Rock Cult: Что вдохновляет Napalm Death сегодня?

Барни Гринуэй: Из последнего, что меня вдохновляет, — это политическая ситуация в мире. Европа нынче вообще представляет собой весьма странное место! Парламент Евросоюза, надо признать, причастен к положительным изменениям, но вот это их наплевательское отношение в сторону Греции – я не был в восторге, когда видел голодающих греков. Страны Евросоюза заявляют, что являются сторонниками гуманизма, но это же совсем не гуманизм! И при этом, я считаю, что Brexit – это идиотизм. Просто нонсенс! Я не учитываю национальности, я говорю о дружественном существовании вместе с другими людьми. Люди должны быть вместе настолько, насколько возможно, забыть границы, национальности и этническую принадлежность. А Европа сейчас занимается разобщением людей, так как там подняли голову националисты и правые радикалы. Вот в этом проблема: как только люди перестают быть единым целым, появляется очередной Гитлер или Франко. И я прошу меня правильно понять, я не впадаю в категоричность и не заявляю, что «вся Европа прогнила», но мне не нравятся европейские настроения сегодня. Эти настроения весьма показательны, хотел бы я знать, во что они выльются. В некоторых странах постсоветского пространства в восточной Европе правые настроения наблюдаются уже довольно давно. И это пугает меня, потому что в истории однажды такое уже произошло. Гитлер поступил очень сообразительно – натравил одну часть народа на другую. Я боюсь повторения такого рода сценария, и не только в Европе, такое может случится где угодно.

Rock Cult: Нам известно, что вы большой фанат группы Swans. Чем вам так нравится эта группа?

Барни Гринуэй: Swans одна из тех групп, которая очень сильно повлияла на развитие Napalm Death, хотя нашим фанатам это может показаться неочевидным. Если вы послушаете наши самые ранние записи, то услышите там просто прямое их копирование! Помимо Swans было много других групп, которые восхищали нас таким же ядрёным нойз-роком. Мы открыли для себя абсолютно новые измерения, можно сказать.

Rock Cult: При этом Swans объявили о распаде и последнем туре в этом году. А что может заставить Napalm Death прекратить свою деятельность?

Барни Гринуэй: То же самое, что и Майкла Джиру. Когда мы почувствуем, что мы не получаем от нашей работы удовольствия, то мы прекратим выступления. Это нормально и случается сплошь и рядом. Если мы не сможем в очередной раз бросить себе вызов на сочинение альбома, то на это надо будет обратить внимание. Я не хочу отдавать себя на пятьдесят процентов, я хочу отдавать полностью! Любой человек должен испытывать страсть к тому, что делает, в противном случае, его работа не имеет никакого смысла. Если ты не получаешь никакого удовлетворения от того, что делаешь на сцене, и не важно, в каком жанре ты играешь, то выход один – сиди дома! Не обманывай себя и других людей, которые, к тому же, платят тебе деньги.

Rock Cult: Не секрет, что вы также вдохновляетесь панк-роком. Какой аспект панка вас привлекает больше всего?

Барни Гринуэй: Мы играем фантастически жестокую музыку, знаете ли. Но посредством всего этого мы взываем к человечности и любви. Мы играем музыку о любви, грубо говоря, но порой она просто выражается жестоко. А панк-рок невероятно многосторонний, и там не все согласны друг с другом. Ты просто выкладываешь свои идеи и смело о них заявляешь, а тебя слушают. Я, например, никого не могу заставить следовать моим заветам, однако, то, что я говорю – это именно то, что я хочу вам сказать. И я не жалею о том, что сказал, ни капли. Будьте людьми! Перестаньте ненавидеть друг друга по навязанным вам стереотипам!

Rock Cult: Кто придумал термин «grindcore», и что он обозначает?

Барни Гринуэй: Этот термин придумал наш бывший барабанщик Микки. Он сравнил наш звук с мясорубкой (grind — перемалывать), потому что наша музыка звучала так, как будто что-то раскрошено и размолото. Это добавляло своеобразное настроение и относилось как к медленной, так и к быстрой музыке, однозначного значения нет. Главное, чтоб звучало как тотальное крошилово. Но я считаю, что этот термин может быть применим не только к нашей музыке, но и вообще к любой другой.

Rock Cult: А как вы охарактеризуете стиль музыки Napalm Death до введения этого термина?

Барни Гринуэй: В ранние дни Napalm Death играл некую помесь между краст-панком и Jesus And Mary Chain. Пост-панк на нас очень сильно повлиял. Как бы к нему кто не относился, порой мы слышали там нечто настолько тёмное, что не можем повторить до сих пор. Взять хотя бы Joy Division – обожаю их – очень интересный звук и оригинальные песни. Никто не смог изложить такие темные мысли ни до, ни после Иана Кёртиса. Но я также испытываю к нему сочувствие, потому что он не мог контролировать свой разум, который, в конце концов, его убил. Любой может быть подвержен такого рода несчастью, и сегодя я чувствую,что не стал отворачиваться от таких людей. Потому что это противоречит идее гуманности и человеческого сострадания.

