12 ноября Аарон Стейнторп, основатель и вокалист легенд британского дума My Dying Bride, отмечает сорокапятилетие. Rock Cult знакомит вас с выдержками из нескольких интервью Аарона, где он рассказывает о различных этапах истории группы и о некоторых других вещах.

О моменте рождения группы и первых шагах My Dying Bride

— Мы встретились в одном рок-клубе, выпили и решили сколотить группу. Вот так всё просто. Мы собрались на следующий же день, пошумели в одной местной студии, и нам это понравилось. My Dying Bride была образована в течение 24 часов. Наверное, нам очень повезло, потому что первые песни дались нам без каких-либо видимых проблем. Мы все хотели пойти в одном музыкальном направлении, поэтому процесс сочинения был очень-очень естественным. Сегодня намного сложнее, потому что многое мы уже сделали, но до сих пор получаем от этого удовольствие.

О названии

— Из двух вариантов My Dying Child и My Dying Bride я выбрал второй, потому что невеста больше подходила романтическому и тра­гическому настрою музыки, которую я тогда хотел писать.

Об отношении к коллегам по «Большой троице» британского дум-дэта 90-х, группам Paradise Lost и Anathema

— Они были нашими конкурентами, ими остаются и по сей день, не смотря на то, что в последние годы наши музыкальные стили сильно отличаются. Хорошая конкуренция всегда только на пользу. Не будь её, мы бы выпускали настоящий мусор. Ходили слухи о нашей «войне» с Anatheme.. Никакой войны не было, но мы и впрямь не были в восторге от общества друг друга. Но это никогда не принимало серьёзный оборот. Никаких драк. Я всегда считал, что по отдельности музыканты из Anathema нормальные парни, но как только они собирались вместе и напивались, то становились настоящими засранцами!

О первом концерте My Dying Bride

— Первый концерт состоялся в нашем родном городе, Бредфорде, в 1990-ом (или 1991-ом) году в клубе, который назывался Shades. Сцены как таковой там не было, поэтому мы стояли прямо в партере. Вечер открывали Shattered Earth, потом играли мы, а хэд-лайнерами были Vomit Drenched Mutilated Corpse. Всего в клуб пришло человек 150. Это был забавный концерт, правда. Вокалист из Vomit Drenched Mutilated Corpse пригласил всех присоединиться к ним на сцене, чтобы устроить как можно больше грайндкорового шума. Эндрю и Рик играли с ними на гитарах, а я много кричал.

О проблемах и неудачах My Dying Bride во время тура в поддержку второго альбома группы Turn Loose The Swans

— Это было отличное турне, но с нами происходило очень много негативных моментов. Вождение по обледеневшей дороге чревато проблемами, и наш автобус попал в аварию. Два раза! Никто не пострадал, но это причинило массу неудобств. Я пролил вино! Мы все после тех гастролей немного приболели, потому что очень много пили, мало ели и почти не спали. Славные деньки!

Об альбоме Like Gods Of The Sun (1996 год)

— Это был первый альбом My Dying Bride, при записи которого я не использовал дэт-вокал. Только чистый. Некоторым фэнам он не понравился именно по этой причине, но многие, наоборот, остались очень довольны. Для Like Gods Of The Sun гитары были настроены на тон ниже, поэтому он получился очень тяжелый по звуку. Он был моим любимым в течение долгого промежутка времени.

О скрипаче Мартине Пауэлле, его значимости для группы и о причинах ухода Мартина из MDB

— Мартин прислал нам демо-кассету. На ней он играл на фоне музыки Symphonaire Infernus et Spera Empyrium… и нам так понравилась эта запись, что мы попросили его стать членом группы. Очевидно, что его вклад был большим, и нас всё устраивало вплоть до начала записи альбома «34.788%… Complete», когда мы официально попросили его уйти. Мартин не утруждал себя участием в репетициях, а с ленивыми людьми мы уживаемся плохо. Группа решила отказаться от скрип­ки, потому что считала, что сможет и без неё писать хорошую музыку. Один период в творчестве My Dying Bride закончился, настала пора двигаться дальше.

Об альбоме «34.788%.. Complete» – одном из самых нестандартных дисков My Dying Bride

— Нам всегда нравились музыкальные эксперименты, и мы подумали, что было бы интересно записать альбом, который в представлении людей будет отличаться от того, что они считают нормальным в металлической музыке. Здорово проворачивать подобное время от времени, я считаю это основополагающей вещью. Зачем всегда играть одно и то же? Конечно, мы понимали, что запись будет раскритикована фэнами и прессой, но нам было всё равно, что скажут другие. Мы собрали группу, чтобы играть то, что нравится нам, а не всем остальным. Сегодня, по прошествии нескольких лет многие фэны приняли этот альбом, а некоторые даже считают его лучшим в нашей дискографии. Я люблю эту запись. Она очень разнообразная по музыке, но при этом тяжёлая и мрачная. Отличная формула.

О мотивации для написания новых песен, новых гастрольных туров и творчества в целом

— Нам это нравится. Многие группы распадаются, когда доходит до дележа денег. На мой взгляд, вообще глупо создавать группу только для того, чтобы заколачивать бабки. Мы всегда относились к My Dying Bride не как к печатному станку, а как к источнику удовольствия. Нас не волнует финансовый вопрос, поэтому мы до сих пор уважаемы на андерграундной сцене. В конце концов, это культовая музыка, и кое-какой доход с неё есть, но мы не заостряем на этом внимание. Мы распустим группу, как только устанем от неё, вне зависимости от того, будет она приносить деньги или нет.

О религиозном подтексте для некоторых песен My Dying Bride

— У меня нет религиозных убеждений, но я люблю использовать Библию в качестве источника вдохновения, потому что она богата восхитительными историями и персонажами.

О счастливых и депрессивных сторонах своей жизни и своего творчества

— Некоторые вещи зависят от личных неудач в жизни. Никто не живет прекрасной жизнью без трагедий, и мы уже использовали их в качестве части нашего материала для песен. Я думаю, что события тёмной стороны жизни представляются гораздо более интересными и запоминающимися, чем счастливые вещи… Я должен где-то выражать свои депрессии, и это место называется My Dying Bride… А обычно я — счастливый парень!

О своём отношении к живым выступлениям

— Мне действительно тяжело стоять перед несколькими сотнями или несколькими тысячами людей и петь для них… даже если не пение в обычном значении этого слова, а просто какие-то страшные вопли. Проблема в том, что все мои тексты очень личные, рассчитанные на индивидуальное, а не на «массовое» восприятие. Двенадцать лет практики, конечно, делают своё дело, но не спасают от этого жуткого чувства полностью — поэтому моей любимой частью концерта является момент, когда доигрывает последняя песня и, мученически улыбаясь, я говорю: «Спасибо вам всем, ребята! До свидания!» Стыдно, конечно, в этом признаваться, но наслаждаться собственным выступлением я могу лишь в течение пяти его последних секунд…