Rock Cult: Нам стало известно, что вы посол доброй воли организации ЮНИСЕФ. Это правда?

Юрки: Да, вот уже 12-й год. Я вообще очень рад, что, помимо рок-н-ролла, могу сделать что-то хорошее. Почему нет, если я могу сделать этот мир лучше? Я даже был на собрании ЮНИСЕФ в прошлом месяце, чтобы знать, чем они занимаются в текущий момент. Для них я всегда свободен.

Rock Cult: А что предполагает ваша работа?

Юрки: Я ей занимаюсь прямо в этот самый момент в этом интервью, рассказывая вам о ЮНИСЕФ, если вы о нём ещё не слышали. Надеюсь, что как можно больше людей таким образом узнают о ЮНИСЕФ и о её целях – помогать детям. Дети невинны и беззащитны, они наше будущее, они не могут выбирать обстоятельства, в которых хотели бы родиться. Образование – прямой путь, чтобы сделать этот мир лучше. ЮНИСЕФ принимает все меры, чтобы всем детям было доступно образование, особенно девочкам. Это наш ключ к прогрессу. Я был, например, в Африке. Дети, получившие там образование, хорошо знают, что природу нужно беречь. Вот так путём образования ЮНИСЕФ не только дарит детям будущее, но и сохраняет окружающий мир и делает его лучше в целом.

Rock Cult: Фанаты долго обсуждали вашу фотографию с одним из участников Nightwish. Стоит ли им ждать от вас двоих ещё чего-нибудь совместного?

Юрки: Вы про мой Instagram? Я просто был в аэропорту в Лондоне и встретил Туомаса. Мы много общались с Nightwish и много с ними выступали, но никогда не фотографировались. Я Туомасу предложил сделать для поклонников фото, он согласился, вот и всё.

Rock Cult: Готик-рок первоначально представляла группа Joy Division, породив целое поколение готичных групп типа Cure и Siouxsie and the Banshees. После них готик-рок переродился в то, что играли Type O Negative и Danzig. Теперь готику представляете вы, как вы видите готик-рок сегодня?

Юрки: Я увлёкся готик-роком в начале 80-х, а это было неспокойное время холодной войны и ядерной угрозы. Человечество могло быть стёрто с лица земли, а это весьма мрачно. Это отразилось на музыке и моде, все стали одеваться в черное и делать темный макияж. Те группы, что вы назвали, довольно хорошо передавали эту тьму и смуту в своей музыке. Мне всё это очень нравилось, особенно то, что смерть преподносилась в весьма романтическом ключе. Кладбища изображались как загадочные и романтичные места, а не как печальные и тленные. Я любил туда похаживать, будучи подростком, особенно, чтобы продемонстрировать своё бесстрашие перед смертью. Сейчас я на кладбища особенно не хожу, но я видел почти все готические церкви в мире. Так что сегодня меня эти атрибуты готики не интересуют. К сожалению, никто сегодня такую музыку больше не делает. В 90-х появились Type O Negative, практически вместе с ними Marilyn Manson и через пару лет HIM. Вот эти три группы принесли новизну в готик-рок, и больше с жанром ничего не происходило. The 69 Eyes это готик и глэм-рок, мы вообще, можно сказать, рок-н-ролл играем. Я иногда использую типичные готические элементы. Про нас говорят, что мы коммерциализировали готик-рок, с чем я согласен. Нас столько крутили по радио и ТВ, что я этому не удивлен. Мне весьма претит возводить это в категории, но ни одной порядочной готик-рок группы я сегодня не наблюдаю. Хотя, есть одна турецкая группа, называется She Passed Away. Вот это последний существенный представитель готик-рока на сегодняшний день.

Rock Cult: Но на вашей группе совершенно явно сказалось творчество группы Misfits…

