В день рождения невероятной Флоренс Уэлч из Florence and the Machine мы публикуем подборку ее интересных высказываний. Фло спускается к нам прямо с полотен прерафаэлитов и рассказывает о своих страхах, странностях и песнях.

Цитаты, в которых есть волшебство

Про творчество

  • Когда твое сердце разбито, ты на пике своих творческих способностей – ты должен направить всю свою энергию куда-то, только чтобы не думать об этом. Удовлетворение – убийца творчества, но не волнуйтесь – я могу сама легко заставить себя впасть в состояние неудовлетворенности.
  • Многие мои песни о воображаемых вещах, которые нельзя потрогать – это приведения и сплетни, моя покойная бабушка, а еще сны.
  • Мне всегда казалось, что с каждой новой песней, ты пытаешься что-то понять о самом себе: Почему именно я? Что со мной не так? Каков мой путь?
  • Думаю, если бы я не стала певицей, то, вероятно, занималась бы дизайном интерьеров или чем-то похожим. Мне нравится беспорядок, а еще я очень жадный визуал. Я не воспринимаю серость, мне надо, чтобы вещи были интересными…может я просто несостоявшийся дизайнер, застрявший в певческой карьере?
  • Я стараюсь писать тексты, которые не устареют, чтобы они побуждали думать о таких вещах, как смерть и любовь, секс и насилие.
  • В моем исполнении больше энтузиазма и интуиции, чем навыка и мастерства.

Про странности

  • Я покрасила волосы в рыжий, когда мне было 10 лет. А в 11 – в мой готический период – я покрасилась в черный, и была совсем как ведьма. Я строила маленькие алтари со свечками в своей спальне, произносила какие-то заклинания, чтобы мальчик из параллельного класса влюбился в меня. Не думаю, что он влюбился…
  • Моя комната выглядит как антикварная лавка, полная странных штук и разного барахла. Там есть огромный меч. И чучело птицы, и пара птичьих клеток. И очень много газетных вырезок. У меня была раньше странная привычка коллекционировать заголовки некрологов. Особенно меня впечатляют истории об утопленниках.
  • Я больна всем викторианским, всем, что связано с эпохой Джека Потрошителя, с древним и кровавым временем, населенным призраками.
  • Я считаю, музыка должна быть пугающей. Музыка – это экзорцизм.

Про мучения

  • Когда все только начиналось, было очень много пристального внимания – ко мне, к моему прошлому, к цвету моих волос. Я долго боролась, чтобы музыкальный аспект был важнее аспекта персонального.
  • Релиз первого альбома был мучительным. Мне было жутко страшно, потому что все было впервые. Первый опыт взаимодействия со СМИ был просто парализующим. Я чуть с ума не сошла – я все время плакала в нашей студии, сидя на полу.
  • Я люблю спать днем. Я никогда не была их тех, кто может положить голову на подушку и спокойно уснуть. Ночь – это время самых глубоких страхов, волнений и тревоги. В темноте я могу так себя накрутить, что мое же воображение заведет меня в самые беспросветные уголки сознания.

Про выступления

  • Люблю давать концерты под открытым небом, потому что тебе открыты небеса, и природа тоже становится частью шоу. Ветер, дождь, молнии…они будто бросают тебе вызов.
  • Мне нравится видеть со сцены людей, у которых происходит какой-то свой собственный перформанс во время моих песен.
  • Сцена – это то место, где я могу быть собой. Место, где не судят. Хотя при этом ты выступаешь перед людьми, которые готовы тебя судить.
  • Мне страшно, что я могу оглушить людей, выступая в маленьком помещении.

Про поклонников

  • Мне очень льстит, когда я вижу со сцены людей, которые заморочились, и оделись в моем стиле.
  • Я чувствую огромную ответственность перед фанатами, которые заплатили, чтобы увидеть меня. Я хочу подарить им настолько хорошее шоу, насколько мне только хватит сил.
  • У меня на самом деле невероятные поклонники — такие преданные, и они поздравляют меня с днем рождения и на рождество. Я получаю посылки со стихами и рисунками на тему моих песен. Они называют это «Флоэзия» (“Floetry”).