2 мая 1987 года родился Джастин Янг – вокалист, гитарист и лидер The Vaccines, известных своим простым и бодрым инди-роком. До их успеха Джастин играл инди-фолк в рамках сольного проекта Jay Jay Pistolet. В честь дня рождения музыканта мы подготовили для вас подборку его цитат о секретах успеха, сочинении песен и любимых группах.

Джастин Янг: цитаты

  • Наше главное достоинство, которое сделало нас узнаваемыми, а нашу музыку – популярной – заключается в том, что мы создаем поп-композиции, которые не отличаются сложной конструкцией. Вообще с музыкой дело обстоит так – либо ты ощущаешь ее, чувствуешь ритм, либо нет. Мы ищем тот поворот мелодии, тот смысл текста, которые бы обращались к максимально широкой аудитории и которые были бы ей близки.
  • Я просто чувствую, что группы могут быть неправильно поняты, и я думаю, что люди часто наделяют музыку излишним смыслом. Я думаю, что Рианна так же важна, как и Radiohead. Они служат разным целям, но никто из них не важнее. Что же касается нас, то люди могут подумать, что мы крупная инди-группа, но я думаю о нас как о маленьком поп-коллективе.
  • Я твердо верю, что насколько ты искренен в написании песен, настолько ты и космополитичен. Меня огорчает, когда я слышу, что люди в этом неискренни и лживы. Меня очень огорчает, когда люди не видят, как я честен и хорош в написании песен или стихов на очень личные темы.
  • Я могу написать 100 песен в день, потому что мелодии просто приходят ко мне, это словно очищает, когда я их записываю. Я сонграйтер. Я просыпаюсь утром и хочу написать песню, я буду счастлив написать хит для кого-нибудь.
  • Мои голосовые связки кровоточили из-за чрезмерных криков и идиотского поведения или от слишком восторженного и громкого пения. У меня было три операции в прошлом году. Я не мог даже говорить. Я пытался спеть ноту, но ничего не выходило. Мне постоянно приходилось промывать свое горло. Врачи сказали, что эта проблема не решена. Меня это тревожит, усиливает мое нервозное состояние. Каждый день я живу в страхе.
  • Всегда думаю, что лучший урок, который я когда-либо получил, состоит в следующем: хотя и можно многому научиться к других людей, нет смысла пытаться написать песню как у Нила Янга или Пола Маккартни. Ты не тот человек. Надо писать о том, что чувствуешь. Я бы действительно хотел быть таким, но я – это я, и я хорошо пишу определенные виды песен. Надо знать свои сильные стороны. Если ты пытаешься писать, как кто-то другой, ты не понимаешь, что делает песню хорошей.
  • Не хочу звучать негативно, и у меня есть много людей, которых я люблю и на которых я могу положиться. Но ведь надо научиться следить за собой, правда? И я просто думаю, что, даже учитывая дружескую любовь, существует очень мало типов любви, которые длятся вечно. Поэтому зависимость от другого человека может быть опасной. Так во всем: в бизнесе, в дружбе, даже в семье. Никогда не знаешь, что ждет за поворотом.
  • Моей первой любовью был Элвис. Не знаю почему, но лет в 7-8 я просто обожал его изображать. Шоуменство привлекало меня больше, чем что-либо еще. Я видел фотографии Элвиса, мне они очень понравились, и потом я полюбил его музыку, что заставило меня немного разойтись со всеми вокруг. Следующее крупное событие произошло, когда учитель английского дал мне бокс-сет Nirvana. Мне было 11, и тогда я помешался на Курте Кобейне, как и все мои ровесники тогда. Это было время Интернета через телефонную линию, так что отец выделял мне всего лишь пять минут Интернета в день, и я проводил их, разглядывая фотографии Курта Кобейна, и находил их завораживающими.
  • Я всегда пел о впечатлениях из первых рук, что называется. Ведь вы можете петь лишь о том, что действительно знаете и пробовали, иначе слушатель точно уловит фальшь. Хотя иногда, конечно, можно позволить себе и немного фантазии и креативности.
