Роккульт: В который раз Вы приезжаете на Сигет?

Михаил Козырев: В пятый. У меня особенная любовь к этому фестивалю, потому что, во-первых, это абсолютно европейский фестиваль, то есть это квинтесенция всего того, чем прекрасна Европа. Разрушение границ, абсолютно интернациональная тусовка. Сюда приезжают все, от Англии до Испании, от Италии до Швеции. Это всегда очень чётко чувствуется, когда они с центральной башни начинают кричать: «А кто здесь из Амстердама?» И ты начинаешь судить по крикам, какое количество людей из каких стран.

Во-вторых, на Сигете существует удивительный дух. Этот фестиваль преисполнен духом добра. Какие бы невероятно пьяные мужики мимо тебя не проходили, если один из них хотя бы случайно касается тебя плечом, он поворачивается, ты жмешь ему руку и говоришь: «Love you, man. I’m sorry, man». И ты становишься братом с этим человеком. Меня, конечно, поражает ещё свобода одежд. Мои чемпионы за эти 3 дня — это не люди, которые одеты в костюмы пикачу или каких-то покемонов. Я видел двух невероятно красивых мужчин, качков, которые шли к сцене во время выступления Pink в женских стрингах розового цвета. Просто голые жопы, которыми они не стеснялись красоваться. И я прямо с раскрытым ртом проводил их дальше взглядом и подумал: «Я никогда не смогу дойти до такой степени свободы».

Роккульт: Посол от России — это просто красивое слово или что-то больше?

Михаил Козырев: Я люблю этот фестиваль, и этот фестиваль любит меня. Мне это очень нравится. Я никогда не рекламирую в Фейсбуке или вообще в принципе вещи, которые мне не нравятся. Я соглашаюсь только на те вещи, которые реально мне близки. При этом мне Сигет ничего не платит, я ничего не прошу от Сигета, мне нравится этот фестиваль, я его знаю, люблю и искренне соглашаюсь с ним. Цель организаторов заключается в том, наверное, что моя аудитория в Фейсбуке очень большая, и, будучи послом, я просто могу как-то упорядочить мои восхищенные посты и съемки отсюда.

Роккульт: Поговорим про преимущества фестиваля. Вы уже часть назвали, давайте тогда обобщим. Можете выделить 5 преимуществ Сигета, помимо ежегодного внушительного лайн-апа?

Михаил Козырев: Во-первых, конечно, это фестиваль, который абсолютно соответствует своему слогану, это Остров Свободы. Это прям реально свобода в полном и истинном понимании этого слова.

Во-вторых, Венгрия — это такой своеобразный остров в Европе, они говорят на языке, который никто не понимает, они шугаются любых иностранных вторжений. Им не нравятся никакие истории с эмиграцией и с беженцами, они такие, они же крестьяне, венгры. Но при этом, они раскрывают свои ворота и говорят: «Ребята, откуда бы вы ни были, кто бы вы ни были, приезжайте к нам. Вот это — офигенный праздник, мы его для вас устраиваем, и на этом празднике ведите себя как хотите, делайте что хотите, слушайте кого хотите, мы всё открываем для вас».

Я понимаю, что ещё это третий пункт: экономическая выгода для Венгрии, потому что, я думаю, главный фестиваль Европы под названием Гластонберри не приносит Англии такого масштаба доход, какой приносит Сигет для Венгрии. То есть, коммерчески, я думаю, что Сигет успешнее, чем Гластонберри в Англии. Это, конечно, нужно проверять статистику, но мне кажется, что это именно так.

Роккульт: Можно по поводу денег уточнить? Например, в этом году все билеты на Гластонберри были распроданы за полчаса, и это при том, что не было известного ни одного имени из лайн-апа, а у Сигета не всегда бывает солд аут. То есть, если бы Гластонберри не был коммерчески успешным, может они бы тогда просто продавали большее количество билетов?

