26 августа свой день рождения отмечает Морин «Мо» Такер — одна из немногих женщин-барабанщиц в истории рока и бывшая участница культовой команды The Velvet Underground. Подробнее о сегодняшней имениннице читайте в нашей подборке фактов и цитат.

Морин Такер: факты

  1. Морин родилась в квартале Джексон Хайтс нью-йоркского района Куинс. Она воспитывалась в католической семье. Мать Такер была конторской служащей, а отец работал маляром.
  2. На то, чтобы стать музыкантом, Такер вдохновили записи Бо Диддли, The Rolling Stones и Бабатунды Латуни.
  3. Морин Такер играла в группе своей родной гимназии на кларнете, а овладела игрой на ударных самостоятельно в 19 лет на барабанной установке, которую ей купила мать за 50 долларов.
  4. Бросив учёбу в городском колледже в Итаке (США, штат Нью-Йорк), пошла работать в компанию IBM оператором клавишного перфоратора.
  5. Попасть в The Velvet Underground Морин помог случай: предыдущий ударник группы Ангус Маклиз покинул её, посчитав, что она продалась, а Стерлинг Моррисон вспомнил о Такер благодаря своему знакомству с её братом Джимом, который учился вместе с гитаристом в одном колледже и играл на ударных.
  6. Особенности манеры игры Морин Такер на ударных заключаются в том, что она делает это в бóльшей степени стоя, причём на упрощённой барабанной установке и редко используя тарелки. Первое барабанщица объясняла тем, что это упрощало ей доступ к басовой бочке, а третье — своим пониманием задачи ударника, а именно держать ритм.
  7. Отличалась Морин и своей находчивостью. Когда перед одним из концертов The Velvet Underground кто-то украл её ударную установку, Такер не растерялась и на её место взяла пару мусорных баков. Звук, который они выдавали, настолько понравился Морин, что она отыграла на этих баках не одно выступление.
  8. За своё пребывание в The Velvet Underground Такер успела поиграть не только на ударных, но и на бас-гитаре (что иногда происходило на концертах команды), а также спеть в нескольких песнях группы: After Hours, The Murder Mystery и I’m Sticking with You.
  9. После ухода из группы в 1971 году Морин играла на ударных в нескольких командах, работала в оптовой базе розничной сети Wal-Mart Stores, Inc., записывала свои сольные альбомы, помогала своим коллегам Лу Риду и Стерлингу Моррисону с их сольными пластинками, принимала участие в воссоединении The Velvet Underground в 1993 году и даже занималась продюсированием: на её счету работа над альбомами Fire in the Sky (1993) группы Half Japanese и The Lives of Charles Douglas (1999) Чарльза Дугласа.
  10. На данный момент Морин Такер живёт в Дугласе (США, штат Джорджия), где она вырастила своих пятерых детей, и занимается воспитанием своих внуков.

