Роккульт: Парни, слышал вам недавно стукнул год.

Тига (Тагир Абдулхаев – сигарбокс-гитара, вокал): Завтра будет год.

Роккульт: В один день с финалом Индюшат?! Вот это совпало!

Вилли: (Тимур Хафизоф — губная гармоника): Ага. Как будто по заказу. (все смеются)

Роккульт: Помню, примерно год же назад я наблюдал вас в Казани в одной пивной на Баумана, если не ошибаюсь, там было человек пять друзей и несколько посетителей. Звучали вы кайфово, но еще сыровато. Было мило, но я бы ни за что не предположил, что спустя совсем немного времени я буду ходить на вас в Москве и так тащиться. Колоссальный прорыв. Расскажите, как оно вообще так вышло?  Почему блюз, причем такой корневой? Откуда такие необычные инструменты. С чего, в общем, началась история Mojo Shuffle?

Тига: Все началось с того, что неожиданно для себя я открыл такой стиль, как дельта-блюз. Неожиданно, потому что обычно, когда вбиваешь в поисковике блюз, то всплывает что-то скучное, тягомотное, нецепляющее. Но потом нашел в Youtube древних исполнителей, таких как Skip James, Big Bill Broonzy и пропал на полтора-два месяца. Посмотрел  все, что есть и не по одному разу. Ну, и начал интересоваться подобными техниками игры и обнаружил такой инструмент, как сигарбокс-гитара. Вбил в поисковик и нашел одну на Авито, сделанную на Урале — ее и купил. Когда мне ее доставили, я ее сразу же воткнул и  сыграл что-то дельта-блюзовое. Звучало шикарно! Я сыграл одну песню, другую и стал играть везде, где только мог.

Сергей : (Сергей Голованов – чемодан, цепь) Удобненько, всегда собой.

Тига: Да-да, и как раз в этот момент Вилли вышел из своей депрессии (смеется). И сказал, что теперь он играет на губной гармошке. Мы решили попробовать, и получилось неожиданно хорошо (смеется). Все лето мы провели на даче, репетируя. Выглядело это так: обычно  мы брали несколько литров пивка, маленького коньяка.

Вилли: Все это выпивали. И потом еле-еле играли две-три песни. Выпивали как настоящие блюзмены. (Смеются). Но это сказывалось на нашем росте, поэтому мы однажды провели собрание из двух человек и решили больше не пить до репетиций. И то не с первого раза это получилось провести.

Тига: Да мы собрались так и решили, что надо сначала репетировать, а потом напиваться. Ну, или в процессе. (Смеются)

Роккульт: И где-то в этот момент появился чемодан?

Тига: Да, одна наша подруга привела в гости Серегу. У него в бумажном пакете была бутылка водки, и он прямо из горла ее пил. А потом нашел чемодан на даче.

Сергей : Да, я нашел шикарный старый чемодан на даче, на котором было удобно сидеть и играть. Он очень классно звучал. Я и до сих пор на нем играю.

Тига: Ну, а потом Серега начал его апгрейдить, вставил туда распорки, стал всякие штуки навешивать, что-то снимать, что-то укреплять. Так что в сентябре в прошлом году нас было трое: я, Вилли и Серега.

Роккульт: И с этого по большому счету и начинается ваша история?

Тига: Да. Бас-гитара изначально совсем не планировалась. Хотели звучать так аутентично совсем. Но когда пришли холода, наша репетиционная база переехала с дачи к Сереге, и там-то мы и встретились с Костей.

Костя (Константин Сладков – бас-гитара): Я был тогда соседом Сереги по квартире. Мы вместе снимали двушку на Островского.

Тига: Пару месяцев мы репетировали, а Костя периодически просто присутствовал на репетициях. Потом в какой-то момент рядом оказалась бас-гитара, мы и сказали ему: «Давай, не парь мозг уже! Подыгрывай». И, поскольку он уже два месяца все это слушал, то просто сходу все взял и сыграл. Было дико классно.