Михаил Козырев: Гластонберри — это главный бренд фестивалей во всём мире. Все мечтают до него дорасти. Но я должен вам сказать, что, например, организаторы Лоллаполузы объявили в прошлом году фестиваль Desert Trip, Путешествие в Пустыню. Это было в сентябре, ровно год назад, в Калифорнии, не помню точно город. Это от побережья Лос-Анджелеса ты едешь вглубь страны пару часов. И я был на этом фестивале. Там был потрясающий лайн-ап. В первый вечер выступал Боб Дилан, после него — The Rolling Stones. Во второй вечер выступала группа The Who, после них — Пол МакКартни. В третий вечер выступал Нил Янг, и после него — Роджер Уотерс с программой Стены. Это, конечно, производило совершенное иное впечатление, чем Сигет. Добропочтенные американцы привозили туда свои стульчики, они доставали из гардероба все вещи времен 70-х годов. Женщины, прекрасные, с фенечками а-ля Дженис Джоплин, мужчины в ковбойских шляпах, запах травы, когда её курят 200 000 людей. Это было прекрасно. Но это одноразовая вещь, потому что ты замахиваешься на артистов, которые были популярны в 60-70-е, их не так много осталось в живых. Сигет живёт, поскольку они приглашают актуальных артистов.

То есть, то же шоу, открывающее фестиваль, выступление Pink. Понятно, что она не в туре по Европе. Это было специальное шоу, которое она наверняка делала в Америке не раз, но сейчас все было сделано специально для Будапешта, для Венгрии. Это было великолепным продакшн событием. В прошлом году я хотел попасть на Рианну, но не попал, и все мне сказали, что была полная херня. Но финал шоу Pink, когда они её подсоединили к этим тросам, она взлетела над пультовой башней и начала мотаться от одной колонки к другой, это было просто…

Я реально, будучи автором и архитектором фестивалей Maxidrom и Нашествие, понимаю, что значит вот такой трюк устроить. Один трюк, на одну песню, а какое количество людей задействовано. Мало того, что она может петь и при этом делать сальто мортале, дело не в этом. Какое количество людей за кулисами сосредоточено на том, чтобы её туда отвезти, сюда отвезти по воздуху. Это было невероятно круто. В этом плане, люди, которые делают это фестиваль, демонстрируют высочайшую степень профессионализма.

Роккульт: Сигет считается самым доступным фестивалем в Европе, однако не все местные жители могут себе позволить не только абонемент на 7 дней, но и однодневный билет. Как вы считаете, музыка должна быть более доступной?

Михаил Козырев: Это очень сложный вопрос. Я сегодня выезжал из отеля на очередной день фестиваля и разговаривал с барменшей, которая реально тоскует, потому что она не может сюда приехать. Но она работает. Хотя завтра, например, у нее выходной. Она сказала мне, что не может себе позволить билет на один день, это для нее слишком дорого. Для венгерки, для женщины, которая работает в хорошем отеле. Это неразрешимая проблема. Каждый организатор фестиваля не может делать фестивали абсолютной благотворительностью, не может делать это просто в своё удовольствие, им нужно как-то выживать. Цены определяют организаторы и определяют их, исходя из статуса туристов и местных жителей. У меня язык не повернется их упрекнуть в том, что что-то дорого, а что-то дешево. В каждой стране каждый организатор решает по-своему.

Роккульт: Какие отечетвенные музыканты могли бы выступить на Сигете?

Михаил Козырев: Есть прекрасная группа, которая называется Отава Ё, её продюсирует замечательный музыкант Лёша Румянцев, он в своё время сделал коллектив Иван Купала. Сейчас он продюсирует Отава Ё, и она, на мой взгляд, замечательная. Не надо идти ни на какое Евровидение, надо идти сюда и здесь выступать. Это из серии этники, которая перемешена с современными актуальными звуками. Инна Желанная — абсолютно выдающаяся артистка. У неё сейчас есть новая программа, и если бы я был продюсером Сигета, то я бы взял её сюда. И каких-нибудь сумасшедших прекрасных регги-артистов, типа Markscheider Kunst, патриархов питерского регги-направления. Ефрем, руководитель этой группы, абсолютно достоин того, чтобы здесь выступать. Но с другой стороны, я в прошлом году здесь смотрел Антона Беляева и Therr Maitz, в этом году я смотрел здесь прекрасных Brutto и ДахаБраха, это не Россия, но при этом, мои любимые коллективы. И это всё было очень достойно.

