Юлия Коган в представлении не нуждается. Став знаменитой благодаря участию в эпатажной группе Ленинград, певица не менее эффектно покинула коллектив и начала сольную карьеру. Огонь, страсть, драйв и, конечно, бешеная энергетика — это всё про неё. Образ стервозной раскрепощённой красотки на сцене и сделал Юлию невероятно популярной и узнаваемой первых «нот». Rockcult пообщался с певицей и постарался открыть её с другой стороны. О взлётах, падениях, «рыжей бестии» и женственности в нашем интервью.

Rock Cult: Ваш сценический образ — провокационный, мало имеющий отношение к Вам в реальной жизни. Как живется в таком образе?

Юлия Коган: Замечательно живется. Я же актриса с высшим образованием. Нас учили, как перевоплощаться в разные роли. Поэтому «Я» на сцене — такая же роль, как и любая другая. Более того, я не входила в роль настолько, чтобы жить ею в реальной жизни, в отличие от наших звезд, многие из которых уже начинают верить, что те герои, которых они представляют, они и есть на самом деле.

Rock Cult: На сцене у Вас образ бунтарки, женщины очень сильной, свободной. Для российской сцены это очень смело. Чувствуете себя революционером?

Юлия Коган: Нет, такого ничего не чувствую (смеётся). Во мне нет ничего революционного. Я всегда считала, что такое искусство должно быть подпольным, и то, что это выходит вот так открыто в общество, не совсем правильно. Суть в том, что меня это прославило. Но сейчас я ничего такого бунтарского не пою. Есть пара песен подобного характера, но остальные — вполне обычны. Я понимаю, что с таким репертуаром становлюсь как все, но, тем не менее, в этом намного больше «меня». Я работаю так, как не работают другие, каждый раз добиваясь права быть собой, и людям нравится.

Rock Cult: Сегодня женщине приходится исполнять очень много ролей — и матери, и жены, и бизнесвумен, и так далее. Как в таком многообразии не потерять себя, остаться женственной?

Юлия Коган: Что касается лично меня, то я — не женственная. Когда приходится постоянно быть во главе мужского коллектива, то любая женщина станет более эмансипированной, нежели женственной, поэтому самой хотелось бы спросить об этом. Я по характеру очень спокойный человек, но по себе чувствую, что стала намного жестче. Когда всё время тебе приходится бороться (а мне приходится делать это достаточно часто с юного возраста), то чувствуешь: борьба приводит к тому, что ты становишься менее женственной и более прагматичной и жесткой.

Rock Cult: Вы в жизни добились того, что у Вас есть, трудолюбием, или большую часть сыграла удача?

Юлия Коган: Я — абсолютная лентяйка, и мне просто повезло. Именно то, что я стала известной — удача, но то, что я делаю, и то, как я делаю — это, конечно, трудолюбие. Талант даётся от Бога, а потому я не много прикладывала усилий для того, чтобы запеть. Я думаю, что двигаюсь в нужном направлении и пытаюсь сделать свою работу максимально качественно.

Rock Cult: То есть в детстве не было желания добиться славы?

Юлия Коган: Нет, конечно, я хотела стать известной. Когда я видела артистов по телевизору, конечно, хотела быть как они. Как Майкл Джексон и Мадонна, например. Но чем старше становилась я, тем желание постепенно уходило. Я достаточно поздно стала известной для шоу-бизнеса: к тридцати годам. В нашей стране уже пора заканчивать карьеру, а у меня только пошло. Поэтому к 30 годам мне стало всё равно — стану ли я популярной или нет. Просто хотелось заниматься моим любимым делом.

Rock Cult: Везение — постоянный спутник или случайный «прохожий»?

Юлия Коган: У меня никогда не было большой удачи. Везение в моей жизни очень странно проявлялось. Когда я поступала в консерваторию, то меня не брали. Зато с первого раза поступила в театральный институт на оперный вокал. Вот и не понятно — это везение или не везение. Для кого-то — да, это везение. Для меня тогда это был ужас, я думала: «Зачем мне нужен театральный институт?!» Сейчас я понимаю, что это мой багаж навыков, который реально пригодился. Я много работала в театре. У меня есть опыт работы на сцене именно как артистки, а не просто какой-то певички из ресторана. Я — артист, который выходит на сцену. Я не могу выйти к публике не в образе — в кроссовках или без макияжа. Как это так — не в образе? Без каблуков — нет, это не про меня. Образ — комплексная вещь, и это понимание даёт образование.

Rock Cult: Театральный институт — это судьба, так получается?

