Роккульт: После альбома Evidence [2012 года] у вас выходили только инструментальные альбомы: B-Movie (Ballardian Video Neuronica), Evidence of Time Travel, London Overgrown, альбом Codex проекта Ghost Harmonic, The Machine. Когда вы снова выпустите полноценный вокальный альбом?

Фокс: Я работаю над этим. Если быть точнее, в разработке есть три альбома. Один с Робином Саймоном, и один — с Бенджи [Benge]. Я пишу песни для альбома Бенджи, и мы уже записали несколько песен с Робином.

Йори Хулкконен [Jori Hulkkonen] также прислал мне несколько треков, чтобы я над ними поработал, так что будет ещё один альбом. Ещё я недавно завершил запись двух песен с Ghostbox, который выйдут совсем скоро. Все эти записи вокальные.

Роккульт: В последние годы вы часто выступаете. Насколько для вас отличается работа в студии от концертной деятельности?

Фокс: Кардинально отличается. Студия – это всё, что касается композиции. Здесь ты редактируешь и микшируешь инструменты и голос, используешь свою интуицию и всю студию звукозаписи в качестве инструмента для создания — это своего рода экспериментальная лаборатория. Здесь я люблю находиться больше всего.
Когда играешь вживую, тебе необходимо превратить всё это в нечто рабочее, портативное и воспроизводимое. Эти два вида деятельности взаимозависимы и тесно связаны друг с другом, но абсолютно разные.

Роккульт: Вы уже долгое время работаете с Бенджи [в проектах John Foxx and the Maths и Ghost Harmonic]. Как вы познакомились?

Фокс: Мы давали интервью в одном и том же издании журнала об электронной музыке. Я подумал, что он звучит интересно и потому пришёл к нему в студию. Мы отлично поладили и решили, что стоит попробовать записать что-то вместе. Мне нравится его стиль: он работает только с аналоговыми инструментами.

Роккульт: В 1985 году вы ушли из музыки на целых 12 лет. Почему перерыв был настолько длинным?

Фокс: У меня были жена, двое детей и три собаки. Плюс в Британии я был не в моде. Мне не нравилась музыка, которая была популярна здесь в середине-конце восьмидесятых, и я в неё не вписывался. Я продолжал писать и записывать, но не заморачивался с выпуском чего-либо.
Думаю, что полезно иногда быть забытым. Это заставляет тебя сопротивляться причинам «почему» и что-то с этим делать… В противном случае ты сдашься, и доказываешь, что это игнорирование оправданно.


Роккульт: Поддерживаете ли вы связь с теми, с кем работали в 80-х? Например, с Гаретом Джонсом, группой Eddie and Sunshine или Анной Кларк?

Фокс: Иногда наши пути пересекаются, и всегда приятно видеть их или слышать об их успехах. Ты чувствуешь себя навсегда связанным с теми, с кем работал в эти годы становления.

Роккульт: Я смотрел видео, где вы вместе с Тарой Буш из I Speak Machine в студии работаете над треком Where You End And I Begin. Над другими коллаборациями вы тоже работаете совместно, или по раздельности?

Фокс: Большинство коллабораций было сделано в студии, где мы присутствовали оба. Иногда я работаю, обмениваясь электронными файлами. Мне нравятся оба метода.
Существует определенная химия, которая возникает благодаря физическому присутствию тех, кто работает в студии. Но это может иногда вмешиваться в сам творческий процесс.
Если ты полностью один, иногда ты можешь лучше сосредоточиться на определенных специфичных вещах. Я стараюсь использовать то, что кажется наиболее подходящим для каждого проекта.

Роккульт: Что вы знаете о российском искусстве?

Фокс: Я всегда был впечатлен и поражен периодом русского конструктивистского искусства времен Владимира Татлина. Его чудесная башня [проект Башни Татлина] имеет такой архетипический образ — почти сюрреалистический. Каким-то образом он глубоко внедряется в подсознание и остается там. Я помню его реконструкцию (гораздо меньшую по размерам, конечно) в Королевской академии в Лондоне. Это напомнило мне Вавилонскую башню Брейгеля, которая мне тоже нравится.
Также я люблю работы Лисицкого. Эти двое особенно повлияли на некоторые виды искусства и графического дизайна на западе, безусловно, оказав влияние на мои представления о машинах, музыке как своего рода универсальной конструкции, и взаимосвязи между музыкой и архитектурой.
С другой стороны, я также признаю, что даже наслаждаюсь прекрасной сентиментальностью Шагала — я недавно видел его работу на юге Франции.

Роккульт: Есть ли у вас желание выступить в России?

Фокс: Конечно.

Роккульт: Приезжали ли вы в Россию как турист?

Фокс: Пока нет.

Роккульт: Ваши совместные работы с Gazelle Twin (A Falling Star, Changelings) были изумительными. Будут ли ещё совместные работы с Элизабет в ближайшем будущем?

Фокс: О да, и спасибо за комментарий. Я люблю её голос, её образ и её песни. Она по-настоящему оригинальна, и когда бы ни появилась возможность, я всегда буду просить её поучаствовать.

