17 июня группа Jane Air с успехом представила московской публике сборник раритетов Unrealesed’N’Live. Незадолго до начала концерта, во время оглушающего саунд-чека разогревающего коллектива The Kamodo, RockCult поговорил с двумя Антонами и двумя Сергеями о новом релизе и старом материале, о мате и конкурсах, о друзьях-музыкантах и секретах выживания.

RockCult: Сегодня перед вами играют The Kamodo. Давненько вы не выступали с разогревом. Почему в этот раз все по-другому?

Тоха: Просто группа разогрева группе разогрева рознь. The Kamodo — наши друзья, и они играют клевый музон. Мы с ними уже выступали на их родине, в Екатеринбурге. Теперь вот ребята захотели тут выступить.

Лиссов: На самом деле у нас не было технической возможности. Я мечтал о разогреве очень давно: мне нравится, когда в начале играет группа. Не знаю, как ребятам, а мне, например, очень нравится. Тем более, что Тохе на предыдущем концерте залили триггеры, и теперь у нас подключение осуществляется немножечко проще. И мы, естественно, пригласили ребят, как только у нас появилась такая возможность.

RockCult: А куда девали девушек из Pandora show?

Лиссов: Мы их никуда не девали. Они сейчас придут, но танцевать не будут, потому что у нас очень сложная расстановка на сцене. Вот видишь, либо разогрев, либо девочки. Девочки были в прошлый раз. Поэтому сегодня у нас будут мальчики.

Тоха: Это не то, чтобы наша позиция. (смеется)

Лиссов: Россия же стремится к толерантности.

RockCult: И вы тоже.

Лиссов: Да, и мы стремимся. Поэтому девочки тоже придут.

RockCult: Вы стали играть больше старого материала. Ностальгия?

Тоха: Мне кажется, мы в какой-то момент от него устали, а теперь соскучились. Мы не можем играть песни, которые нас самих не прут. Поэтому нужно играть то, что прет. Попробовали поиграть старье. Старье вперло. Вот и играем старье.

RockCult: Поговорим о недавно вышедшем сборнике Unreleased’N’Live. Через какой отбор проходили треки, чтобы попасть в него?

Лиссов: Легко было: всякое говно отмести и все. Песни все-таки какую-то ценность представляют для нас.

Тоха: Некоторые имеют ценность для нас, некоторые – для слушателей. Что-то не вошло: какие-то версии песен, кавера, которые мы в свое время играли. Все решилось общим голосованием.

RockCult: Жаркие споры были?

Тоха: Не-е-е-е. Мы толерантные.

RockCult: В сборнике есть треки с довольно необычными аранжировками старых песен. Например, Junk в несколько мексиканско-испанском стиле. Как такой вариант вообще появился?

Тоха: Мы делали акустическую программу. И, согласись, тупо бы было на акустической гитаре играть Junk таким, какой он есть. Поэтому решили сделать это интересно. Собственно, как и у других композиций, которые у нас прозвучали в акустике. Потому что группа Jane Air в акустике – это немножечко другая группа. Так как бутлегов было много, и в наш век технологий есть возможность сделать эти треки доступными, чтобы люди, например, не выкачивали откуда-то с торрентов, а взяли и залили в хорошем качестве, слушали и не парились.

RockCult: Почему именно такая версия? Какое-то время Гокк любил говорить на английском языке с нарочитым акцентом. Может, это взаимосвязано?

Тоха: Скорее повлияло то, что текст – не наш: его написал Smike из группы Пойманные муравьеды. Они как раз такую латину играют. Это был такой респект, экивок в их сторону. Там даже кое-где в песне были цитаты из их песен: (поет) «Тан-тан-тан. Тан-тан-тан. Итак, я модный чувак в рубашке типа Акапулько».

Лиссов: Отличнейшая группа. Отличнейшие ребята. Наши друзья, которых мы, кстати, давно не видели.

RockCult: На февральском концерте, Антон, упомянул, что следующий клип выйдет на трек «О, Мария». Что там с ним?

Лиссов: Он все еще в разработке. Я хотел к этому концерту успеть, но не получилось.

RockCult: Тогда же в феврале в интервью ты упомянул, что Jane Air готовят некий spin off-проект.

Лиссов: Ну, он тоже готовится. Он выйдет на самом деле очень…

RockCult: А можно какие-то подробности узнать или это секретная разработка?

Тоха: Скорее секретная. Но он больше готов, чем «О, Мария».

Лиссов: Ну, как сказать… На самом деле нормально все с «Марией»: я разобрался.

RockCult: То есть клип уже снят?

