Похоже, SoundCloud станет первым мертвым единорогом. «Единороги» — IT-стартапы, стоимостью более миллиарда долларов – существа редкие и вообще сомнительные. Берлинский стриминг-гигант ­– прекрасное олицетворение этой сомнительности. Окруженная судебными исками, кучей проблем с лицензиями и банальным простоем, компания судорожно ищет себе покупателя, который выдернул бы ее из образовавшейся трясины. Одними из последних к ней «сватался» Google. По слухам, речь может идти о покупке на 500 миллионов долларов – это уже вдвое меньше, чем основатели SoundCloud надеялись получить всего несколько месяцев назад.

SoundCloud – символ кризиса музыкальной индустрии. Кризиса, грянувшего еще во времена Napster. В течение последних двадцати лет индустрия занимала оборонительную позицию. Окруженная новыми, непонятными ей технологиями, она отказывалась от всякого взаимодействия с ними. В конце концов, лишь самые крупные игроки музыкального бизнеса продолжили получать прибыль. SoundCloud годами призывал мэйджор-лейблы к сотрудничеству. В то же время, именно из-за технологий  SoundCloud эти лейблы стали зарабатывать гораздо меньше.

Пострадали, конечно, не только они – артисты едва сводят концы с концами на фоне меняющейся картины музыкального мира. Согласно отчетам Spotify, исполнитель получает лишь доли цента за каждый стрим. А что же YouTube? Видео-сервис числится одним из первых в рейтинге популярности слушателей, но в большинстве случаев воспроизведение на YouTube не приносит артисту вообще ничего. И пусть теории заговора назойливо твердят нам обратное, сам YouTube в этом не виноват. Дело здесь в частичном или полном отсутствии метаданных. Мало кто решит заморачиваться с правовой информацией, заливая радиорип с Rinse FM, не так ли? Еще одна причина — сделки на сомнительных условиях, придуманных лейблами задолго до правильной оценки стриминга в масштабах индустрии. Зачастую, YouTube и его конкуренты просто не знают, кто является законным правообладателем тех или иных материалов. Кому платить оказывается совершенно неясно. В результате, большой объем роялти оседает в так называемых «черных ящиках». Просмотры на YouTube поддерживают интерес к исполнителю, но и только.

Так что же делать? Есть мнение, что ответ кроется в главной технологии наших дней. Речь идет о блокчейне. Блокчейн – это распределенная система учета. Но если вы не бухгалтер, криптограф или держатель Биткойн-валюты, вам это мало о чем скажет. Блокчейн позволяет людям совершать платежи по системе «peer to peer», то есть на равных. В результате, необходимость в посредниках (банках и т.п.) отпадает. Информация о сделках попадает в распределенную базу данных: каждый участник блокчейна получает копию соответствующей информации, причем хранится она в открытом виде, а все операции носят необратимый характер.

Чаще всего, люди слышат о блокчейне в связи с Биткойном – нестабильной криптовалютой, особо популярной в прессе. Но Биткойн неразрывно связан с блокчейном, в то время как блокчейн от Биткойна никак не зависит.

Биткойн может свидетельствовать о масштабах блокчейна. В теории, Биткойн – штука невероятно надежная. Чтобы взломать блокчейн из транзакций в Биткойнах, потребуются вычислительные ресурсы, в 525 раз превышающие таковые у Google.

Бенджи Роджерс – основатель dotBlockchain, новой компании, цель которой – внедрить распределенный учет в музыку. Роджерс верит, что технологии помогут решить самые насущные проблемы музыкальной индустрии. К такому выводу он пришел, создав PledgeMusic, музыкальную платформу, обращенную напрямую к слушателям.

«Я изучил метаданные присланных нам альбомов и вдруг понял, что «цифра» не может принести исполнителям ничего материального. А что может быть важнее для музыки, чем автор и оплата его труда?»


Фото - monegraph.com 

Проект dotBlockchain крайне амбициозен. Его цель – создать качественно новое расширение музыкального контента. Его назвали .bc – по аналогии с .mp3 или .wav. Но аналогии заканчиваются, стоит лишь обратиться к содержанию нового формата. Кроме самой аудиодорожки, .bc будет включать целый ворох информации: данные о правообладателях, правила использования, лицензионные ограничения – короче, все, что можно передать в виде текста.

MP3, AAC и прочие форматы до смешного ненадежны во всем, что касается защищенности метаданных. Если верить Роджерсу, то вычистить информацию об артисте из файлов такого типа можно за секунды. И все же он утверждает:

«Сохранность информации о правообладателях становится все важнее. Представьте, что некий басист сыграл на некоем трэке, сэмплы из которого впоследствии использовались 600 раз. Использовались они, само собой, в коммерческих целях. Как этому басисту получить деньги за каждое использование своей работы?»

Если внедрить информацию о правообладателях непосредственно в файл, можно избавиться от «черных ящиков», на которых восседают YouTube и иже с ним. А если построить систему, в которой правообладатели, лейблы, лицензиаты и стриминговые сервисы будут связаны одним блокчейном, то изменить всю соответствующую информацию смогут лишь те, кто имеет такое право.

По словам Роджерса, технология блокчейна позволит проводить виртуальные транзакции в реальном времени, вынося за скобки целую индустрию, до сих пор заключающую бумажные контракты. Блокчейн позволит исполнителям ставить свои условия лицензирования и накладывать любые ограничения на использование собственных трэков. Посредством «умного контракта» (англ. smart contract) потенциальный лицензиат сможет мгновенно заключить сделку, минуя бумажную рутину, которая может растянуться на долгие недели.