Костя: Я помню как парни охренели, когда я тогда сыграл, хотя и не на отлично, конечно, но сносно. Они открыли рты и сказали: «Вот это звуууук!»

Роккульт: Я примерно так же отреагировал, когда увидел ваше видео Just Fell My Love с авторской уже песней. И, по-моему, с тобой делился своими восторгами во Вконтакте.

Тига: Нам тогда вообще все говорили, и ты в том числе: “Возьмите басиста, круче же будет!”. Мы все отнекивались. Ну, а когда услышали, как это с нами сочетается, то все сразу все поняли.

Роккульт: Нынешний состав – он оптимальный?

Тига: Да, думаю пока вообще никого дополнительно не надо. Теми силами, что у нас есть и так до фига сколько всего можно сделать. Это потом уже будет кордебалет, эквилибристы, танцы-шмансы (все смеются)

Роккульт: Ребята, я знаю, что почти все вы так или иначе в музыке варитесь давно, но каждый играл что-то совсем отличное от того, что исполняете сейчас…

Тига: У меня была группа. Мы играли ню-метал, когда это было модно. Все в комбезах, в масках, гитара на уровне пола. Потом был грайндкор лютый. А затем я переехал работать в Москву, и с музыкой у меня на несколько лет заглохло. В какой-то момент я осознал, что надо чем-то заниматься кроме работы. Время уходит же. И кроме музыки иных отдушин не видел. Так что я продал мою японскую гитару Ibanez, предназначенную для экстремальных видов музыки, и купил американский Gibson. Ну, а дальше – уже история.

Костя: У меня в школе и студенчестве была группа Упаковка саморезов. Мы играли поп-панк, причем достаточно сносный. Нас немного знали в России. Я там играл на барабанах, причем только на барабанах. После того, как мы распались, я пассивно занимаюсь еще двумя сольными проектами: мелодичный поп-панк, где я сам записываю все инструменты, и мелодичный же хардкор, где я тоже все делаю сам. Ну, еще и под акустику пою немного.

Сергей: Я сам из Рязани. Был проект, что-то между русской рок-музыкой группами типа Overkill. Я тогда как Тига, тоже прыгал с гитарой, об пол ее бил, об комбик. И с микрофоном тоже прыгал. Дичь всякую творили, в общем (Смеются). Один из тех с кем я играл, мог, например, съесть живую курицу во время концерта.

Роккульт: Настоящую живую курицу?

Сергей: Да, настоящую. Прям откусил голову и сжевал ее.

Роккульт: Мерзость какая! Оззи бы понравилось! ( все смеются)

Серега: Ну, а потом занимался электронной музыкой. И как раз тогда первый раз приехал в Казань. Я стоял за вертушками. У нас был тур от Киева до Екатеринбурга. Вернулся в Рязань, занимался этим серьезнее, но через год мне все это надоело. А потом уже я переехал в Казань. И еще спустя какое-то время очень удачно заехал к ребятам на дачу с бутылкой водки.


Роккульт: Один Вилли, значит, у нас самородок. Сам освоил гармошку, которая помогла ему из депрессии выйти.

Вилли: Меня всегда было желание на чем-то играть. Но это все баловство было, несерьезно. Пробовал на укулеле как-то. Но потерял ее в Крыму. Но зато с гармоникой все сложилось хорошо.

Роккульт: Поговорим об Индюшатах. Как вы вообще туда попали?

Тига: Я отправил туда заявку. Алена, подруга наша, отправила тоже. Я еще раз отправил, Шеремет (менеджер – прим.). И когда уже объявили участников четвертого из полуфинала, то мы уже даже не особо ожидали. Но за два дня до полуфинала Шеремету  пришло сообщение, что мы выступаем в Летчике.

