Энди Рурк, бас-гитарист легендарной манчестерской команды The Smiths, отмечает сегодня свое 50-летие.

Ранние годы

Эндрю Майкл Рурк появился на свет 17 января 1964 года в славном городе Манчестере. В возрасте 7 лет он получил от родителей в подарок акустическую гитару. Однако поворотное событие в жизни Энди, неотвратимо направившее его в объятия музыкальной индустрии, случилось четырьмя годами позже. Имеется в виду начало тесной дружбы, продолжающейся и по сей день, с Джонни Марром, чья фамилия тогда ещё писалась несколько по-другому. Ребята обнаружили сходство музыкальных вкусов и, несмотря на футбольные противоречия (Энди всю жизнь болеет за «Манчестер Юнайтед», а Джонни — за «Сити»), стали музицировать на пару, используя для этой цели, в том числе, школьные обеденные перерывы.

Когда Джонни в 13 лет организовал группу, получившую название The Paris Valentinos, то пригласил туда приятеля, предложив тому перейти на бас-гитару. Энди особо не противился и быстро полюбил свой новый инструмент. Группа Рурка и Марра исполняла, главным образом, каверы на композиции Thin Lizzy и The Rolling Stones.

В возрасте 15 лет Энди был исключён из школы и какое-то время перебивался, делая для желающих работы по дому. Параллельно он участвовал в деятельности нескольких рок-групп, в числе которых имелись и проекты Марра. Во-первых, это White Dice, выигравшая конкурс демо-записей, но провалившая призовое прослушивание у боссов лейбла F-Beat Records. Во-вторых, это The Freak Party, где Джонни и Энди пытались играть фанк. Ну, а затем Марр познакомился со Стивеном Патриком Моррисси.

Карьера в The Smiths

Изначально функции басиста в организованном Марром и Мозом коллективе выполнял некий Дейл Хибберт, по совместительству ещё и звукоинженер команды. Но после первого концерта отцы-основатели The Smiths и примкнувший к ним ударник Майк Джойс решили, что их не устраивают как манера игры Хибберта, так и сам Дейл в личностном плане. Джонни нашёл выход в приглашении хорошего друга Энди. В самом деле, почему бы не сохранить творческий союз, которому к тому времени было около десятка лет?

Рурк отлично вписался в команду и оставался в ней до самого распада, за исключением короткого двухнедельного отрезка, имевшего место весной 1986 года. В то время Энди, очевидно, захмелевший от рок-н-роллного образа жизни, как-то незаметно перешёл к более опасным привычкам, нежели банальное распитие спиртных напитков. Он пристрастился к героину. В один прекрасный день Рурк обнаружил на лобовом стекле своей машины прикреплённую с помощью дворника (не того, который метлой орудует) записку следующего содержания «Энди, ты покинул The Smiths. Удачи и прощай, Моррисси». Сам фронтмен всегда категорически отрицал авторство данного послания. Так или иначе, потрясение оказалось настолько велико, что Рурк взялся за ум, встал на путь борьбы с наркозависимостью и вскоре был восстановлен в правах участника коллектива.

Конечно, основную роль в успехе The Smiths сыграли Моррисси и Джонни Марр, главные авторы, соответсвенно, текстов песен и музыки, превосходно дополнявшие друг друга. С этим глупо спорить. Но принижать значение ритм-секции, как порой делает и сам Моррисси, тоже будет явной несправедливостью. Разнообразная и технически безупречная игра Энди была той основой, на которой держались и развивались новаторские гитарные идеи Марра. А в ряде композиций группы, зачастую, именно характерные басовые риффы определяют их, композиций, лицо и западают в память прежде всего. В качестве примера тут можно привести Barbarism Begins at Home или Rusholme Ruffians — вещи, на звучание коих, несомненно, оказали влияние фанковые и рокабилли-эксперименты Марра и Рурка прежних лет. Джонни, к слову, оценивал вклад Энди в создание альбома The Queen Is Dead, как «нечто несопоставимое ни с одним другим бас-гитаристом».

Наконец, если Моз был лицом и голосом группы, а Марр — музыкальной душой, то Рурк… возможно, хребет The Smiths, если допустимо так выразиться. Стержень, связующее звено не только в музыкальном плане, но и человеческом тоже. В пользу этого говорит тот факт, что даже спустя долгие годы, включившие в себя, помимо прочего, ряд взаимных обид и судебные разбирательства, он умудряется сохранять хорошие отношения со всеми тремя бывшими коллегами по группе (и с Моррисси, в том числе). Поэтому, хоть шансы на реюнион The Smiths и оцениваются критиками как мизерные, само их существование и надежды на воплощение в жизнь могут быть связаны только с одним человеком — с Энди (а не с Мозом или Джонни, как хочется подумать на первый взгляд). Только Рурк теоретически способен примирить троих оставшихся музыкантов, свести и удерживать их вместе. Пока все они в добром здравии (хотя состояние здоровье Моза в последнее время вызывает некоторую тревогу), фанаты по-прежнему будут верить в чудо и ждать его.

В заключение добавим, что добряк Энди в денежном отношении получает меньше всех доходов от творческого наследия The Smiths. Первоначально заработанные деньги распределялись между участниками квартета в соотношении 40:40:10:10 (большие части, понятное дело, отходили к Марру и Моррисси). После распада коллектива Рурк и Джойс решили эту ситуацию переиграть и подали в суд, дабы добиться равной пропорции. Энди во избежание эскалации конфликта согласился на урегулирование спора в досудебном порядке, получив 83000 фунтов единовременной компкнсации и всё те те же 10% роялти. Джойс мириться со своей долей не стал и в середине 1990-х выиграл-таки судебный процесс у Моррисси и Марра. Правда, на Энди эта победа не распространялась, в 1999 году он даже был признан банкротом. Впоследствии, уже в 2005 году, Моррисси в публичном послании обвинял Джойса, что тот не оповестил Рурка о правах того на часть денег, отсуженных Майком у него и Марра. Вот такие вот перипетии событий. Повторимся, Энди от этой свистопляски только проиграл, став самым бедным из бывших The Smiths. Такая уж порой у добряков незавидная судьба.

