— Привет, Гейб, давай начнем с базы: кто ты и что можешь рассказать о себе?

— Не так легко представить себя в нескольких предложениях, но попробую. Я ретровейв-продюсер, диджей, байкер и фанат альтернативных жанров электронной музыки. Раньше увлекался фотографией, простенькими видеоиграми и интересовался пиротехникой, но не работаю ни в одной из данных областей. Люблю пушистых котят, но я обычно не говорю об этом, так как это не подходит моему образу «крутого парня».

— Мы никому не скажем о последнем факте. Какой первый шаг ты сделал в сочинении музыки? Ты долго экспериментировал со стилями в музыке, не так ли? Или ты с самого начала знал, что ты начнешь свой путь в жанре ретровейв и будешь развивать его?

— Я начал увлекаться электронной музыкой с детства и, в большей степени, меня вдохновили две вещи: Kraftwerk и музыка из DOOM. Первой реакцией по отношению к моей музыке был момент, когда я поставил CD на тусовке, — кто-то её выключил 30 секунд спустя, спросив «что это за дерьмо?» и выбросив диск из окна. После этого происшествия я оставил музыку и начал заниматься 3D-анимацией, видеоиграми, видеомонтажом и прочим. В дальнейшем я проводил почти все свое время у компьютера и, перед тем как я вернулся к музыке, потратил много лет на разные сторонние вещи.

Вернувшись в музыкальное русло, я начал писать электроиндастриал, чиптьюн, олдскул EBM, синтипоп, фьючерпоп, и все остальное, но никогда ничего не выпускал в итоге. Так было до тех пор, пока судьба не натолкнула меня на фильм Drive – с того момента я решил начать ретровейв-проект и выпустил несколько треков. В этом проекте не было серьёзности и надежд по поводу его дальнейшего будущего, из-за чего всё давалось намного легче. Может, это было к лучшему, ведь я тот еще перфекционист и всегда недоволен тому результату, что выходит из-под моего пера. В итоге этот проект был назван Lazerpunk.

— Как ты познакомился с жанром ретровейва? Фильмы начала 80-х были лишь началом, не так ли? Ну, или что-то типа того. Или же это началось с твоей первой драм-машины?

— Очевидно, что 80-е и ранние 90-е оказали на меня большой эффект, тогда была реальная золотая эра для кинематографа. Я безумно благодарен за то, что я вырос на таких фильмах как Терминатор, Чужие, Рембо и прочие. Мультфильмы были тоже отличные: Спайдермен, Бетмен, Трансформеры. Мне жалко современных детей. Вы видели современные мультфильмы? Я посмотрел 5 минут современной сериальной мультипликации и почувствовал, что мой мозг будто гниет.


Фото - Tamás Marsi 

— Давай поговорим о других музыкантах этого жанра. Есть ли какие-либо композиторы, которые тебе нравятся или даже вдохновляют тебя? Что ты думаешь о Perturbator или Death Grips?

— Конечно! Одним из них был Quixotic. Думаю, он был единственным, кто начал писать ретровейв в Венгрии до меня. Это очень профессиональный продюсер, но его стиль очень отличается от моего. Его музыка – проезжающая по пляжу Тестаросса в Майями, а моя – черный Ламборджини, едущий прямо в Ад. Но я тоже начинал с более легкого ретровейва. Затем у меня было шоу с Perturbator и Carpenter Brut, и тогда я решил пойти навстречу более брутальным, тёмным звучаниям. Кстати, Перт один из моих любимых музыкантов. Не только как музыкант, но и как человек. Я постоянно с ним общаюсь, особенно, когда он в Венгрии. Несмотря на его славу, популярность и молодой возраст, он реально дружелюбный, простой парень. Я также его спрашивал о Москве, чтобы знать, чего ожидать, и он сказал, что Москва – одно из его любимых мест для выступлений, так что я реально взволнован по поводу скорого шоу в России.

Не уверен, как описать Death Grips, но я точно их фанат. Они являются той группой, которую я хочу увидеть прежде чем чем умереть. Их поведение на сцене невероятно и этого же я хочу для Lazerpunk. Я хочу, чтоб наши шоу были незабываемым опытом, чтобы они имели сильную энергетику. Мы все ещё пытаемся понять, как делать наши шоу лучше, но нахождение лайв-драммера было основополагающим. Его креативность и опыт более 10 лет на метал-сцене многое добавили к шоу. Вы увидите это, он приезжает вместе со мной в Москву.

— Что насчет коллабов с другими музыкантами? Думаешь ли скоперироваться с кем-нибудь для нового релиза?

— Я не фанат коллабораций, больше являюсь волком-одиночкой. Предпочитаю работать один. Но еще как человек, любящий иерархию, могу работать как ведомый или как ведущий. От природы я лидер, но не против работать как исполнитель, если на то есть весомая причина, — я могу уважать и слушать человека, который ведет. Для тех, кто хоть как-то хочет услышать меня вместе с другими музыкантами — прямо сейчас я свожу ремикс-альбом моего последнего релиза Nightcrawler, который будет включать в себя ремиксы кучи других крутых музыкантов. Что насчет коллабов, мне хотелось бы записаться с Perturbator когда-нибудь, и он, кстати, весьма открыт по поводу этой идеи.


Фото - Tamás Marsi 

— Говоря о новых проектах. Можем ли мы ожидать от тебя новый релиз в ближайшем будущем?