Морин Такер: цитаты

  1. Моя семья была чертовски бедная, когда я росла в Лонг-Айленде. Не было ни продовольственных талонов, ни Медикейда [федеральная система медицинской помощи неимущим, работающая в США], ни социальных пособий. Как ты был бедным, так и оставался им. У тебя не было ни телевизора, ни пяти пар туфель, ни джинс от Levi’s, ни телефона, а питались «Спэмом» [фирменное название дешёвых мясных консервов], хот-догами и макаронами. И мы все выжили!
  2. Я была поклонницей поп-музыки: Битлов, Роллингов и всего такого из 60-ых, — и внезапно стала играть этот действительно авангардный материал в группе под названием The Velvet Underground. Я не была выращена на экспериментальной музыке, которая нравилась Джону [Кейлу], так что это была довольно резкая перемена.
  3. Первым концертом, на котором я играла, было первое выступление под вывеской The Velvet Underground [состоявшееся 11 декабря 1965 года в Нью-Джерси]. Публика была в замешательстве. Много народу ушло. Я думаю, Лу [Риду] это вроде бы понравилось. Затем мы играли в Cafe Bizarre в Нью-Йорке, и его владельцу не понравились ударные, потому что они были слишком громкие, так что я играла на бубне. Мне понравился звук бубна, так что всё было хорошо. Именно там Барбара Рубин [американский режиссёр] познакомила нас с Энди [Уорхолом, художником и будущим менеджером группы].
  4. Я вроде бы долгое время не слышала о темах [песен группы]. Тогда у них [Вельветов] не было мониторов, и я не знала, о чём поётся в доброй половине песен. Я не знала, какие тексты были у них. Честно. Я не могла расслышать. Как Лу начинал использовать обратную связь и всё такое, я ни черта не могла расслышать, так что я не знала, о чём же пелось в песнях. […] Я знала, что песня Heroin была о героине, но я не знала её текст, я не смогла бы повторить слова [из него]. Если бы кто-нибудь сказал: «Я тебе дам миллион баксов, чтобы ты написала слова», — я не смогла бы это сделать.
  5. Лу был большим фанатом поп-музыки. У него была необычайная коллекция пластинок: старые сорокопятки с рок-н-роллом 1950-ых и исполнителями ду-вопа [вид поп-музыки, популярной в США в 50-60-ые годы], о которых я никогда не слышала. Я помню, как одной ночью мы вернулись к нему домой и он ставил все эти забавные синглы на своём моно-проигрывателе. Он говорил: «Послушай звук барабанов в этой песне» или «Оцени эту партию гитары». Дело было в деталях. Он впитал в себя столько этих деталей и вложил это в музыку Вельветов. Он всегда хотел, чтобы мы звучали в студии настолько живо, насколько только могли.
  6. Нам было очень весело, ещё мы веселились, огорчая людей. Мы шутили, что оценивали, как прошёл концерт, по количеству покинувших его зрителей. Сейчас я считаю, что это были прекрасные времена. Мы распались, когда пришла пора это сделать, и мы оставили несколько отличных альбомов. Это не была карьера. Мы не продолжали снова и снова, как многие группы, но мы повлияли на многих людей.
  7. [О том, что не осталось ни один концерт The Velvet Underground не был целиком записан на видеоплёнку] Это невероятно, учитывая количество фотографий и видео, которые были сняты ими в те времена. У кого-то всегда был магнитофон, или кинокамера, или просто камера. Удивительно, что [Уорхол] не сказал: «Ребята, мы должны это снять». Очень удивительно, в самом деле, когда думаешь об этом. Я очень, очень бы хотела, чтобы у нас было что-то снято на камеру без лишних изысков, чтобы можно было посмотреть концерт целиком.
  8. Мы всегда ненавидели Лос-Анджелес, это было наше обоюдное мнение. Мы также ненавидели этот хипповый сброд и испытывали к нему отвращение. Мы все с ним не ладили. […] Мы просто ненавидели вот это всё типа «Власть цветам!». На самом деле, когда мы обсуждали грядущие американские гастроли после завершения европейских [состоявшихся в 1993 году], это была моя идея, что нам стоило играть везде, кроме Калифорнии. Отыграть на границе, но ни ногой в Калифорнию.
  9. Честно говоря, я никогда не обращала внимание на происходящее. То, что я всегда голосовала за демократов, — результат этого. Я считала и считаю, что все политики — лжецы, бездельники и жулики.
  10. Я потрясена тем, что многие из называющих себя либералами есть люди абсолютно нетерпимые. Я думала, что либералы любят всех: бедных, иммигрантов, геев, инвалидов, меньшинства, собак, кошек вне зависимости от цвета глаз и голос! […] Любопытно, что они нетерпимы по отношению ко всем тем, кто не думает так же, как они. Не согласен — тебя немедленно называют глупцом, нацистом, расистом. Это всё так достало! Я никогда не стану судить о ком-либо по политическим взглядам. Честность, прямота, доброта по отношению к другим, щедрость? Да. Политика? Нет!

Морин Такер: видео