Rock Cult: Как вы считаете, существуют ли такие ситуации, когда насилие является единственным выходом?

Барни Гринуэй: Ситуации говорят сами за себя, и некоторые из них можно направить в мирное русло. Это не всегда просто, но надо пытаться! Зачем продолжать порочный круг насилия? Люди сталкиваются и уничтожают друг друга, потом идут домой, потом возвращаются и снова уничтожают друг друга, потом снова идут домой, а потом снова идут на улицы и убивают друг друга. Зачем!? Надеюсь, что когда-нибудь люди поймут, что значит быть людьми, и им перестанут промывать мозги. Если мы хотим развиваться, то нам давно пора перестать беспричинно принимать за угрозу тех, о ком мы ничего не знаем. И давно пора перестать обращаться к насильственным мерам как к решению проблем, ведь насилие ничего не исправит.
НО! Если мне будет противостоять реальная угроза, то я буду защищать себя. Я не буду атаковать первым, но и в обиду себя не дам. Не хочу опять вспоминать случай, о котором говорили долгое время, но в 1991-м году у нас был конфликт с группой Коррозия Металла. Я просто спросил вокалиста, почему они заигрывают с нацистской эстетикой, на что он моментально начал проявлять в мою сторону агрессию. И у нас не осталось другого выхода, кроме как преподать ему и его дружкам урок. И я не испытываю гордость по этому поводу, ничего хорошего из этого не вышло. Нам необходимо было защищаться, потому что они были неадекватные, но радости от победы я не испытал. Я не хочу ни на каком уровне продолжать порочный круг насилия.

Rock Cult: На недавних видео мартовских концертов Napalm Death на Youtube заметно, что в составе нет не только Митча, но и Шейна Эмбери. Что случилось, с ними всё в порядке?

Барни Гринуэй: Митч давно не играет с нами, потому что ему пришлось вернуться в США. Я бы не хотел разглашать тайны его личной жизни, но так уж у него сложились обстоятельства. Мы не знаем, вернётся ли он в наши ряды, или нет, будущее покажет. С Шейном всё хорошо. Он не играл с нами в марте только из-за того, что у его второй группы Brujeria были запланированы концерты в Южной Америке, и нам внезапно предложили пять концертов. Мы не хотели отказываться и попросили Джеспера из Nasum помочь. Но сейчас Шейн приехал из тура и будет играть с нами на московских концертах, не волнуйтесь.

Rock Cult: Как известно, Napalm Death был создан людьми, ни один из которых в группе сейчас не играет. Что вы можете сказать об оригинальном составе Napalm Death, вы с ними общаетесь? Чем они теперь занимаются?

Барни Гринуэй: Ник Боллан наш добрый друг, он до сих пор занимается музыкой и диджеит. Майлз Рат – не знаю, что с ним случилось, давно его не видел. Говорят, что он больше не занимается музыкой и открыл класс йоги. Я часто вижу Джастина Броадрика во время наших совместных выступлений с Godflesh. Мы все в хороших отношениях и стараемся поддерживать общение.

Rock Cult: Какая группа вам кажется наиболее важной для рок-н-ролла с исторической точки зрения?

Барни Гринуэй: Ну, первая группа, которая показала мне экстремальные возможности рок-н-ролла – Motorhead. Отправная точка, музыка, которая сошла с рельс! Когда мне было 6-7 лет, я был бешеным фанатом Motorhead. А Лемми всегда был приветлив и мил, как вы все знаете. И я не припомню другого подобного артиста, который бы с таким интересом общался со своими поклонниками.

Rock Cult: Чем вы планируете заняться по приезду в Россию до выступлений?

Барни Гринуэй: Я очень интересуюсь советской историей и не упускаю возможности изучать её. Я был в бункере Сталина в Самаре и был изумлён простотой и надёжностью. Если бы смотрел на него снаружи, то ни за что бы не решил, что это бункер Сталина. Так что, если мне позволит время, то я обязательно постараюсь наглядно изучить историю вашей страны.

Rock Cult: Обязательно ли для того, чтобы петь панк-рок, необходимо затрагивать политические темы?

Барни Гринуэй: Нет, пойте то, что хотите. Вам никто не вправе указывать, что петь и как, кроме вас. Не так уж и мало в истории рока было великих групп, которые не обезьянничали, заигрывая с политикой. Панк-рок о свободе мысли, а о какой свободе мысли может идти речь, если нечто обязывает быть политически активным? В музыке не должно и не может быть навязанных правил, указывающих, как и чему соответствовать. Я люблю и политически-активные группы, и тех музыкантов, которые не пели о протестах и прочем. Как я всегда говорил: Музыка – открытая книга. И всё, конец истории.

10 фактов о Napalm Death

16 апреля в клубе Volta состоится концерт британских грайндкорщиков Napalm Death. В преддверии долгожданного концерта мы подготовили для вас 10...
В этом материале:
       05.04.2017     11:30    1 451