Антон Шеремет (менеджер): Да я даже не поверил сначала. Написал в ответ: «Это что, прикол такой? Шутка?» Мне пишут: «Нет-нет. Все серьезно. Вы прошли. Приедете?» Бл.., конечно приедем. Какие могут быть варианты. Ну, и приехали, собственно.

Роккульт: Я был на том выступлении. Вы однозначно всех убрали. Это признали абсолютно все. Ожидали такого эффекта?

Антон: Мы не сомневались и сейчас не сомневаемся, что мы крутые. Но все ж ожидали услышать критику. Поскольку жюри просто в пух и прах разнесло коллективы, выступавшие до нас, мы ожидали, что и по нам пройдутся. Но в итоге, единственное, что о нас сказали критичного так это, то, что гармонист мог бы поактивнее двигаться. Ну, и советовали на русском песни писать. И даже на татарском.

Тига: Да каждый второй спрашивал: «Раз вы из Казани, почему на татарском не поете?». А у нас уже лет пять есть песня Зенгер кеше — Синий человек. Мы когда напивались, всегда ее пели. Вот и переложили её на наш манер. Получилось очень смешно.

Роккульт: А как у вас изнутри все устроено в плане организации, работы над материалом. Демократия или диктатура?

Тига: Поначалу все сочинял я. Но уже давно все полностью участвуют в создании песен. Любой может  предложить какую-то тему, и мы ее развиваем. Потом уже все  вместе доводят аранжировку, чтобы она вкусно звучала, цепляюще. У нас ведь все уже относительно опытные музыканты.


Роккульт: Возвращаясь к Индюшатам, насколько для вас принципиально победить? Сильно расстроитесь, если не займете призовое место?

Тига: Для нас, прежде всего, было важно пройти в финал.

Антон: Мы уже многое взяли от фестиваля в плане контактов, нетворкинга, рекомендаций. Главное – поверили в себя. Потому что до этого все же была некая неуверенность.

Тига: Одно дела играть для друзей, а другое дело в Москве, в таком легендарном месте. Да еще и раскачали всех.

Роккульт: Откуда у вас, татарских парней, такое чувство этой музыки? Вы очень драйвовые, слушая вас, голова непроизвольно качается в такт, а нога отбивает ритм. Такой вот первобытный что ли драйв. У модных сейчас групп кач совсем другого плана.

Тига: А это как раз и есть Mojo Shuffle. Вообще белая музыка от черной отличается тем, что черная искренняя, такая вся на вайбе, а белая — более прямолинейная. Во всей танцевальной музыке есть прямой ритм – 120 ударов в минуту. Но голова у тебя трястись начинает, поскольку такая физиология этой музыки. Но если есть грув, то неважно, какой ритм, быстрый ли, медленный — тебе захочется плясать и ножкой в такт отбивать. У нас этот грув, однозначно, имеется. Откуда — я не знаю. Душу дьяволу на перекрестке мы не продавали (смеется).

Антон: Вот даже сегодня мы играли на фермерском фестивале в Усадьбе Архангельское. Семейное мероприятие с кучей детей. И все достали телефоны, стали фоткать ребят. Чемодан всех повеселил. Подходили зрители и говорили, что как будто всех перенесли в Новый Орлеан и вообще на американский юг. Подходили, респектовали. Ну, и дети плясали в охотку.

Роккульт: Не могу еще раз не спросить отдельно про чемодан. Вы, похоже, единственная группа, использующая такой необычный инструмент?

Антон: Похоже, да. Мы других точно не знаем.

Роккульт: Серега, сколько у тебя таких чемоданов?

Сергей: Два. Один, тот самый с дачи, а второй — с другой дачи.

Вилли: Мы уже подумываем, чтоб заказать кофр для чемодана. Такой вот чемодан для чемодана. Поскольку трется, изнашивается. А там же распорки внутри.

Роккульт: Правильно ли я понимаю, вы с собой на гастроли возите просто пустой чемодан? Не бывает ли конфузов при досмотре?