  • Нас могут слушать все, все вокруг и каждый. Мы хотим общаться с помощью музыки с таким количеством людей, с каким это возможно. Я всегда сознательно держался подальше от политики, выбирал общечеловеческие темы для текстов. Забавно, что многие ставят отсутствие политики в творчестве музыкантов в упрек, но я честно, не думаю, что это наша ответственность – заниматься политикой в музыке. Люди достаточно умны, чтобы понимать, что происходит вокруг, им не обязательно слушать какого-то большого музыканта, которые расскажет, как обстоит ситуация на самом деле.
  • Лично я почти не хожу на концерты, я люблю слушать записанную музыку намного больше, чем живую. В ней больше личного опыта.
  • Я стал фолк-исполнителем, потому что я переехал в Лондон, у меня не было друзей, и я хотел выступать на вечерах открытого микрофона. Потом я дорос до того, чтобы выступать на разогреве. Даже когда я в какой-то мере сделал себе имя, я не мог найти людей, которые играли бы со мной. Не особо много хороших музыкантов, которые хотят играть без денег и без признания. Все хотят кусочек пирога, не так ли? И правильно делают. Поэтому я не мог собрать группу, и вот на этом я потерпел неудачу: никто не хотел играть под моим сольным псевдонимом.
  • Я создал свою первую группу 11 или 12 лет назад, и всем всегда было по барабану, и вдруг люди заинтересовались. Думаю, Интернет уравнял условия для всех. Я думаю, что это хорошо. Возможно, вредно, потому что лента конвейера движется еще быстрее, зато все получают свой шанс. Существует все это дерьмо со статистикой, что якобы в чартах только хорошо образованные музыканты, но музыка еще никогда не была более любительской, потому что Интернет все уравнивает. Если у тебя есть хорошая песня, ее услышат все.
  • Я люблю оформлять футболки. Вот смотришь на зрителей концерта The Smiths со стрижками под Моррисси и думаешь: “Хотел бы я создать такой легион людей, которые одеваются так, как я”. Конечно, я не икона, как Моррисси, но мне нравится идея создания такой своеобразной армии.
  • Люблю слушать простейшую, наивную и даже тупую поп-музыку. Почему бы мне самому не писать такие же тексты песен?
  • Когда мне было примерно 13, я начал слушать хардкор-панк, и я был вегетарианцем до 18 лет. По сути, я перестал быть вегетарианцем, потому что мой доктор, которого я хорошо знал, тоже вегетарианец, сказал мне, что поддерживает мой образ жизни, но я был очень болен. И он сказал, что вегетарианство, по идее, должно делать тебя здоровым, но я был не особо здоров, поэтому надо было поменять образ жизни.
  • Я снова начал есть мясо, а еще мне надоело, что люди меня постоянно подкалывали насчет того, что я не пил, поэтому я снова начал пить. Сейчас, кстати, я практически не пью, только пиво изредка. Было здорово, что, когда все остальные открывали для себя наркотики и алкоголь, я этого не делал. Все считали меня немного занудой, но я чувствовал себя настоящим бунтарем.
  • Мне нравится Нью-Йорк. Я прожил в Лондоне семь лет и как-то устал от него. Я был всем доволен, так что я подумал, что надо бы поехать куда-то, где я не знаю столько людей и столько мест. Так что я просто вытащил себя из своей зоны комфорта. Теперь у меня квартира в Чайна-таун, и я действительно люблю Манхэттен. У меня от него такое чувство, будто я все еще на родине.
  • Нас никогда не номинировали [на премию Mercury Prize], а мы никогда и не ждали этого. Любители кофе и Кентиш-Тауна, посетители Pizza East и слушатели “6 Music” — это не наше. Как и всегда, тут есть и хорошие артисты, а есть и такие, которые больше удивляют. Я был удивлен, не увидев Foals, The Maccabees и Everything Everything — я думаю, они представляют вершину британской музыки, которая возможно и не была представлена. Но тогда то же самое я могу сказать об отсутствии грайма. Мне кажется, это список выглядит, как будто его составляли старики. Будто это те 12 альбомов, которые в этом году купил мой отец. Я не пытаюсь никого обидеть, ведь есть и альбомы, которые я люблю, но есть в них что-то старомодное.