Будучи подростком, Адам даже не думал о сцене, но, впервые взяв в руки в гитару, твердо решил стать музыкантом. В 2005 году судьба удачно свела его с Тео Хатчкрафтом, также мечтающим о собственной группе и разделяющим музыкальные пристрастия Адама. Вместе они создали группу Bureau, почти сразу сменившую название на Daggers, и несколько лет играли в английских клубах, пользуясь умеренным успехом и кое-как существуя на пособие по безработице.

В 2009 году музыканты решили начать с чистого листа и переродились в Hurts, взорвав YouTube своим любительским клипом на песню Wonderful Life. Сегодня на счету Адама и Тео уже три студийных альбома, множество наград и концертов. Успех их ничуть не испортил: ребята так и остались вежливыми и сдержанными британскими джентльменами. Стиль Hurts сложно уместить в одно слово: они всегда были шире поп-музыки в традиционном понимании этого термина и не боялись экспериментировать ни с тяжелыми гитарами, ни с ретро-синтезаторами, ни с битами в духе хип-хопа. В основном это заслуга Адама: именно он отвечает за инструментальную составляющую дуэта.

В честь его дня рождения мы подготовили для вас подборку интересных фактов и цитат, которые вы могли и не знать, ведь Адам часто предпочитает держаться в тени.

Адам Андерсон: факты

  • Главные музыкальные герои Адама – Принц, Дэвид Боуи и Depeche Mode.
  • Каждая песня Hurts – результат совместного творчества Адама и Тео, и у них нет четкого распределения авторских обязанностей, но аранжировками занимается преимущественно Адам. Тео обычно пишет слова, а мелодии они сочиняют вместе.
  • Адам – большой поклонник спорта и особенно футбола. Он болеет за Манчестер Юнайтед.
  • В музыку Адам попал благодаря, на первый взгляд, неудачной случайности. Юный Адам Андерсон никогда не мечтал о сцене и хотел связать свою жизнь с футболом, но после травмы ноги со спортивными амбициями пришлось завязать. От скуки и тоски Адам взялся за музыкальные инструменты, и все закрутилось довольно быстро. Но продемонстрировать пару трюков с мячом Адам сможет и сейчас.
  • До создания Hurts Адам работал молочником и продавцом мороженого.
  • Адам очень любит собак, и у него есть пес Ронни.
  • На вопрос о самом худшем свидании Адам ответил, что таковым было свидание, где его арестовали. Подробностей он, правда, не раскрыл.
  • Идеалом стиля Адам считает пожилых британских джентльменов и предпочитает винтажную одежду.
  • Боится змей и высоты.
  • Долгий тур – дело изматывающее, и однажды Адам заснул прямо на сцене. Тео пришлось подойти к его пианино и резко хлопнуть по крышке, чтобы разбудить друга. Впрочем, Адам позднее заметил, что никто из публики особо не обратил на это внимания, поскольку его обычный стиль игры выглядит именно так.
  • Адам признается, что в студии часто поет, но для сцены его голос слишком тихий.
  • На протяжении нескольких лет у Адама были проблемы с алкоголем, но сейчас он не пьет уже около двух лет и считает, что это положительным образом сказалось на его уверенности и внешнем виде.
  • Адам и Тео поссорились лишь однажды, в 2007 году. Адам считает, что это была его вина.
  • В отличие от Тео, у Адама нет татуировок, но он активно размышляет над этой идеей.
  • Во времена Daggers, группы, которую Адам и Тео создали до Hurts, у обоих были сильные финансовые сложности. Основным источником дохода было пособие по безработице. Адам в это время жил в квартире Тео и спал у него на диване.
  • Лучшим местом в Лондоне Адам считает Кэмден, потому что там есть все что угодно.
  • Любимые книги Адама – “Дом листьев” и “Американский психопат”, любимый художник – Уильям Тернер, а любимые сериалы – “Игра престолов” и “Настоящий детектив”. Американские ситкомы Адам называет своим guilty pleasure.
  • Адам всегда стрижется сам и не любит парикмахеров.