Лиссов: Да, он снят, просто лежит несмонтированным. Там очень много материала.

Тоха: У нас вообще залежи материалов. Мы можем второй unreleased в принципе выпускать.

RockCult: О ваших концертах часто можно услышать эпитет «лютый». Как вам такая характеристика?

Тоха: Бурза – лютый вообще чел.

Лиссов: Что-то я не помню, чтоб так сильно злоупотреблял этим словом.

Тоха: (Лиссову) Нет, это не мы говорим, а о нас говорят.

RockCult: А от Антона я тоже слышала его.

Лиссов: Возможно.

RockCult: А если не «лютый», то какой еще должен быть, по вашему мнению, хороший концерт?

Тоха: Хороший.

RockCult: Просто хороший?

Тоха: В русском языке есть отличное слово «хороший», есть «очень хороший», есть еще «о*уенный».

Лиссов: Еще «п**датый».

Тоха: Но мы сейчас стараемся матом поменьше ругаться.

RockCult: С чего такие перемены?

Тоха: Дети у всех. Ну, у некоторых.

Лиссов: Дети у некоторых, а другие некоторые пытаются меньше материться. А некоторые на это вообще забили.

RockCult: Антон, ты снимал LissovVlog во время тура с Little Big. Будут ли подобные видео с бэкстейджа Jane Air?

Хором: Неееее. Палево.

Лиссов: Не знаю. Я даже не подумал об этом. Не взял с собой камеру.

Тоха: У него LissovVlog отдельно, и Jane Air отдельно.

Лиссов: Потому что в Little Big больше свободного времени. Здесь меньше времени. Сегодня я отдыхаю от влога.

Тоха: Времени у него свободного мало. Это говорит об атмосфере, в которой он работает там и здесь. Там он прячется за камеру.

Лиссов: За грим.

RockCult: Вконтакте вы проводили конкурс на самый остроумный coub. Есть фавориты?

Лиссов: Слушай, ну, там только один человек что-то нормальное прислал. Поэтому мы забили на этот конкурс.

RockCult: Это которое из видео вы считаете нормальным?

Лиссов: А там было-то не очень много. Парочку людей, которые прислали. Ты хочешь сказать, что ты второе прислала?

RockCult: Нет, но я просмотрела все.

Лиссов: Просто там от одного человека были все коубы.

Тоха: Это наверно был тот же человек, который вчера все вопросы задавал.

RockCult: Что за вопросы у вас были? Супер интересные?

Тоха: У нас вчера был эфир на радио. Ну, да, хорошие вопросы. Хотя вот на позапрошлом эфире победил вопрос «Что бы вы делали, если бы были пингвинами?».

RockCult: В том же самом Вконтакте у вас появилась достаточно регулярная рубрика «утренний/ночной репост». Кто за нее отвечает? Любите в свободное время прошерстить хэштег?

Тоха: Ну, есть специально обученные люди. Иногда мы играем в «камень-ножницы-бумага». Но в основном Бурза это делает.

Лиссов: (отвлекаясь от телефона) Что делает?

Тоха: Дневной репост.

Лиссов: Да! Иногда я, иногда – кто-то.

Александр Карелин (звукорежиссер): Утренний репост, когда все спят, у меня собака делает. Специально научил. (смеется)

Гокк: Точно! У тебя же собака есть.

Тоха: Собака – интернет-поводырь.

RockCult: В последнее время ваши выступления ограничиваются Питером и Москвой. Что насчет остальных? Они вас заждались.

Тоха: Ну, мы не можем ехать в те города, где экономика находится в плохом состоянии, и у народа нет денег прийти на концерт. Это ни нам не интересно, ни организаторам, ни, в конце концов, народу не интересно. Потому что всем приходится экономить на всём, и полноценного шоу мы дать не можем. Поэтому мы ждем, пока наша экономика встанет с колен, тогда и поедем во всероссийский тур.

RockCult: А к фестиваля у вас душа еще лежит? Где-то услышим вас летом?

Тоха: К фестивалям душа лежит. Вот мы будем играть на фестивале в Якутске. И, пожалуй, все.

RockCult: Ох, куда вас занесло.

Тоха: Потому что все участники, так или иначе, имеют и другие занятия. И не всегда получается состыковать графики. К сожалению большому.

RockCult: Состав Jane Air не меняется на протяжении вот уже 14 лет. Посоветуйте: как не переубивать друг друга?

Тоха: Ну, просто надо не до смерти бить. И всегда вызывать скорую.

Корень: Мы просто поэтому не ездим в долгие туры.