Роккульт: Пару лет назад Ленинград выступали на Главной сцене, а в это раз будут на Мировой. Не превратилось ли это в стереотип про Россию, балайки, медведей и Ленинград?

Михаил Козырев: Ленинград — это выдающееся социально-культурное явление. Это пропагандисты русского языка и русской музыки во всём мире, по крайней мере, в Европе. Я двумя руками за Ленинград. Я видел их в прошлом году здесь, на World Stage, в этом году я на них не попадаю, потому что мы раньше уезжаем. Всё, что делает Шнур, я думаю, ему ниспослано высшими силами, как бы он не матерился, и не пытался от этого отречься. Я думаю, что он гениальный маркетолог, и в этом его ключ к успеху.

Роккульт: Получается, в понимании европейцев Россия — это только Ленинград и всё? А как же остальной русский рок? Или его здесь не оценят?

Михаил Козырев: С учётом того, какое количество русских каждый год приезжает на Сигет, а это количество, как я понимаю, возрастает… Я в этом году встречаю здесь такое количество друзей из Украины, из Белоруссии, что мне кажется, можно спокойно приглашать сюда и Би-2, и Диану Арбенину, и Борис Борисовича Гребенщикова. Они здесь пройдут на ура. Не на основной сцене, а на World Music Stage или на Europe Stage. Моя душевная боль заключается в том, что я люблю несколько групп, которые родом из Белоруссии или Украины, и я их могу увидеть или встретить только здесь. Мы год от года встречаемся с Фаготом (вокалистом группы ТНМК), с Сережей Михалком, который Brutto, вот сейчас с Антоном Слепаковым, который И Друг Мой Грузовик. С ними я могу встретиться только здесь. Я так бы был счастлив устроить их концерты на своём канале Дождь. Я этого сделать не могу, потому что они сами не будут приезжать в Россию.

Роккульт: Семь дней для фестиваля — это много или мало?

Михаил Козырев: Пять — отлично, семь — я боюсь, что не выживу.

Роккульт: В кемпинге хоть раз жили?

Михаил Козырев: Нет.


Фото - Masha Mars

Роккульт: Хотели бы вы организовать свой собственный фестиваль именно в России, однодневный, или ежегодный?

Михаил Козырев: Моя история с фестивалями в России пока закончена. Я сделал Maxidrom, я сделал Нашествие. Они живут, и тот, и другой фестиваль, прекрасной жизнью. Я горжусь тем, что оба слова придумал я, что оба бренда создал я. Это меня греет, не приносит никаких доходов, потому что к сожалению, вся материальная составляющая была всегда на втором месте. Но я понимаю, с каким количеством проблем создание фестиваля сопряжено, и не хочу входить в эту реку дважды.

Роккульт: И вам достаточно того, что вы организовываете поездки в Европу?

Михаил Козырев: Да, это маленькое количество людей, и мы с удовольствием отрываемся.

Роккульт: Сейчас появилась тенденция, что в России наконец-то начали выступать музыканты, которые, казалось бы, никогда не приедут. U2, Aerosmith, Kiss и так далее. Как думаете, что должно случиться, чтобы приехали Radiohead?

Михаил Козырев: Ничего. Я думаю, что Том Йорк — это человек самодостаточный, верный своим собственным принципам, и я не представляю, что он приедет в Россию. Я только что был на его концерте в Манчестере, это было круто, но при этом, я не вижу его вообще принимающим решения о поездке в нашу страну. По-моему, он не согласен с нашей политикой, он не согласен с нашим отношением к природе, к экологическим ресурсам, а это для него важно. Поэтому долгие годы мы не увидим Radiohead вообще.

Роккульт: И напоследок, идеальный, по-вашему, лайн-ап?

Михаил Козырев: U2, U2, U2!