1 февраля 1951 года в Москве появился на свет один из первопроходцев отечественной рок-музыки, автор поистине народных хитов «Музыкант», «Ночная птица», «Мой друг художник и поэт» и многих других нетленок Константин Николаевич Никольский. В день его рождения мы расскажем о том, какие авторы и исполнители вдохновляли именинника, почему он поссорился с группой Воскресение, за что Никольский не любит «русский рок», и много других занимательных фактов. Не обойдётся и без прямой речи Константина Николаевича.

Константин Никольский: факты

  • Свою музыкальную карьеру Константин начал в 15 лет в составе группы Крестоносцы. Вскоре она эволюционировала в рок-коллектив Атланты, выступление которого, как известно, вдохновило Андрея Макаревича на создание Машины времени.
  • В то время в числе любимых групп Никольского были The Beatles, Rolling Stones, Mamas & Papas др. Как гитарист, он ориентируется на творчество Гэри Мура, Марка Нопфлера, Эрика Клэптона, Джорджа Харрисона, Би Би Кинга, то есть, на тех музыкантов, которые во главу угла ставят мелодичность и выразительность, а не запредельное техническое мастерство.
  • Знаменитую песню «Музыкант» Никольский сочинил во время службы в армии, которую он проходил в 1969-1971 годах.
  • В 1970-е годы, благодаря участию в группе Цветы, Никольский получил статус профессионального музыканта. После распада «Цветов» Константин аккомпанирует Юрию Антонову, а затем играет в новой группе Стаса Намина с лаконичным названием Группа Стаса Намина.
  • «Ночную птицу» Никольский посвятил своему другу и коллеге по группе ударнику Юрию Фокину, эмигрировавшему в США.
  • Создатели группы Воскресение Сергей Кавагоэ и Евгений Маргулис некоторое время репетировали с Никольским и хотели пригласить его в коллектив, но тот отказался. Однако когда в 1979 году группа «Воскресение» записывала свой дебютный альбом, в последний день записи вокалист Андрей Сапунов в сопровождении Маргулиса и Кавагоэ на оставшемся на плёнке свободном месте записал несколько песен Никольского («Музыкант», «Зеркало мира», «Поиграй со мной, гроза», «Ночная птица», «Я сам из тех», «Когда поймёшь умом»). Сейчас эта запись считается классической и легендарной, однако Никольскому она крайне не понравилась. Больше всего упрёков досталось Сапунову (к слову, выпускнику Гнесинки, одному из немногих профессиональных вокалистов в нашей рок-тусовке).
  • В 1980-1982 годах Никольский играл в обновлённом составе «Воскресения». В 1981 году группа записала магнитоальбом «Воскресение-2». В 1994-м состоялась попытка возродить этот состав, но Никольский и Романов не смогли найти общий язык. Более того, Никольский нешуточно обиделся на «Воскресение» из-за того, что те продолжали исполнять на концертах его песни.
  • Никольскому часто приписывают фразу «Новые песни пишут те, у кого старые плохие», однако сам он от неё регулярно отрекается. Подчёркивая, правда, что в деле создания песен никогда не спешит. За всю долгую карьеру музыкант выпустил всего 3 сольных студийных альбома.
    Константин Никольский часто критикует русский рок за «немузыкальность» и непрофессионализм. Так, например, в 2012 году во время концерта в самарской филармонии он обрушился с критикой на проходящий в самарской области фестиваль «Рок над Волгой». Однако всё это не помешало Константину Николаевичу несколько ранее, в 2009 году, принять участие в концерте «Дискотека 80-х» в «Олимпийском». «Такой ажиотаж вокруг „дискотеки“ понятен, в музыке тех лет есть душевность. Она не разменяна, как сейчас. Сейчас все без души», — так Никольский прокомментировал этот перформанс.

И напоследок — небольшая подборка размышлений, воспоминаний и оценок от самого именинника.

