21 января день рождения Роберта Дель Ная – неизменного участника проекта Massive Attack. Человек, стоявший у истоков трип-хопа, художник-дальтоник, филантроп-пацифист, неутомимый творец, собирающий под свои знамёна самых разнообразных музыкантов – о Роберте, или как его все называют, о 3D можно говорить бесконечно. Но сегодня мы хотели бы пройтись по обратной стороне Massive Attack, а именно по тем приглашённым вокалистам, чьи голоса внесли в звучание бристольцев наибольший вклад.

Самые значимые голоса Massive Attack

  • Tricky

    Треки: Blue Lines, Five Man Army, Daydreaming, Karmacoma, Eurochild.
    Ещё до того, как Эдриан Тоус стал успешным сольным артистом под именем Tricky и занял приличествующее ему место в числе лидеров мирового трип-хопа, он был занят совместными работами с 3D и Daddy G. Вначале – в рамках Wild Bunch, которую даже и группой-то назвать сложно, это была скорее хаотично изменяющаяся группировка музыкантов, ди-джеев, продюсеров и прочих одарённых личностей. А после распада этой тусовки на отдельные составляющие (произошло это в 1986 году), Tricky несколько раз вносил свой вклад в композиции своих товарищей, уже творивших под вывеской Massive Attack. Его мрачная и гипнотическая читка трижды появилась на дебютнике бристольцев Blue Lines, и дважды – на втором альбоме Protection. Кстати, о «Защите». В то время Эдриан уже был погружён в создание первого сольного альбома, так что времени на написание лирики ещё и для Massive Attack у него категорически не оставалось. Так что он по-братски поделился с 3D и Daddy G текстами для композиций Overcome и Hell Is Round The Corner – в руках MA они превратились в песни под названиями Karmacoma и Eurochild. С тех пор Трики ни разу не принимал участия в записях Massive Attack, отдав эту привилегию на откуп матери одной из своих дочерей – певице Мартине Топли-Бёрд.

  • Хорас Энди

    Треки: One Love, Five Man Army, Hymn of the Big Wheel, Spying Glass, Light My Fire (live), Angel, Man Next Door, (Exchange), Everywhen, Name Taken, Incantations, Splitting the Atom, Girl I Love You.
    Высокие, подрагивающие напевы Хораса – неотъемлимая часть каждого альбома Massive Attack. Этот ямайский бородач-растафарианин, являвшийся настоящей звездой регги ещё в семидесятых, стал единственным приглашённым артистом, задействованным на всех полноформатных пластинках англичан. Благодаря ему совершенно по новому зазвучала Light My Fire — классическая вещь The Doors, на Hymn of the Big Wheel появились так не свойственные угрюмому саунду Massive Attack лучики света и оптимизма, а холодная и депрессивная Angel стала одним из главных хитов MA, впоследствии переигрываемой такими грандами «тяжёлого» цеха, как Sepultura и The Dillinger Escape Plan. Через Massive Attack Хорас познакомился и с продюсером-аранжировщиком Mad Professor, чьими руками был сотворён альбом дабовых ремиксов на композиции Massive Attack под названием No Protection – в дальнейшие годы они не раз работали вместе над всяческими музыкальными проектами.

  • Элизабет Фрейзер

    Треки: Teardrop, Black Milk, Group Four
    Песню Teardrop, без преувеличения, слышали практически все – этот сингл и по сей день является самым узнаваемым творением Massive Attack. Но немногие знают, что композиция вполне могла иметь совершенно другой вокал. Ведь первой певицей, на суд которой была отправлена демо-версия этого трека, была сама Мадонна — именно о её участии в записи грезил участник Massive Attack Эндрю Mushroom Ваулз. Впрочем, коллеги Ваулза по группе придерживались иного мнения на сей счет. Их фавориткой стала обладательница поистине неземного и мелодичного вокала Элизабет Фрейзер, экс-фронтвумен только что распавшихся Cocteau Twins. Говорят, Мадонна была обеими руками за то, чтобы приступить к написанию текста и отправиться в Англию для рекорд-сессий, но две трети Massive Attack путём простого большинства не дали ей сделать этого. Лирика для Teardrop во многом создавалась под влиянием недавней трагической смерти Джеффа Бакли – близкого друга Элизабет: «Это было так странно… Я получила то письмо и в этот момент я думала только о Джеффе. Эта песня о нём – именно так я себя чувствовала.» Помимо Teardrop, голос Фрейзер звучит ещё на двух композициях с Mezzanine – Black Milk и Group Four, причем далее она ни разу не пересекалась с Massive Attack в звукозаписывающих студиях.
    P.S. Mushroom покинул группу сразу после записи альбома. Кто знает, вполне возможно, что одной из причин тому стала отверженная его товарищами и обожаемая им Мадонна.

  • Шинейд О’Коннор

    Треки: What Your Soul Sings, Special Cases, A Prayer for England
    Материал альбома 100th Window, увидевшего свет в 2003 году, был сочинён чуть ли не самым узким кругом лиц за всю историю Massive Attack. От изначального трио в строю остался лишь неутомимый Роберт (Грант Маршал, формально не покидая Massive Attack, сосредоточился на семейных делах). Компанию ему составили неофициальный участник группы ещё с 1997 года и внёсший определённый вклад в звучание Mezzanine Нейл Дэвидж и… заслуженная скандалистка всея Ирландии Шинейд О’Коннор, впрочем нисколько не обделённая и певческим даром («вечный» Хорас Энди, конечно, тоже успел попеть в паре треков, но к написанию композиций он не имеет никакого отношения). Первым синглом с альбома выбрали Special Cases – одну из тех песен, где ведущую роль играет именно вокал Шинейд, одновременно холодный и эмоциональный. Работа О’Коннор на этом диске просто потрясающа, как в плане собственно пения, так и по части лирики – на политически-протестной «A Prayer For England» уроженка Ирландии самым бескомпромиссным образом вываливает в уши слушателю все то, что накопилось в её сердце за долгие годы.

  • Деймон Албарн

    Треки: Small Time Shot Away, Splitting the Atom, Flat of the Blade, Saturday Come Slow
    2D (именно под таким псевдонимом Албарн пел в мультипликационной группе Gorillaz) и 3D познакомились на одном из концертов вышеупомянутой Шинейд О’Коннор. Первый опыт сотрудничества двух гениев появился ещё на 100th Window, где Деймон своим бэк-вокалом неосязаемо сопровождает голос своего «трёхмерного» коллеги. А вот на следующей пластинке, Heligoland, влияние Албарна было уже куда более основательным и заметным. Кое-где лидер Blur играл на бас-гитаре, иногда мы можем услышать звучание его клавишных инструментов. Ну а в Saturday Come Slow Деймону уже была поручена роль лид-вокалиста, с которой он (когда-то осчастлививший мировую общественность хитом с подозрительно похожим названием) справился на все сто, придав этой композиции некие особенности звучания поздних Radiohead.

Media