Детство и юность

Когда я был маленький, мне приходилось спать в одной постели с двумя моими братьями и тремя сёстрами. Они тоже были маленькие, поэтому плавать я научился раньше, чем говорить.

Уйдя из школы, я работал на скотобойне. И это мне нравилось, но вовсе не потому, что я убивал там животных. А потому, что когда всех убьешь, можно было идти домой. Бывало, приходишь туда к шести утра, и иногда — в зависимости оттого, сколько голов скота надо убить — часа через три или четыре можно было быть уже дома. И весь остаток дня у тебя свободный. Это было лучше, чем работать с девяти до пяти в конторе. А здесь покончил с убоем и иди себе домой — вот что мне там нравилось. Да и деньги неплохие были. Но людям, которые питаются мясом, хотя бы разок стоит посетить с экскурсией скотобойню, чтобы посмотреть, что там творится. Увидеть своими глазами, как животное оглушают, как ему перерезают горло, как с него сдирают шкуру и потрошат, а затем готовят к прилавку. Я ем мясо. Я до сих пор готов убить животное, если это понадобится мне для пропитания. Но я этого давно не делаю. Я люблю животных. В настоящее время у меня 17 чертовых собак.

Когда я вышел из тюрьмы, мой отец сказал мне: «Я мог бы внести за тебя залог, но я хотел преподать тебе урок». И это, блин, сработало, потому что я совсем не хотел попадать туда снова.

Возраст и память

Люди вот спрашивают: «А правда, что вы занюхали дорожку из муравьев?» Это вполне возможно, да только я ни хрена не помню, понимаете меня?

Моя долговременная память не такая уж и плохая. Но вот с тех пор как я разбился на квадроцикле, моя кратковременная память развалилась на части. Я иду взять что-то со второго этажа, а пока поднимаюсь, уже забываю, за чем шел. Теперь-то я понимаю, почему люди живут в бунгало.

Как-то Джек спросил меня: «Пап, как ты думаешь, люди смеются над тобой или над твоими шутками?» На что я ответил: «Джек, главное – что смеются, а над чем именно – мне по хрену».

Я люблю время от времени давать камерные выступления, но я не буду их давать, если другой альтернативы у меня не будет. Я не дурак и не стану после аншлаговых концертов играть перед тремя калеками. Пол Маккартни и Мик Джаггер по-прежнему продолжают собирать стадионы, так почему же мне нельзя? Если люди по-прежнему будут ждать меня, то возраст не станет помехой.

Большую часть времени я смотрю DVD в гостиничном номере, поэтому куда лучше записывать альбом или же давать концерт. Когда у меня нет возможности работать над альбомом или выступать, меня всё начинает бесить.

Музыка

Рэнди Роудз был на самом деле чудесным человеком. Я все время думаю о нем. Каждый год в день его смерти я всегда посылаю его семье цветы. Гардении. Рэнди нравился запах гардений. А вот когда я их нюхаю, они вечно напоминают мне о гребаных похоронах.

Закку Уайлду я больше не нужен; ему есть, чем заняться. Пришла пора для Закка двигаться дальше в собственном направлении. Я не увольнял Закка, а Закк меня не бросал. Он сказал мне: «Наши отношения намного выше музыки». Так оно, собственно, и есть. Он может позвонить мне, и я ему чем-то помогу. Но в данный момент я работаю с Гасом Джи. Буду ли я когда-нибудь снова сотрудничать с Закком? Что ж, никогда не надо зарекаться.

Мне казалось, что Soul Sucka было превосходным названием для альбома. Но потом кто-то сказал мне, что на моём веб-сайте творится настоящий дурдом от жалоб по этому поводу. Я говорю: «Что вы там такое несёте, мать вашу? По всей видимости, люди не собирались покупать альбом, потому что они думали, что я превратился в хип-хоп исполнителя. До меня не доходило, чьто слова типо «Sucka» используются в грёбаном хип-хопе. Я ведь не слушаю эту хреноту, знаете ли.

Религия

Нас, воспитанных с детства в католичестве, всю жизнь пугают адом. Лично я ничего против преисподней не имею: по крайней мере, кофе там всегда горячий, и, в отличии от притворяющихся твоими друзьями менеджеров, ты точно знаешь, что хозяин лавочки тебя ненавидит.

Говорят, что грядёт второе пришествие Иисуса. Насколько же, блин, плохо, всё должно быть, чтобы он решил вернуться? Было полным-полно войн, уйма народу погибла во имя религии. В детстве я, помнится, узнал, что нет никакого Санта-Клауса, и всё это просто фигня… в этой истории есть что-то похожее, не так ли? Все эти фанатики Иисуса уже просто раздражают. Представьте себе, если бы ко мне кто-то подошёл и сказал: «Простите, я – Иисус». Я бы тогда ответил: «Точно, а я, блин, Гитлер». Откуда мне знать, что ты – Сын Божий? Психушки уже просто переполнены подобными клиентами.

Я никогда не мог взять в толк идею организованной религии. Это чушь собачья. Когда я был маленьким, люди-католики в том месте, где я жил, еле сводили концы с концами. Была одна женщина, у которой было восемь детей, её муженёк свалил, она сидела без гроша, но каждое воскресенье отправляла своих ребятишек, чистеньких и аккуратненьких, в церковь. Она залезала в долги лишь для того, чтобы они выглядели нарядно. Я этого не понимаю. Думаю, люди верят в бога лишь потому, что у них нет ничего другого. Это как мнимая опора в жизни.

Алкоголь

Чем больше вы пьёте каждый день пива, тем меньше вам будет стоить последующая операция по смене пола, — если вам вдруг придёт в голову мысль такую сделать. У девушек буйно растут усы и борода, а грудь перестаёт расти. А юноши наоборот, обзаводятся сиськами. Если пить лет с 12-13, как это делал я, интерес к сексу пропадает – и это хорошо! Парням не надо больше тратиться на девчонок, и наоборот, появляется куча свободного времени и денег, которые надо бросить на пивной досуг. И ещё: пиво по-настоящему алкогольный напиток, от него бывает настоящий цирроз печени, а это значит, что вы окочуритесь настоящими людьми, а не как виртуальные зайчики и козлики. Верьте мне, мальчики и девочки, из-за бухла я уже одной ногой в могиле, помереть в страшных конвульсиях – это высочайший кайф.

P.S. Джек Осборн: Мой старик не видит ничего противоестественного в том, что когда злится, в присутствии мамы называет меня сукиным сыном. Хотя, когда на него злится мама, говорит, что устала жить с козлом. Вот и пойми их зоопарк.