Ларс Ульрих


Фото - Twitter 

Лу Брутус: Это Metallica, Now That We’re Live, меня зовут Лу Брутус и я очень рад тому, что с нами Ларс Ульрих из Metallica. Ларс, как дела?

Ларс Ульрих: Хорошо, всегда рад тебя видеть, Лу. Спасибо, что позвал.

Лу Брутус: Круто, что тур начинает свою североамериканскую часть в Балтиморе. Расскажи, каково было играть в Hammerjack’s, великом клубе, много лет назад… Легендарное место, знаешь ли.

Ларс Ульрих: Да-да. После Вашингтона и Гамильтона мы вторглись в этот город. Было довольно мало места, чтобы впрячь четырёх лошадей в карету под названием Hammerjack’s.
Ride the Lightning… Подожди секунду… Ride the Lightning… Это было весной… (думает) 85-го, это был наш первый реальный тур по Америке, ну, знаешь, менеджмент, звукозаписывающие компании, лейблы, у нас были автобусы для тура, у нас была команда и всё такое, и мы обалдевали от постоянных выступлений, мы жили в сказке, нам было по 19, 20 лет.
Я многое не помню, но помню, что было очень весело. И каждая ночь была приключением, каждая ночь была возможностью воплотить в жизнь любую фантазию, всё, о чём ты мечтал многие годы, будучи несуразным чудаковатым непривилегированным тинейджером… И мы пресытились этим. В середине 80-х Hammerjack’s казался нам крупнейшей площадкой в мире, если ты понимаешь, что я имею в виду, и мы жили в сказке… Так что это были неплохие времена.

Лу Брутус: Давай запомним этот момент и перенесёмся к началу этого тура в Балтиморе. Расскажи о логистике, не только о музыкальном ядре, о членах группы, но и о взаимодействии со всей командой в этом невероятно масштабном деле, в этой чехарде из концертных площадок по всей стране.

Ларс Ульрих: Мы, конечно, были необычайно воодушевлены началом североамериканского тура здесь, в среду. Я полагаю, что если брать в расчёт всю Америку (как часть света – ред.), то это уже четвёртое шоу, потому что мы уже отыграли в марте три концерта в Мехико с теми же настройками… Разве что внесли совсем немного изменений, добавили пару модных примочек. В сущности эта сцена, простите, примерно как «двоюродный брат» тех площадок, на которых мы уже играли: AT&T в Сан-Франциско, где мы выступали на Super Bowl полтора года назад, или в Миннеаполисе, где мы открывали стадион New Vikings прошлым летом. Так что эта сцена из той же серии. Она не просто большая, она очень большая, она огромная. Впрочем, всё как надо. Но, я думаю, главное для нас это та крутизна от игры на стадионах или фестивалях под открытым небом, в парках, в полях… Или можно играть, как обычно, в закрытом помещении, но мы наконец-то покончили с этим. Над нами не будет крыши, и это реально клёво. Чувствуешь, как становишься более доступным, более близким к аудитории, и в этом есть особого рода вибрации… Все эти видеоэкраны, огни и всё такое позади нас и над нами, и это создаёт особый сорт вибраций.

Лу Брутус: Я задам следующий вопрос очень осторожно, чтобы не раскрыть какие-нибудь подробности раньше времени. Будут ли в новой программе некие элементы, которые поклонники Metallica раньше не видели?

Ларс Ульрих: Я специально пришел на шоу, чтобы сказать, что мы просто будем играть все наши лучшие песни. Но шутки в сторону! У нас будут огромные экраны, как обычно, и мы можем обещать кое-какие любопытные моменты, которые публика увидит уже в среду. Главное, приходите на шоу, и вы сами все увидите.

Лу Брутус: Я видел несколько ваших выступлений, и все они были по-своему прекрасными. Но я должен спросить кое-что. Мы уже говорили об этом до эфира. Как насчет сыграть в космосе? В не таком далеком будущем будет возможность отправить людей на Луну. Я знаю, что вы уже раздумываете над этим.

Ларс Ульрих: На самом деле в наш выходной между Балтимором и Филадельфией, когда нам будет нечем заняться, мы сядем и обсудим этот вопрос. Находясь в Сан-Франциско, городе, который является своего рода воротами в будущее, где такие вещи и планируются, я чувствую, что мы достаточно близки к выступлению в космосе. Люди только делают первые шаги к этому, так что пока говорить не о чем. Но заголовки «Metallica обещают сыграть в космосе» определенно могут появиться после такого расплывчатого ответа. Я не хочу сейчас давать какие-то надежды, однако скажу, что если вдруг такая возможность появится, мы будем первыми в списке желающих. Я думаю, за последние пару десятков лет мы показали, что в нас еще жив дух приключений, и мы будем рады продолжать делать невозможные вещи, просто следите за ходом событий.

Кирк Хамметт

Лу Брутус: Мне кажется, составлять сетлист для тура Metallica всегда было непросто, а на этот раз задача еще усложняется, ведь у вас появилось много новых песен, которые так хорошо принимает публика. Расскажи, как вы отбирали материал для выступлений?