— Я уже работаю над третьим альбомом, но он идет медленно, потому что он будет отличаться от всех других. Я отдаляюсь от ретровейв-звучания и иду навстречу брутальным мотивам. Третий альбом будет намного более мощным. Также я фокусируюсь на лайв-шоу. Я хочу написать реально сильные мелодии и буду удовлетворен только тогда, когда увижу слэмы на наших концертах. Вот на что я надеюсь.

— Слушая твой последний релиз, я думал о саундтреках к Doom. Ваша музыка отличается высоким уровнем безумия и близка к одержимости. Почему ты выбрал направление дарксинта?

— Потому что я злой человек. Я помню, каким злым был, когда был тинейджером. Тогда я становился совершенно безумным, когда смотрел как мы торопим события и пытался повернуть назад. Пытался убеждать людей. Сейчас же я всё больше и больше погружаюсь в нигилизм и не очень-то волнуюсь по вышеизложенному поводу. Меня уже не волнует, что хайтек-утопия никогда не наступит. Если мир закончит свое существование, общество развалится, и мы будем жить в постапокалиптических пустошах типа как в Безумном Максе и Фоллауте, это все равно устроит меня. Я адаптируюсь. И, кстати, до сих пор моими любимыми играми являются DOOM 1 и 2. Я иногда переигрываю в них. Особенно Brutal Doom. Это лучшее, что происходило с видеоиграми за последние 10 лет, я считаю.

— Это будет твое первое выступление в России? Какая была первая мысль, когда тебя пригласили в Москву?

— Да. Я никогда не был в Москве раньше, но я слышал много историй. В прошлом году мы принимали реальную крутую русскую группу IC3PEAK. Они многое рассказали нам об электросцене в России, и Perturbator также сказал, что Москва его любимое место для выступления, поэтому я реально надеялся, что мы когда-нибудь там сыграем. Я из бедной рабочей семьи, поэтому я и не думал, что смогу попасть в такое место как Москва, потому что путешествия обходятся дорого. Поэтому я благодарен сцене и поддержке. Благодаря им, я могу посетить такое место как Москву и надеюсь, что увижу еще много других городов в будущем.

— Какой твой любимый город? Можешь рассказать нам о своем лучшем и любимом выступлении?

— На данный момент я давал шоу только в Венгрии, и большинство из них были в Будапеште. Поэтому я не могу назвать свой любимый город для выступлений, и я вполне уверен, что Москва станет моей любимицей после шоу 17 июня. Мне очень любопытна российская ретровейв-сцена и русские люди в целом.

— Ты готовишь какие-то специальные штуки для выступления в Москве?

— О, да! Мы комбинируем реально жесткий сет. Мое желание – увидеть жесткий стейдждайвинг и мошпиты на нашем шоу и мы сделаем всё возможное, чтобы это случилось. Мы сыграем несколько новых треков, которые реально брутальны. Помимо этого мы собираемся привезти несколько жопоразрывающих визуалов и кучу энергии. И, может, немного мерча.

— Ретровейв-коммьюнити в России не очень большая, потому что жанр является достаточно специфичным для российского слуха. Что насчет Венгрии? Развивается ли рейв-культура? Кто твои любимые музыканты с венгерской цены? Мы считаем, что ты, Тот, являешься своеобразным лидером, хедлайнером венгерского ретровейв тренда. Что ты думаешь, являешь ли ты таковым?

— Несколько лет назад не было в Венгрии ретровейв сцены вообще. Затем чувак, которого зовут Энво (который сейчас является ретровейвным продюсером) пригласил меня в местный клуб, где он был диджеем. Тогда было мое первое лайв-шоу. Далее мы начали организовывать синтвейв-ивенты с ним и Гриндскейпом под названием Неонхуллам, которая переводится как Неон Вейв. Прошли годы, и из маленьких андерграундных клубов мы переехали в лучшие клубы Будапешта, и многие ретровейв-продюсеры проявились. Слушатели начали быстро появляться, поэтому к нынешнему времени я могу сказать, что у нас вполне живая ретровейв-сцена. Есть несколько крутых музыкантов и много людей, которые наслаждаются такой музыкой. Само это общество очень хорошее. Однажды я принес мерч на тусу, но не взял никого, кто бы его продавал или хотя бы следил за ним. Поэтому я просто оставил диски, постеры и стикеры на столе, и люди просто брали что хотели и оставляли деньги. В итоге все заплатили за стафф и никто не взял денег, которые оставили на столе. На том ивенте более 300 человек – это что-то! Также начнется очень крутой благотворительный проект, называющийся Hungarian Synthwave All stars — альбомная компиляция и я вместе с ними собираю деньги на благотворительность. Я очень горжусь тем, что являюсь частью этой сцены, и очень горжусь, что был одним из тех, кто запустил этот движ здесь, в Болгарии. Являясь лидером, я никогда не смотрел на себя со стороны других людей, но я знаю, что у них высокие ожидания. Что хорошо, потому что это мотивирует! Они смотрят на нас как на гонщиков и хотят, чтобы мы выиграли. Мы гордимся тем, что представляем венгерскую ретровейсцену на международном уровне, и мы не собираемся брать никаких пауз в ближайшее время. Несмотря на все препятствия, Lazerpunk чувствует себя хорошо, но это не удивительно, как так много людей рады нам и поддерживают нас. И мы не собираемся подвести или разочаровать их.