Сергей: Да, вчера служба охраны на вокзале немного прифигела, когда увидела в рентгене что он пустой (все смеются и пару минут наперебой обсуждают этот случай).

Антон: Да и правда, считай, Серега – первый чемоданист в истории рока (все смеются). Самое забавное, как реагируют звукорежиссеры, когда спрашивают, где у нас ударные. Мы им: «Вот чемодан. Это и есть ударные. Нам на него четыре микрофона надо выделить, пожалуйста». Они такие: «Че? Вы ох..ли, какой чемодан?!». Но потом в процессе меняют свое мнение. Поскольку в маленьких клубах, типа Джао Да, ударные звучат очень громко, а чемодан в самый раз. Так что теперь звукачи нас любят. Но и на больших площадках  при хорошем звуке чемодан способен раскачать толпу. Сегодня в Архангельском так и было.

Роккульт: Вы начинали с кавер-версий таких динозавров блюза, как Skip James, Robert Johnson, но потом стали сочинять свои песни. Как произошел этот переход?

Тига: Основную тему первой нашей песни Train Done Gone придумал Вилли, когда мы жили на даче.

Вилли: Мы шли вдоль железнодорожных путей. Стоял там столб, а на нем — мегафон. Если нажать на кнопку, то можно вещать прям очень громко. Где-то на километр. Там-то я и проиграл эту тему. И там с небольшой задержкой все это разнеслось по татарским полям.

Тига: Мы играли стандарты, но пришло понимание, что если не хочешь быт обычной кавер-группой, а хочешь собирать большие площадки, то надо играть свой материал.

Серега: Вот заметьте, парни, что когда люди говорят о Mojo Shuffle, то отмечают, что мало песен пока и клипов, то про Just Feel My Love все  говорят с уважением. И Костя так удачно влился. А ведь помните, мы же ее сразу практически сделали. Мы просто тогда поймали раж, волну, и сейчас по ней гребем. Правда Костя потом уехал в Штаты. И мы репетировали каждый день. И когда он вернулся, вот считай волна эта и пошла. Мы сыгрались, и сейчас песни как-то ну если не сами собой рождаются, то как-то этот процесс происходит естественно

Тига: Наши песни в итоге получаются не совсем уже чисто блюзовые, а такой блюз-рок. Надо же что-то от себя нести этому миру. И когда твои песни не похожи на остальных, это дико вставляет.

Антон: Да и наши треки прокачивают на концертах больше чем общепринятая классика.

Роккульт: Вы только на английском пишете?

Тига: Ну, практически. Своих песен у нас пока семь, из которых одна на русском и одна — на татарском. Причем песни очень разные. И есть на одном аккорде простенькие, а есть и сложные по структуре вещи. Есть и реальные боевики, есть и баллады. В основном, на английском, да. Просто дело такое, что когда ты пишешь на русском языке, то воспринимаешь, все же больше текст, чем музыку. Такая у нас традиция. А когда на английском, то как раз музыку слышишь лучше, даже если языком владеешь. Но на русском мы, может, и будем еще писать.

Роккульт: Ну, что парни, славно поболтали. Спасибо. Скажите напоследок, чего от вас ждать в ближайшее время? Каких релизов? Приедете еще в Москву?

Антон: Завтра реферный достаточно день. Многое от него зависит. Но, тем не менее  шаги у нас будут стандартные. Осенью будем писаться и в Москву точно в октябре-ноябре приедем. Так что следите за афишей. Но задача максимум – уволить парней с основных работ. И полностью посвятить себя группе. И зарабатывать этим деньги

Тига: Записи нужны и будут в любом случае. Хотим и клип на Train Done Gone. Но это уже совсем другой уровень, чем мы сейчас думаем. Но подвижки есть, и скоро все будет. Следите за новостями.

 

(Группа Mojo Shuffle вошла в число лауреатов фестиваля «Индюшата-2017», победив в номинации «Лучшее шоу»)