Юрки: Ох, Гленн Данциг — это человек, чье творчество я безмерно уважаю. Я ровняюсь на него и очень рад, что он до сих пор выпускает альбомы. Когда говорят о Misfits, то сразу вспоминается логотип, обложки и прочие визуальные элементы. Я бы даже сказал, что теперь это объекты американского наследия – череп, логотип, обложка Bullet, фантастика. Удивительно, как Гленн смог продолжить свою карьеру дальше, не изменив себе. Я видел Danzig этой весной на его фестивале в Калифорнии, они богоподобны. Я уже задумываюсь над тем, что бы посетить реюнион-шоу в Лос-Анджелесе в декабре. И их авторитет только растёт, сегодня все знают эти великие хиты, которые сделали Misfits неотъемлемой частью мира рок-музыки. Долгое время состав претерпевал чудовищные изменения, но это наследие воплоти. А теперь, когда они воссоединились – это сказка. Данциг не идёт на компромиссы, он делает то, что хочет, это чудесно. Вот Skeletons – как же он далёк от коммерции и как же он хорош! Конечно, кто-то будет ныть, что это уже не то, что было раньше, но мне это до фонаря. Так даже честнее. Человек делает альбомы, потому что хочет, никто же их в этом жанре больше не делает. Type O Negative не делает больше альбомов, Ramones больше не делает новых альбомов, Motorhead не делает новых альбомов. Так что я счастлив жить в мире, где новые альбомы пишет такой великий музыкант, как Данциг. Я благодарен всем великим музыкантам, которые выпускают сегодня новые песни.


Фото - https://ru.pinterest.com/ 

Rock Cult: Мы знаем, что вы играли в одном проекте с Дэнни Би Харви, который играл с Лемми в группе Head Cat. А с самим Лемми вы работали?

Юрки: С Харви я играл в своей американской рокабилли группе 69 Cats. Он записал мне партии гитары на альбоме 2014-го года Transylvanian Tapes. Помимо него на альбоме играют басист Cramps и ударник Blondie. Мы немного проехались по США, записали три клипа, когда появится время, то я вернусь и к этому проекту. Это группа моей мечты, я всегда хотел играть рокабилли, а тут ещё и с такими музыкантами. С Лемми я, увы, не играл, но он появился в клипе на песню с моего сольного альбома, который вышел пару-тройку месяцев назад. Там кадры из фильма, который должен скоро выйти, и Лемми там играет вампира. Песня называется Bloodlust, а альбом — Helsinki Vampire.

Rock Cult: Говоря о последнем альбоме The 69 Eyes Universal Monsters, что вы вкладывале в это название?

Юрки: Ну, я думал не о фильмах ужасов, а о нашей группе. Мы ездим по всему миру и, когда выходим на сцену и начинаем играть, на нас смотрят, как на существ из другого мира. Так что этим названием пытался описать нас. С другой стороны, в наше неспокойное время среди нас точно живут настоящие монстры.

Rock Cult: И вас не угнетает то, что на вас смотрят, как на монстров?

Юрки: Девочки любят монстров, всё нормально. Даже больше, чем святых.

Rock Cult: То есть, вам не кажется, что с 69 Eyes вы сделаете перерыв и отправитесь отдыхать на каникулы?

Юрки: У меня же вышел сольный альбом, и в конце года я поеду к группе в США, чтобы поиграть несколько концертов там и ещё где-нибудь. Я устраиваю себе солидные каникулы, когда играю рокабилли с 69 Cats. Мы же играем 30 лет с 69 Eyes, неплохо бы поиграть с другими людьми. Это даёт понять, чего ты стоишь, и вообще весьма полезно.

Rock Cult: То есть, вы не чувствуете никакой усталости от своей основной группы?

Юрки: Конечно нет, мы недавно попробовали новый сет-лист из песен, которые мы обычно не играем. А ещё мы сняли видео на наш грядущий сингл. И да, мы работаем над новым альбомом.

Rock Cult: А в Москве мы можем ждать какой-нибудь неожиданный сет-лист с песнями, которые мы не слышали?

Юрки: Это вопрос неоднозначный, потому что всё зависит от страны, в которой мы играем. Какие-то песни люди знают, какие-то – нет, а угадать, какой альбом у них на слуху, трудновато. Поэтому играть какие-то очень редкие песни, которые никто не слышал, нет никакой нужды. Мы сыграем штук десять песен, которые все хотят услышать, и, может быть, вбросим парочку-другую необычных песен. Но сейчас нас всех затягивают мелодичные песни, их мы в Москве и сыграем.

Rock Cult: Последний вопрос, какие у вас отношения с Тимо Толки из Stratovarius?

Юрки: Он спродюссировал наши первые альбомы и научил нас работать в студии. Но после этого у Stratovarius случился успех, и Тимо ушёл с головой туда. Я его видел последний раз лет десять назад, наверное. Но он прочно вписал себя в нашу историю. Тогда вообще были классные времена. Я встретил одного молодого парня в клубе, которого звали Вилле Вало, и попросил его спеть у нас на альбоме вот так просто. К нам в студию приходили все известные финские музыканты просто потусить. Да и звук на альбоме Wasting The Dawn получился просто фантастическим.