Майк Мьюир, на протяжении многих лет возглавляющий Suicidal Tendencies и Infectious Grooves (не говоря о множестве других побочных проектов) празднует своё 51-летие.

Цитаты Мака Мьюира

  • Когда мне было девять или десять, а моему брату – четырнадцать или пятнадцать, он начал увлекаться музыкой. На рождество и день рождения я получал от него записи Black Sabbath и UFO. А когда я пытался их послушать, мне доставалось за то, что я включил его пластинку. В общем, я слушал музыку, которая нравилась моему старшему брату, и это неплохо – весь поп прошёл мимо меня. Многие просто включали радио и слушали его, подпевая. Я же смотрел на них и думал: «Что за отстой?!»
  • В шестнадцать лет я съехал от родителей и жил со своим братом и двумя другими парнями в районе Оуквуд в Венеции (штат Калифорния). Мы стали устраивать небольшие вечеринки там, где снимали жильё. За вход на них мы брали деньги, это помогало нам оплачивать проживание. У одного из моих друзей, живущих по соседству, были барабаны. Хозяин квартиры хотел его выселить, тогда мы предложили перетащить барабаны к нам. Естественно, все тут же принялись играть на них. Позднее кто-то сказал: «Чуваки, у меня же есть гитара!». Так и началось. Мы стали беспредельничать. Это не было становлением новой группы – мы просто веселились. Как-то раз мы решили отыграть на одной из наших вечеринок, запросив с желающих попасть на неё чуть больше денег. Всё пошло настолько хорошо, что мы стали снимать залы и устраивать наши собственные шоу.
  • Я ударился в панк-рок потому что в нём, как мне казалось, не было правил. Потом я осознал, что у каждого, кому нравился этот стиль, были правила, которым мы должны были следовать – это было главным противоречием. Я всегда считал, что неважно, как вы одеваетесь: делайте то, во что верите, ради то, что считаете истинным. Не повторяйте того, что делайте остальные. Люди говорили: «Чувак, нельзя так одеваться. Это не по-панковски!» Но мы никогда не пытались соответствовать чему-либо, мы просто делали то, что нам нравилось. И это раздражало многих.
  • В Лос-Анжелесе была коммерческая радиостанция, KROQ. Я сидел в своей машине, из колонок зазвучал наш трек. Я попытался вытащить кассету, но в магнитоле её не было. Только тогда я понял, что трек играет не с кассеты, а по радио – я чуть с ума не сошёл! И в конце этого года мы оказались в десятке лучших песен той радиостанции, вместе с Culture Club и Дэвидом Боуи. Очень странно!
  • Фанаты панка считали нашу музыку отстоем, потому, что это металл. То же самое про нас думали и металхэды, потому что мы – панк-группа. Первыми нашими поклонниками стали наши земляки и окрестные скейтеры. Мы бывали на многих скейт-соревнованиях и там можно было услышать наши записи. В результате, у нас на шоу набиралось много самого разношёрстного народа, причём ни одна из групп не была доминирующей.
  • В 1995 году нас поставили разогревать Metallica перед толпой в 20 000 человек. Я был абсолютно несчастен. Ты выходишь и думаешь что-то типа «Я не хочу находиться среди них!». Кто-нибудь поднимается и орёт противным голосом «Чувак! Ты ж тот самый долбаный чувак! Охренеть! Чувак!» — я старался избегать таких людей ещё со школы. Так вот, такой монолог продолжается в течении пяти минут, и я начинаю мечтать о том, чтобы телепортироваться куда-нибудь. Голова кружилась. Это совершенно не то, что мне хотелось делать. Но у менеджера группы уже был готов ответ: «Это не имеет значения, когда речь идёт о продажах пластинок!» И когда от это сказал, у меня в голове словно лампочка перегорела, и я ответил «Знаешь что? Это имеет значение!» Тут-то Suicidal Tendencies и прекратили своё существование.
  • Мы всегда говорили, что не хотим, чтобы наше творчество становилось работой. Когда находишься в турне по девять месяцев в году, это составляет основную часть твоей жизни. И начинаешь задумываться, так ли ты хочешь проводить свою жизнь? Действительно ли то, чем ты сейчас занимаешься, настолько важно? И тут ты начинаешь понимать, насколько же всё тебя достало.
  • В 18 лет я думал: «Когда мне было 16, меня всё бесило!» В 21 я думал «Когда мне было 18, меня всё бесило!» В 25 я думал «Когда мне был 21, меня всё бесило!» Теперь же, вспоминая прошлое, я могу сказать, что меня и сейчас всё бесит, но не настолько.
  • Когда-то давно мой отец сказал: «Если ты хочешь быть счастлив, ты должен научиться говорить “Нет”». Я уже давно этому научился. И люди это принимают. Я считаю, что заслужил право так отвечать. И это здорово – когда ты говоришь «Да», это что-то да значит. Это самое лучшее ощущение – ощущение контроля, и этим немногие могут похвастаться. Так что я счастлив, что могу сказать «Да», а могу сказать и «Нет». И просыпаясь на следующее утро, я не чувствую сожаления.
  • Мой любимый фильм – «Храброе сердце». Я пошёл в кино с неохотой и думал: «Вряд ли я высижу тут целых три часа.», но вышел оттуда под впечатлением. Замечательный фильм, я и не ожидал, что он мне так понравится.
  • Мой как-то раз сказал такое: «Пап, я знаю, почему тебя любят люди. Ты стильный, ты не похож на всех остальных. Ты только встал и «Ух!» а все остальные стоят скучные. А ты не скучный, поэтому я тебя люблю».
  • Я заметил, что много людей, которых ты встречаешь по жизни, людей, которых знают что-то о тебе косвенным образом и они знают кого-то, кто знает того, кто знает твое имя, и когда ты называешь это имя, они говорят: «Однажды я был здесь и встречал этого парня». И я знаю, что многие люди, которые когда были за сценой или знают кого-то из группы или типа того, встречают кого-то в майке или бандане Suicidal, они спрашивают: «Как ты узнал о группе?» И получается, что у каждого — своя история. Я люблю спрашивать и собирать эти разные истории. Это прикольно, потому что бывают разные случаи. Например, один раз мне задал этот вопрос 55-летний чел.

Media