Карьера после 1987 года

Увы, после распада The Smiths Энди так и не нашёл себе новой постоянной команды, хотя попытки к тому предпринимал неоднократно. Перечислим основные проекты, в которых он засветился за последние четверть века с лишним.

Рурк дольше всех своих бывших коллег по группе сотрудничал с Моррисси после начала сольной карьеры певца. На синглах Моза, вышедших в 1989 году, The Last of the Famous International Playboys и Interesting Drug, вся тёплая компания была ещё вместе — Рурк, Джойс и Крейг Гэннон, в 1986-м какое-то время бывший в The Smiths ритм-гитаристом. Вскоре остаётся только Энди — с ним в 1990-м Моз записал синглы November Spawned A Monster и Piccadilly Palare, причём Рурк официально значится соавтором музыки к их би-сайдам, соответсвенно, Girl Least Likely To (вышла на 12-дюймовке) и Get Off the Stage. Ещё один пример совместной работы Моррисси и Энди — Yes, I Am Blind, би-сайд сингла Ouija Board, Ouija Board, выпущенный в 1989-м. После этого Моз более не пользовался услугами ни Рурка, ни кого-либо ещё из бывших коллег по The Smiths.

Вместе с Майком Джойсом в первое время после кончины своего прославленного коллектива Рурк также сотрудничал с ирландской певицей Шинейд О’Коннор. Энди (уже без Майка) поучаствовал в записи её альбома I Do Not Want What I Haven’t Got, вышедшем в 1990-м.

В том же году произошло самое странное событие пост-смитсовской карьеры Рурка. Он присоединяется к группе Killing Joke, но уже через 3 дня изгоняется оттуда по непонятным причинам. Один из участников KJ скажет в отношении басиста следующее: «Он оказался полным ублюдком». Как-то не вяжется с образом добряка Энди. Впрочем, тут непременно нужно учесть, что этим «одним из участников» был барабанщик Мартин Эткинс, подобно Рурку, бывший в то время новичком в Killing Joke. Всего через год он сам, в свою очередь, разругается с Джэзом Коулманом и навсегда покинет группу. Так что предположения о конфликтах внутри Killng Joke в 1990-м можно строить самые разные.

Энди Рурк сотрудничал с двумя группами экс-гитариста `Oasis Пола «Боунхэда» Артурса, Moondog One и Elektrik Milk, гастролировал с британским автором песен Badly Drawn Boy в течение двух лет. Игру Энди можно услышать на альбоме Last of the Independents (1994) группы The Pretenders и на сольнике Иэна Брауна The World Is Yours (2007), причём с Брауном Рурк ещё и откатал тур в поддержку пластинки.

Энди являлся одним из организаторов серии концертов «Манчестер против рака» («Manchester v Cancer»), также известной под сокращённым названием «Против рака» («Versus Cancer») в 2006-09 гг. Во время первого из них он присоединился на сцене к Джонни Марру и его группе, The Healers, и исполнил с ними знаменитую композицию The Smiths, How Soon Is Now?. Это был первый случай за долгое время, когда два участника легендарной группы выступили вместе. Марр позже отверг все измышления о том, что имел место пролог к воссоединению всей группы, но отметил, что исполнить культовую вещь вместе с Энди после стольких лет было чертовски здорово.

В 2007 году Рурк оказался вовлечён в проект Freebass, супергруппу из бас-гитаристов. Инициатором её создания выступил Питер Хук, дополнил команду Гэри «Мани» Моунфилд. Увы, завлекательная идея обернулась пшиком. Помимо Freebass, участники были заняты много чем ещё, долго готовили материал, выпустили EP только в 2010-м, вслед за этим, поднатужившись, выдавили из себя полноценный альбом, но Рурка к моменту его выхода в команде уже не было. Тем не менее, он успел внести свой вклад в несколько треков этой весьма посредственной пластинки. Осень 2010 года запомнилась неравнодушным людям оскорблениями Мани в адрес Хука (с последующими извинениями), ознаменовавшими собою бесславный конец Freebass.

В начале 2009 года Энди переехал жить в город Нью-Йорк. Там он ведёт программу на East Village Radio и работает клубным диджеем вместе с Оле Коретски под названием Jetlag. Избранные ремиксы дуэта можно услышать на Soundcloud.

2013 год подарил поклонникам парочку новых воссоединений Энди и Джонни Марра. Марр, записав и выпустив первый полноценный сольный альбом, принялся активно гастролировать. Разумеется, он никак не мог проехать мимо Нью-Йорка. В первый раз он завернул туда 3 мая. На сцене бруклинского Music Hall of Williamsburg к нему присоединился Рурк, и музыканты исполнили… How Soon Is Now?, конечно же! Второй визит Марра в Нью-Йорк пришёлся на 16 ноября. Посетители Webster Hall были обрадованы ещё одним совместным номером Джонни и Энди из репертуара The Smiths (на сей раз — Please, Please, Please Let Me Get What I Want).

Разумеется, эти события не могли не спровоцировать новый шквал слухов о грядущем возрождении великой группы, от которых музыканты усиленно отбиваются. Но что поделать? Теперь такие ситуации будут преследовать их до конца жизни.

Media