кажется, мне больше нравится образ, в котором я на сцене. Бывает, ты расстроен, но вечером у тебя шоу. Я начинаю чувствовать внутренний конфликт, потому что люди придут на концерт, за который они заплатили деньги, а ты должен дать им энергию, позитив и …Но с другой стороны, ты должен быть честным. Иногда я начинаю говорить об этом, и это работает. В другой раз я не могу быть настолько честной перед слушателем, и это разочаровывает людей. Артист должен быть честным, и если это делает людей недовольными, в любом случае, ты делаешь свою работу. И это затрудняет меня. Отвечаю на вопрос: иногда да, иногда нет. В своих шоу я стараюсь играть настоящий рок-н-ролл, быть сексуальной и так далее… Но в обычной жизни я говорю себе : «К черту это все!» , никакого мейк-апа. Было время, когда я постоянно носила одни и те же брюки. Но знаете, есть очень забавная вещь в моей карьере. Когда мне исполнилось 39 лет, я изменилась, и впервые вынула серьги из ушей. Это заставило меня почувствовать себя более женственной! Раньше я думала, что если я буду выглядеть как мужчина, более грубой и брутальной, у меня будет больше шансов «выжить» на сцене. И около 40 лет во мне проснулась женственность, и что интересно, появилось больше силы. Я не знаю, что произошло. Очень интересный путь исследования себя. Ты никогда не знаешь, что произойдет. Когда ты молод, ты думаешь, что знаешь все. С годами в течение жизни многое меняется, и это удивительно! Это пугающе и захватывающе одновременно.

Фотоотчет с концерта Марии П. Фотоотчет с концерта Романа Ф.