Потенциал «умных контрактов» для правообладателей видит и Мэт Драйхерст, основатель фреймворка Saga и музыкальный/визуальный партнер Холли Херндон.

«Исполнитель смог бы выбрать сам, кому и какие отчисления пойдут за вклад в работу над записью, — говорит Мэт. — Распределение средств, заработанных музыкой, стало бы выгодным и понятным. Кроме того, оно стало бы прозрачным как для широкой общественности, так и для самой системы.

Я слышал об интересном примере использования блокчейна и сервисов для идентификации музыки. Представьте – диджей включает трэк, а средства уже перечисляются правообладателю».

Умные контракты воспроизведут подобные схемы без человеческого участия.
Но а пока dotBlockchain борется с ограничениями инфраструктурного характера, Драйхерст сотрудничает с Resonate. Это новый стриминг-сервис, созданный берлинским предпринимателем Петером Харрисом.


Фото - cointelegraph.com 

«Resonate – кооперативная платформа, в основе которой лежат блокчейн-технологии, — говорит Драйхерст. — Суть в том, что каждый ее участник одновременно является совладельцем Resonate. Таким образом, все решения о развитии платформы принимаются чисто демократическим путем».

По словам Мэта, Resonate значительно увеличит долю стриминга для артистов и «вернет производство музыкального контента и распределение заработка исполнителю и его аудитории».

Resonate позволит артистам взглянуть на условия стриминга по-новому. К примеру, исполнитель может ограничить количество бесплатных прослушиваний своего трэка до 100, сделать приоритетным воспроизведение на массовых мероприятиях и ограничить воспроизведение вне Resonate своим официальным сайтом. Но можно все вышесказанное не применять: теоретически, блокчейн делает возможным любое сочетание требований.

Но блокчейн работает и за пределами музыкальной индустрии. Нетрудно догадаться, что это – совершенно новая парадигма. Согласно ей, информация о правообладателе не должна храниться в закрытых базах данных, но должна рассредоточиться. В результате может возникнуть качественно новое понимание интеллектуальной собственности.

«Артисты смогут отслеживать все, что происходит с песней. Но они получат не только информацию, но и свободу действий в ее отношении – и это особенно важно, — утверждает Драйхерст. — Я считаю, что всеобъемлющий DRM (англ. digital rights management, «технические средства защиты авторских прав») уже неактуален. Нам необходимо создать инструменты, с помощью которых каждый отдельно взятый артист сможет сделать самостоятельный выбор. Это приведет к возникновению сразу нескольких идеологий в отношении интеллектуальной собственности».


Фото - digitalmusicnews.com 

Еще одним сторонником блокчейна является Ларс Холдус, также известный как TCF. По его мнению, для интеллектуальной собственности грядут перемены, однако не все из них будут хорошими. Блокчейн идеален для артистов.

«Чтобы получать роялти, агентства с разросшимися бюрократическими структурами не нужны», — считает Холдус.

Но несмотря на очевидные достоинства модели, творческие ограничения будут неизбежны. В первую очередь они коснутся жанров, обширно использующих миксинг и сэмплирование.

«Представители микс-культуры однозначно пострадают, ведь им придется платить за любые сэмплы и трэки, которые они захотят использовать, — поясняет Ларс, — Законы, регулирующие использование материалов, защищенных авторским правом, могут измениться. В результате музыканты, не имеющие возможности выплачивать роялти, столкнуться с большими трудностями».

Но есть и глобальная проблема, куда более простая и злободневная: как молодому блокчейн-движению убедить консервативных представителей музыкальной индустрии совершить столь отчаянный шаг вперед? Роджерс придерживается оптимистической точки зрения:

«Нам оказывают большую поддержку, и не только инди-лейблы, но и мэйджор-компании. Мы пытаемся управлять процессами вместе с их техническими командами. Они оказались невероятно сговорчивыми. Разумеется, никто не хочет высовываться, как я, но три-пять потенциальных спонсоров у нас все-таки наберется».

По мнению Драйхерста, переход на новую систему осложняет не только индустрия, но и сами слушатели.

«Многим нравится легкий доступ к музыке через нынешние сервисы, — говорит Мэт, – ведь они создавались в угоду кучке обеспеченных артистов и их поклонников, которым нужно просто включить что-нибудь фоном, пока они готовят ужин. В результате убедить таких слушателей в том, что альтернативный подход крайне важен для самих исполнителей, становится безумно сложно.

Еще одна преграда носит сугубо концептуальный характер: блокчейн совершенно незнаком широкой общественности, а его язык и возможности могут показаться ей непонятными. Поэтому важно постоянно говорить об альтернативе и подчеркивать ее потенциал».

Блокчейн все еще пребывает в зародышевом состоянии. Биткойн мельтешит в заголовках, а крупные финансовые и IT-компании уже готовы его присвоить. Financial Times ведет отдельный блог, посвященный преимуществам блокчейна. Все еще только начинается. Но неоспоримым остается тот факт, что индустрия должна измениться. И не только ради самой себя, но и ради аудитории, которая знает цену здоровой экосистеме для культуры и искусства. Здесь-то блокчейн и сможет выстрелить.

«Все это касается не только музыки, — говорит Драйхерст, – но все же музыкальное сообщество может сыграть решающую роль в перемене курса на улучшение ситуации».