В конце ноября 1997 года фирма грамзаписи «Фили» выпустила новый альбом «Четырёх тараканов». В основу названия их пластинки легла известная цитата из фильма: «Украл? Выпил?! В тюрьму!!!». Альбом содержит 15 бодрых панк-песен, из которых Дурная башка и Непогода— радиохиты! О своих достижениях и потерях, а также грядущем совместном концерте с The Exploited рассказывает лидер теперь уже Тараканов! Дима «Сид» Спирин.

Дмитрий Спирин: В связи с недавним переменами в составе после записи альбома, в связи с тем, что нам пришлось расстаться с коренным родоначальником группы, барабанщиком Денисом Рубановым, группа, ранее известная как Четыре таракана, несколько видоизменила своё название и в дальнейшем будет выступать на концертах, фигурировать в прессе и на радио, выпускать свои альбомы под именем Тараканы! с восклицательным знаком на конце. Соответственно, на смену Денису Рубанову и Максиму Беляеву пришли ударник Костян Дементьев и гитарист Саша.

Как так получилось?

Спирин: Это был некий компромисс, на который нам пришлось пойти после долгих и очень неприятных переговоров с нашим бывшим барабанщиком. Нам-то хотелось музыку делать, а ему — быть рок-звездой. Вот его позиция: группа, в которой я не играю, не может называться Четыре таракана. Хотя никаких прав на это естественно он не имел. Однако мы не хотели его кидать и обижать, поэтому предлагали ему разные варианты мирного расхода, но он не принял ни один из них.


Фото - Иван Балашов

Поговорим об альбоме. Вы остались довольны конечным результатом?

Спирин: В принципе, да. После того, как мы его записали, из группы за профнепригодность были уволены два человека. А из тех двоих, что остались, один отказывается участвовать в промоутерских акциях, ходить на радио, где он представляется. Ему стыдно.

Почему тебе не стыдно?

Спирин: Я подхожу к вещам, которые происходят, могли бы происходить или будут происходить чуть более реально. Мне кажется, там записано так, как мы могли записать, и лучше не получилось бы всё равно. Поэтому что сделано, то сделано. А кроме того, там есть абсолютно однозначно несколько крутых моментов. И подтверждение того — то, что он хорошо пошёл. Он действительно нормально продаётся: за первую неделю продажи уже разошлось 3,5 тыс. кассет.

Это материал какого года?

Спирин: Мы переиграли песню 91-го года Крыса. Первая вещь Вино на пиво была сочинена за два года до записи альбома. А последняя, Do You Wanna Be Punk? — за месяц. Поэтому временной спектр — почти два года.


Фото - Мария Поспелова

Альбом рождался в муках?

Спирин: С того момента, как для него были сочинены первые песни и до того момента, как мы сели его писать, сменилось несколько музыкантов. Сроки записи всё время откладывались из-за того, что приходилось репетировать с новыми артистами и постоянно доводить альбом как бы до уровня готовности. А сама запись… нет, не в особых мучениях. Мы ночные люди, и ночные смены на студии в «Добролёте» нам вполне подходили. Ночью пишемся, днем спим — значит, не расслабляемся, не выпиваем, в итоге всё хорошо.

Из каких соображений вы делаете каверы популярных советских песен?

Спирин: Сама идея кавер-версий нам близка. Вопрос второй: что за материал для этого брать. В основном, люди берут какое-то классическое рок-наследие или там диско. Допустим, кавер No Woman No Cry Боба Марли делали тысячи человек. Поэтому это не интересно. Нам же очень нравятся многие произведения искусства, созданные в советский период.

Оказалось, что музыке, называемой советской песенной культурой конца 70-х — начала 80-х, действительно есть такие номера, которые не могли бы, например, войти в репертуар «Дубов-колдунов» (кавер-группа состоявшая из участников ДДТ, «Алисы» и НЭП, исполнявшая хард-рок версии песен советских ВИА) или в сборник «Старые песни о главном» (новогодний телепроект Первого канала, в котором известные артисты перепевали хиты советской эстрады). Вещи, внутри которых уже есть рокешная ритмика; там уже всё понятно, как из этого можно сделать крутой панк-рок. А самая главная причина, по которой мы делаем кавер-версии — душилово сочинительское: блин, как жалко, что не я это сочинил. Настолько крутая песня, что чёрт побери. Собираемся делать секретовскую Моя любовь на пятом этаже.

Каким образом раскручивать стали именно Непогоду и Дурную башку?

Спирин: Когда фирма грамзаписи подписывает на бюджет новую для неё группу, у неё возникают сомнения и маленькая неуверенность. Люди пытаются заранее как-то подстраховаться. Поэтому, когда только велись переговоры о записи этой пластинки для «Филей», с их стороны звучало личное предложение: неплохо было бы пару каверков. А мы их уже делали. И принцип продвижения была таков: лучше сначала раскрутить кавер-версию, т.е. песню, которую и так все знают, в новой обработке. Когда же пластинку услышали целиком на радио MAXIMUM, их программный директор, Козырев, непонятно почему выбрал Дурную башку. Это один из лучших номеров.


Фото - Иван Балашов

31 января и 1 февраля — концерты The Exploited, в которых также примут участие НАИВ, Король и Шут и Четыре таракана. Не испытываете вы какого-то страха, волнения перед этим мероприятием?

Спирин: Пожалуй, нет. Потому что ничего страшного произойти не может. Нас никто не убьёт. И как бы облажаться мы тоже не боимся теперь, т.к. много репетируем. Мы знаем, чего мы стоим. Другое дело, что The Exploited — немножечко другая школа в панк-музыке. Но придут на самом деле все, и наша публика тоже. Все иностранные ансамбли, с которыми нам приходилось играть, Toy Dolls, The Stranglers и теперь уже скоро The Exploited — это то, о чём мы раньше даже не имели возможности мечтать. Ради этого и стоит вообще бомбить.

Вопросы: Надежда Кашликова

Опубликовано в журнале Fuzz, №1/2 (1998 г.)