Константин Никольский: цитаты

  • О детстве и гитаре:
    в детстве я помню стремление играть на каких-то инструментах, к музыке как-то тянулась рука. И потом все определилось, когда я увидел гитару. Для меня это стало загадкой, и я решил ее для себя разрешить. Но до сих пор мне это не удалось. Потому что инструмент, действительно, весьма загадочный. Когда мне было лет 13, я устроился в класс гитары на улице Правды в Москве, Дом культуры имени Чкалова. Год прозанимался на классической гитаре, а потом перешел к электрической, потому что веяние это пошло (я тогда уже с гитарой свободно более-менее мог обращаться), и в эту струю как-то втянулся.
  • О грани между текстами и стихами:
    Есть масса сборников стихов, но это не тексты. При ближайшем рассмотрении получается, что немножко не ложится стих на музыку, это как раз не текст, а стихотворения. А у Вийона есть вещи-стихотворения, это вообще XV век, но там абсолютно все рок-поэзия, там есть музыка. То есть человек выяснил для себя и для других все те моменты, которые в рок-поэзии чисто формально участвуют сейчас, но у него это было неформально. Наверное, это тот самый вопрос, над которым я сам бьюсь и не могу добиться решения. Я даже теряюсь. Хотя мне что-то удалось в этом смысле. Я трудился много над тем, чтобы это звучало, над тем, чтобы рифма была в конце и в середине тоже. Большой труд. Но я не могу сказать ничего определенного до сих пор на этот счет. Там до конца выяснить невозможно. Выясняя что-то, я так до конца ничего и не выяснил.
  • Об Интернете:
    Интернет – это такая свалка, которую можно разгребать и что-то найти для себя. Пропадать там, как сумасшедший, я не собираюсь, но есть вещи, которые я могу узнать только в Интернете. Я, например, искал в московском магазине записи одного музыканта – известного, в общем, он и «Грэмми» получал, и на фестивале Эрика Клэптона играл, но ничего не нашел. А в Интернете – пожалуйста, сколько угодно. Я обрадовался, как мальчик, тем более что техника у него потрясающая, и мне никогда уже так не научиться. Единственное, меня не радует, как в Интернете переиначиваются мои тексты. Иной раз просто волосы дыбом становятся. Там не то что незнание стихов – а незнание русского языка. Иногда кажется, что они специально переделывают, чтобы автору жутко стало.
  • О Макаревиче:
    Рока не было, а Макаревич был и что-то пел, и так как он был единственным (а не лучшим), то мы и поимели то, что называется «Машиной времени». И «выстрелила» она потому, что люди не знали, кто написал «Музыканта». Рассуждали так: если песню поет не ВИА, то это «Машина времени». А я всю жизнь эту ситуацию разгребал.
  • О «рок-братстве» 80-х:
    Не было никакого братства. Панибратство – было. Братство вообще опасная вещь, во главе его обычно стоит старший брат, который указывает, что делать. Вот этого опасайтесь.
  • О кризисе:
    Меня он никак не затронул, потому что уже года три у меня нет плотного концертного графика. Я работаю только в двух клубах в Москве, и иногда меня приглашают куда-то песни попеть. Или какие-то случайные клубы типа «Икры», куда зовут примерно раз в три месяца. Поэтому кризис совершенно ни на что не повлиял. На жизнь мне вполне хватает. А вообще, я думаю, кризис для многих людей – серьезный повод призадуматься о том, как работать дальше. О качестве. Просто так ведь человек ни за что не будет думать – ему обязательно надо дать по какому-нибудь месту: «Аллё! И что, ты считаешь, у тебя так всё хорошо будет всегда?» И музыкантам тоже пора призадуматься, потому что богатые люди, которые заказывали себе вечеринки, быстро поняли, что выступление под фонограмму – оно вообще не стоит нисколько. И у этих фонограммных персонажей сразу кончилась работа. А у людей, которые выходят на сцену и что-то делают при тебе, и делают это мастерски, – с работой всё нормально. И дай Бог, будет нормально.