Юлия Коган: Я приверженец того, что все события в жизни судьбоносны, равно как и испытания. Есть люди, которым дается сразу многое, но они теряют всё очень быстро. Как правило так получается, что чем дольше ты к чему-то идешь, тем лучше и качественнее становится жизнь.

Rock Cult: Не жалеете, что с консерваторией так получилось?

Юлия Коган: Нет, конечно. Я от театра гораздо больше получила. Просто поняла это года через три: театральное образование намного больше пригодится, чем консерватория.

Интервью | Юлия Коган

Rock Cult: Если бы у вас была возможность встретиться самой с собой в десятилетнем возрасте, к примеру, то та маленькая Юля была бы довольна тем, кем она стала?

Юлия Коган: Да. Честно говоря, в том возрасте, я хотела стать мега известной, хотя и не благодаря тем людям, из-за которых я такая есть сейчас. Когда я «проснулась знаменитой», толком не поняла. Какая же я звезда?! Как можно с таким репертуаром стать звездой. Конечно, до сих пор есть такая мечта несбыточная — стать популярной благодаря серьёзным красивым песням. Но ты понимаешь, что такие песни могут петь любые певицы, и это не выстрелит. А тот образ, в котором я нахожусь сейчас, может разрастаться и разрастаться, потому что таких больше нет. В плане прагматичности, конечно, я гремела с группой Ленинград — это круто. Это то, о чем многие мечтают. Это конкретный образ, который ассоциируют только с тобой, и он поможет тебе в дальнейшем быть только тобой. А просто так быть эстрадной певицей — это очень быстро забывается, и нет в этом никакой фишки.

Rock Cult: Как Вы относитесь к современной российской эстраде?

Юлия Коган: Люди поют без образа. По мне, так это не очень интересно. На нескольких каналах делают пародии на артистов, так вот на отечественных как-то очень мало встречается, потому что пародировать нечего. Нет истории, нет образа, нет характера. Есть какая-то песня, чаще всего одна, благодаря которой они стали популярными. На Западе наоборот, артисты по большей части берут своей необычностью. Эми Уайнхаус, Фредди Меркьюри ни с кем не перепутаешь. Тину Тёрнер взять — мы не так много её песен знаем, но походку и манеру держаться на сцене вспомнят все.

Rock Cult: Ваш образ сложился спонтанно?

Юлия Коган: Конечно. Когда я попала в группу Ленинград, то там надо было работать либо так, либо никак. Когда я была на бэк-вокале, то никакой погоды в группе не делала. Мне приходилось постоянно оправдывать своё присутствие на сцене таким специфичным поведением. Вот когда Шнуров начал мне конкретно песни писать, там уже вариантов не было, и пути назад тоже. Так и сложился образ, созданный песнями.

Rock Cult: На улице часто узнают?

Юлия Коган: Я при параде не хожу, поэтому когда узнают — меня это всегда удивляет. Обычно я не накрашенная и без каблуков, так что нет, не часто. Конечно, если хочется, чтобы узнали — мне надо выйти с макияжем и в платье. Сейчас, кстати, больше подходят, чем когда я была в Ленинграде. Может быть потому, что я много где пою сейчас и примелькалась в городе.

Rock Cult: С поклонниками общаетесь?

Юлия Коган: Я открыта для общения. Мне можно написать в социальных сетях. Если по делу, то я обязательно отвечу.

Rock Cult: Есть какой-то подарок от поклонников, который больше всего запомнился?

Юлия Коган: Есть у меня одна поклонница в Москве, которая меня постоянно удивляет, как будто у меня день рождения каждый раз. Вот не так давно торт с моим портретом подарила, а до этого косметики набор целый. Она меня поражает каждый раз, при том, что абсолютно адекватная.

Rock Cult: Ваша аудитория — это кто?

Юлия Коган: Моя аудитория — чисто женская. По началу я очень удивлялась, но сейчас уже привыкла. Мне можно партию женскую создавать (смеется). Публика же нарабатывается от количества мест, в которых ты выступаешь. Я каждую неделю в Питере где-то пою, соответственно формируется тот круг поклонников, кто постоянно приходит. В Москве посложнее — нужна масштабная рекламная кампания.

Rock Cult: Вы сейчас в театре играете?

Юлия Коган: В театре антрепризы имени Андрея Миронова играю в одном спектакле «Трамвай «Желание» по пьесе Теннеси Уильямса. У меня роль — шизофрении главной героини, больше образная, конечно. Пою всего лишь одну песню в самом конце. Театр для меня сейчас — это хобби. Потому что основной род деятельности всё же концертный.

Текст: Яна Квятковская

Фото: Вера Петрова

Редакция выражает благодарность ресторану «СольФасоль» за помощь в проведении интервью