Адам Андерсон: цитаты

  • Думаю, что мы делаем очень честную поп-музыку. В этих эмоциях есть прямота, потому что мы поем о вещах, которые мы действительно ощущаем. Не все поп-песни так делают. Я думаю, если тебе нужны вдохновленные и преданные люди, надо быть честным. Чтобы они видели, что эмоции искренние. Вот что мы пытаемся сделать.
  • Интерес к музыку у меня был нулевой, пока я не купил OK Computer. У меня была немузыкальная семья. Когда я воспитывался, вокруг меня вообще не было музыки. Я просто купил этот альбом, чтобы приступить к тому, что я любил.
  • Лучшая книга всех времен – “Американский психопат”. Вторая – “Как бороться с депрессией и тревогой”.
  • Довольно опасно пытаться музыкой угодить другим людям.
  • Различия [между мной и Тео], конечно, есть. Мой характер пропитан мрачным чувством осторожности и надоедливым пессимизмом, а Тео видит яркий свет во всем, что его окружает. Я драматизирую все происходящее, а он думает, что может летать. Поэтому по отдельности мы иногда слегка безумны, но мы реалистичны и спокойны как единый голос. Еще я очень нетерпеливый, а Тео всегда видит картину в целом, сохраняя наши желания разумными. Страх меня обычно стимулирует, а Тео – самый храбрый человек, которого я знаю. Все это позволяет нам хвататься за возможности, но не соглашаться на все что угодно. Это смешение двух наборов очень разных характеристик, зубцы сходятся, и мы идеально работаем как единое целое. У нас отличный баланс для дуэта.
  • Такое путешествие на американских горках может кого угодно свести с ума. Честно говоря, я бы не хотел разделить этот успех ни с кем другим.
  • Я не создан для такого, на самом деле. Мне очень сложно принимать похвалу, хотя я и хочу ее услышать. Не умею принимать комплименты. Иногда я выхожу на сцену и чувствую себя… Смотрю вокруг, вижу, как люди смотрят на меня, и чувствую, будто я недостоин всего этого.
  • Если я выйду из дома в грязных ботинках, я себя не прощу. Я гордый человек, и блеск моей обуви должен это отражать.
  • Честно говоря, мы не думаем об [ожиданиях людей насчет нового альбома], потому что мы просто делаем музыку, чтобы нам двоим нравилось. Если слишком много думать о том, чего люди ждут и хотят, невозможно сосредоточиться на том, что ты делаешь. Так что мы с Тео просто очень честно пишем музыку о том, как мы себя чувствуем в определенный момент времени. Через 20 лет, когда мы будем это вспоминать, мы все еще будем гордиться собой, потому что да, именно так звучала наша жизнь в тот момент. Мы не гнались за чем-то и не пытались никому угодить, мы просто делали то, что было естественно.
  • Музыка очень многозначна, не так ли? Удивительно, сколько песен в истории были истолкованы неправильно, но потрясающе, таким способом, который что-то для кого-то значит. В этом и есть красота музыки – в том, как ты ее воспринимаешь. Так и с нашими песнями, здесь нет разницы, и, если люди выбирают строчки, которые что-то для них значат… Это все, чего мы хотели, — значить что-то людей.
  • Однажды курьер доставил в мой гостиничный номер полномасштабную картину маслом, на которой я был изображен абсолютно голым, а мои гениталии были прикрыты арбузом – со вкусом, надо сказать.
  • Я помню, что последняя версия Silver Lining, первой песни с альбома, называлась “Silver Lining 72”, потому что было 72 версии этой песни.
  • Думаю, все хотят верить, что они испытывали [любовь с первого взгляда], но все это чепуха. Над любовью необходимо работать.
  • У нас была пара мониторов, ноутбук и мы двое. Когда мы работали над ранними песнями, у нас не было контракта со звукозаписывающей компании, я был не очень опытным продюсером, и наши жизни в тот момент были не очень хороши. Поэтому все демки были простыми и мрачными. Помню, долгое время Wonderful Life состояла только из органа и вокала. Но потом наше музыкальное окружение постепенно разрослось до такой степени, что мы записали для Unspoken струнный оркестр из 20 инструментов.
  • Если ты не пытаешься изучать новые жанры и пользоваться свободой творчества, ты просто впустую тратишь свою позицию поп-группы.
  • Я всегда был стройным под жиром от плохого питания и алкоголя.
  • Для нас это как терапия. Музыка. Как только мы заканчиваем песни, мы чувствуем себя такими очищенными.
  • Некоторые песни стояли у нас на полочке в манчестерской студии, а теперь у каждой из них своя история. Когда ты исполняешь песни по всему миру и люди подпевают им, значение меняется. Ты теряешь право собственности на музыку самым лучшим из возможных способов. Она была нашей, и мы ее очень тщательно контролировали. Но теперь она нам уже не принадлежит.
  • Я просто больше не мог с этим справляться. Нас, конечно, радовал успех, и мы хотели мы наслаждаться, но это все выходило за рамки разумного. Постоянный алкоголь все это время. Адреналин начал заканчиваться. Это превратилось в манию. В конце тура были три концерта, которые я вообще не помню. Это ужасное чувство, довольно пугающее.
  • Я был молочником, и это заставило меня ненавидеть раннее утро. До сих пор его ненавижу. Еще я был мороженщиком. На самом деле, я научился играть на гитаре, сидя в фургоне с мороженым.
  • Однажды на концерте в Инсбруке я сбросил пианино со сцены. Это был очень плохой концерт. Думаю, мы даже долго ждали такого, потому что все шло хорошо, а в тот вечер просто что-то витало в воздухе, и мы совершенно слетели с катушек. Тео потерял сознание, а у меня была истерика.
  • В моем доме не было музыки, разве что ужасная музыка. Такая, которую иногда ставят в автомобиле, но не дома. Мой отец вообще не интересовался музыкой, что довольно странно. Поэтому, когда я начал писать музыку, это была некая кульминация. Я многое пробовал в творческом плане, много разных вещей. Какое-то время я рисовал. Когда мне было 16, я думал, что буду поэтом. И я все это попробовал, а потом купил гитару и диктофон. И я понял, что могу накладывать звуки друг на друга. Когда это щелкнуло в моей голове, я понял, что стану музыкантом. Я знал, что буду писать песни, потому что мне это нравилось. Для меня музыка всегда была похожа на рисование. Одна вещь накладывается на другую, они смешиваются и работают вместе. Так я воспринимаю музыку. И это не изменилось с того дня, когда я впервые взял в руки гитару, с того первого дня, когда я понял, чем хочу заниматься.
  • Когда ты играешь на концертах и видишь публику, когда смотришь в их глаза и видишь, как они подпевают, ты чувствуешь ответственность. Мы об этом никогда не думали. Мы просто писали музыку для нас двоих.
  • Ты живешь ради таких моментов, когда идеи падают с неба. К этому легко привыкнуть. Даже когда у нас не было ни денег, ни будущего, ты всегда всего лишь в одной песне от земли обетованной.