Роккульт: Что именно повлияло на то, что в первую очередь вы решили сделать карьеру музыканта, а уже потом художника?

Фокс: Что ж, я начал карьеру художника, а потом стал музыкантом по необходимости: потому что в Англии какое-то время была очень бедная среда для художников, когда я выпустился из Художественной Школы. В середине 70-х каждый переезжал в Нью-Йорк.
Однако в Лондоне была прекрасная музыкальная сцена, и я любил музыку почти так же, как живопись, так что я подумал: создам группу как часть арт-проекта, сделаю одну запись, а затем продолжу рисовать. В итоге у меня заняло более сорока лет вернуться к своей изначальной позиции. Я понятия не имел, насколько сильно создание музыки поглощает тебя.

Роккульт: Вы одинаково успешно можете писать как очень холодные и отстраненные композиции и альбомы, так и очень возвышенные. Например, альбомы Metamatic и The Garden [вышедшие с перерывом в полтора года]. Сложно ли переключаться при создании столь разных творений?

Фокс: Я думаю, что оба этих элемента, ощущения, присутствуют где-то рядом, и окружающая и социальная обстановка, а также то, что происходит со мной лично, влияют на их появление.
Например, Metamatic частично был ответом на серый, жестокий и очень непростой Лондон 70-х. The Garden также был отражением нынешнего состояния Англии, но эти размышления появились после того, как я побывал в Италии, что дало мне новый взгляд.

Роккульт: Вы работали со многими музыкантами в течение вашей долгой карьеры. Остался ещё кто-то, с кем вы ещё не сотрудничали, но имеете такое желание?

Фокс: Всегда есть люди, чья работа мне интересна. Я всегда хочу быть причастным к тому, где услышал что-то оригинальное. Это инстинктивно; думаю, музыка — это разговор, и мы все хотели бы присоединиться к нему и сделать собственные заявления. Это то, что поддерживает в ней жизнь. И то, что сохраняет жизнь всем нам.

Роккульт: Что вас вдохновляет сейчас?

Фокс: Архитектура, политика, уединение, спокойствие. Попытка сохранить рациональный взгляд на мир, когда он постоянно меняется. Север Англии, Европа, новая Музыка, новое Искусство, новые книги.
Всегда поражаюсь тому, как подсознание и интуиция работают в написании музыки. Ещё немного негативных вещей — активная и полезная неприязнь к новому и старому искусству и музыке, а также некоторые события, которые происходят вокруг нас.

Роккульт: За последние несколько десятилетий очень сильно изменилась технология создания музыки. Насколько она изменилась лично для вас? Используете ли вы цифровые технологии или продолжаете пользоваться только аналоговой аппаратурой?

Фокс: Я использую то, что даёт хороший результат и с чем легко работать – это значит, что он хорошо разработан. Аналог кажется простым, и с ним часто просто управляться, но звуки и возможности бесконечны и действительно сложны, в хорошем смысле. Машины также могут быть непредсказуемыми и даже нестабильными, но они дают тебе глубокие, экстремальные и прекрасные звуки.
Мне по душе органическое непослушание аналоговой машины — так же, как нравилась непокорность моих друзей в школе. Меня всегда привлекали люди, у которых есть инстинктивное пренебрежение навязанным правилам.

Роккульт: Как вы считаете, сейчас легче или тяжелее развиваться экспериментальным музыкантам и делать музыку своей профессией, по сравнению с тем, как это было в 70-х и 80-х?

Фокс: Нет, я думаю, что легче. Интернет всегда тебя ждёт. Просто сложнее добыть достаточно денег для выживания, но, думаю, сейчас здесь начинаются перемены, так как стриминг становится более универсальным. Судя по всему, стриминг поможет более лучшим видам музыки стать общедоступными. Что ж, посмотрим.

Роккульт: Можете посоветовать 5 лучших альбомов, которые слышали за последнее время?

Фокс: — Burial Untrue

— Keith Jarrett playing Shostakovich

— Gazelle Twin — Unflesh

— The Soft Moon — Deeper

— Adult — Detroit House Guests

— The Magnetic Fields — 50 Song Memoir

— Hannah Peel — Awake But Always Dreaming

Этого уже слишком много, так что мне лучше остановиться.

Роккульт: Чем вы любите заниматься, отдыхая от творческой работы?

John Foxx: Думаю о следующем шаге. Я всегда что-то замышляю.

John Foxx: «Always being amazed by the way the unconscious and instinct work in writing music»

John Foxx has dramatically influenced electronic music, starting to work in it since the mid 70’s, and continues to do...
В этом материале:
       01.10.2017     17:40    3 477

Рецензия на альбом | John Foxx And The Maths — The Machine (2017)

В «The Machine» превалируют нарастающее механическое напряжение (например, Ghost In The Machine, Vortex Logic), человеческая растерянность (The Other Mother, Dark...
В этом материале:
       25.09.2017     21:51    323