Сегодня 52 года исполняется Кевину Джеймсу Лабри, автору песен и вокалисту Dream Theater и множества других проектов. В день рождения Джеймса Лабри мы традиционно предлагаем вам вспомнить, кто же он такой и чем он хорош.

Джеймс Лабри: факты

  • Джеймс родился в Пенетангуишине, Канада
  • В пять лет Лабри начал играть на барабанах
  • Уже к середине своего второго десятка Джеймс был фронтменом в нескольких группах
  • В 17 лет Лабри бросил барабаны
  • До Dream Theater Лабри был вокалистом глэм-метал группы Winter Rose, выпустившей один одноименный альбом в 1989
  • В 1990 Джеймс узнал, что Dream Theater были в поисках нового вокалиста и откликнулся, отправив свою запись. Почти сразу же его пригласили в Нью-Йорк для полного прослушивания. Пробы прошли успешно, и Джеймс был выбран из 200 людей. На сегодняшний день Джеймс — автор или соавтор текстов хотя бы одной песни на восьми из одиннадцати альбомов Dream Theater, записанных при его участии
  • Песни Dream Theater, которые Джеймсу больше всего нравится исполнять вживую — «Scarred» и «Octavarium»
  • В сотрудничестве с Мэттом Гиллори, Джеймс выпустил пять соло-альбомов под разными именами (Mullmuzzler, James LaBrie’s Mullmuzzler и просто James LaBrie)
  • В процессе работы с Dream Theater Джеймс сотрудничал с множеством других исполнителей. В 1991 он записывал бэк-вокал в песне «Life in Still Water» с альбома Parallels группы Fates Warning. Он появлялся также во множестве релизов Трента Гарднера, Тима Донахью, Ayreon, Shadow Gallery, Frameshift. С 2004 года Лабри работал над проектом True Symphonic Rockestra, 28 марта 2008 выпустив альбом «Concerto In True Minor — 3 Rock Tenors»

Джеймс Лабри: цитаты

  • «Я играл на барабанах с 5 до 17 лет. Но с тех пор я к ним даже не прикасался. Хотя нет, вру, у моего сына дома есть установка, и я однажды сел за нее, но очень быстро закончил. Я подумал «Оооо, я забыл все», и это правда…»
  • «Для нас классический альбом Dream Theater — это прогрессивность и метал, но в очень сбалансированной пропорции, такой, когда одно дополняет другое, а не перекрывает, когда нет доминант»
  • «Мы никогда не садимся обсудить что-нибудь в духе «мы не должны звучать как Muse, мы не должны звучать как…» — нет. Но я думаю, что каждый из нас подсознательно думает «Что бы мы здесь ни делали, мы должны ощущать, что мы делаем все верно — что наше звучание действительно Наше, в первую и главную очередь». Особенно это касается альбома Backs of Angels, потому что мы знали, что к нему будут очень придирчиво присматриваться, что будет полно критики и скепсиса. Так что мы знали, что лучшее, что мы можем сделать — это быть честными с собой (что мы всегда и делали), но вынести это на новый уровень. Нужно было расширить границы возможного, границы того, кто и что мы есть, и сделать что-то, что неоспоримо показало бы, кто и что мы есть и были всегда, но лучше»
  • «Нелюбимая песня для живого исполнения… Пожалуй… Даже не знаю… New Millenium. Эта песня… Я ее просто не чувствую. В ней есть несколько крутых моментов, но всякий раз, как я ее исполняю, я их не чувствую. А любимая песня — Scarred, я люблю петь ее вживую. И, пожалуй, Octavarium, весь чертов альбом… Ministry of Lost Souls и… не знаю, сама песня Octavarium, я любил ее петь. Я думал, это очень классная песня. Она тяжеловата. Но вопрос сложный, потому что есть слишком много деталей и потому, что 99% наших песен я люблю исполнять»
  • «Знаете, здорово петь старый материал, но старый материал очень требовательный, потому что я пою в чертовой стратосфере. А более новый материал показывает мой более зрелый голос. Так что это важно. Но мы всегда будем петь старый материал, потому что его любят наши фанаты, но в то же время, нам необходимо быть очень избирательными и убеждаться, что все хорошо сбалансировано»

Media