Кирк Хамметт: Мы пытались сбалансировать старый материал новым и в то же время играть то, что нам кажется подходящим для того или иного шоу, города, в котором мы играем, или просто под наше настроение. Вот, собственно, три главных фактора: старые песни, новые песни и наше желание. Иногда случается, что поклонники или радиостанции просят нас сыграть ту или иную песню. Мы пытаемся каждый раз составлять разные сетлисты, чтобы так или иначе затрагивать весь каталог. Один день мы играем три песни из Ride The Lightning, на следующий – из Justice For All. Иногда Ларс вообще поднимает старые сетлисты и смотрит, что мы играли в каждом из городов в прошлый раз. Мы стараемся играть по крайней мере две-три новые песни на любом шоу, иногда по четыре. Но прямо сейчас мы считаем, что трех достаточно. Нам все время хочется добавлять больше и больше материала, а концерты-то длиннее не становятся. Поэтому мы и меняем сетлисты настолько часто, насколько возможно.

Лу Брутус: Расскажи о вашем выступлении в Антарктике, даже не столько о самом концерте, сколько о путешествии туда. Насколько я знаю, поездка не была похожа на круиз.

Кирк Хамметт: Да, знаете, нам очень повезло. Мы смогли долететь до определенного места, а остальную часть пути проплыть. А вот команде не так повезло, им пришлось добираться на корабле. Я видел фотографии, которые они сделали во время путешествия. В какой-то момент судно начало погружаться вниз, потом оно поднялось обратно с волной, и весь путь в целом был таким. Они провели в море два или три дня, у всех началась морская болезнь.

Лу Брутус: Вы путешествуете с таким шиком!

Кирк Хамметт: Именно! (смеется)

Лу Брутус: Продолжай, пожалуйста.

Кирк Хамметт:Так вот, мы пролетели часть пути, потом пересели на ледокол. Это, конечно, незабываемый опыт. Мы провели в дороге много времени, потом приехали на базу, где должны были играть. Нам надо было убедиться, что, уезжая, мы ничего после себя не оставили. Нужно было оставить все так же, как и было до нашего приезда. Если вас поймают за разбрасыванием мусора, курением или попыткой прихватить на память камень, вас просто отправят обратно на корабль до самого конца путешествия. Нужно относиться к природе с уважением. И это очень здорово. Мы выступали с ушными микрофонами, а не со стойками, а публика слушала нас через наушники. Без них, поклонники могли бы услышать только барабаны, мы ведь находились в специальной кабине. Нельзя было допустить схода лавины или напугать местных зверей. Это было незабываемое событие.

Лу Брутус: Спасибо за твое время, Кирк! Теперь я могу говорить всем, что лично знаком с человеком, потерявшим мобильный телефон в Антарктике. Правда, не уверен, что ты потерял его именно там, но я проверю.

Кирк Хамметт: (смеется) Да, звание человека, теряющего телефоны, теперь со мной навсегда.

Роберт Трухильо


Фото - Twitter 

Лу Брутус: Всегда приятно поболтать с Робертом Трухильо из Metallica. Как твои дела?

Роберт Трухильо: Прекрасно! А ты как. Лу?

Лу Брутус: Я в порядке. Так рад вас видеть. Скажи, меняются ли ваши чувства перед началом масштабного тура после стольких-то лет?

Роберт Трухильо: Пока что все кажется немного сюрреалистичным. Прошло достаточно времени, мы давно не выступали на стадионах в США, наверно лет десять, если не ошибаюсь. Мы в предвкушении и в то же время, как я уже говорил, всё кажется сюрреалистичным. Так интересно, что из этого получится. Мы уже опробовали новую программу в Мексике, в Латинской Америке, и теперь очень любопытно, как все пройдет в Штатах. Новизна программы – как раз это самое захватывающее.

Лу Брутус: Насколько сложно для вас ехать в такой продолжительный тур, играть на таких больших сценах? В последний раз я видел вас в Webster Hall в Нью-Йорке, это отличная площадка, но очень маленькая. Трудно ли выступать и устраивать яркие шоу, находясь в 50 ярдах от зрителей?

Роберт Трухильо: Мы пытаемся сохранять ощущение единения с залом. Наше шоу построено таким образом, чтобы публика могла чувствовать себя частью представления, и надеемся, им это понравится. Так интересно, как будут принимать наши новые песни. Всегда чувствуешь себя немного странно, боишься, что поклонники не будут в таком восторге от нового материала. Каждая группа ощущает себя по-разному в такой ситуации, но наша аудитория действительно хорошо принимает песни с Hardwired. Они пришлись очень к месту. Мы в восторге, потому что можем играть больше новых треков и бросать себе вызов. Обожаем бросать себе вызов, именно этим и занимались последние несколько лет. Я верю, что это делает нас лучше.

Лу Брутус:Ты затронул интересный момент, касающийся новой музыки. Прошло достаточно времени с момента выхода последнего альбома, он уже успел проникнуть в сердца слушателей, поклонники успели выучить новый материал. Меняет ли это отношение к вашим старым песням – Enter Sandman, Battery? У вас много нового материала, который можно исполнять, он очень сильный, его хорошо приняла публика.

Роберт Трухильо: Я думаю, эти песни люди всегда хотят услышать. Ни одно наше шоу не будет полноценным без Enter Sandman. Люди, конечно, разозлятся, если мы не будем играть ее. Я их прекрасно понимаю. Но при этом хочется сохранить баланс между старыми и новыми песнями, посмотреть, как последние композиции будут стоять в одном ряду с треками с Black Album, старым материалом. У Ларса хорошо получается проследить за этим, выбрать место и время для всех песен. Мне кажется, новинки хорошо сочетаются с нашим более ранним материалом. На новом альбоме есть что-то для каждого из наших поклонников, поэтому сетлист и получается таким гармоничным. Он очень энергичный, даже трэшовый, и это прекрасно.