2 мая отмечает свой день рождения фронтмен Deathstars, Андреас «Уиплешер Бернадотт» Берг. И по сему поводу – традиционный сборник высказываний именинника.

    Андреас Берг о музыке и всем на свете

    как действующих, так и об уже покинувших группу:

  • Думаю, мы были бы гораздо популярнее, играй мы «тру» дэт-метал, который кое-кто из нашего состава рубил в Swordmaster и Dissection. Но сейчас мы в Deathstars, группе, которой плевать на жанры, и к которой так или иначе нет доверия. Быть в Deathstars намного тяжелее.
  • Я всегда говорил, что идеальным лого для нашей группы была бы свастика, раскрашенная во все цвета радуги.
    Нашу музыку то и дело называют гей-металом. Но мы сами виноваты в этом – нас достали металлические консервативные стереотипы и у нас появились эти гей-приколы.
  • Думаю, мы самая интеллектуальная и фантастичная группа в этом жанре. Мы словно всё глубже погружаемся в эту музыку, перемешивая между собой поп, рок и метал.
  • Однажды я и Найтмэр (гитарист Deathstars) разгромили машину и перевернули её вверх колёсами с помощью нескольких роуди, затем я отключился. Утром меня будит полиция, они орут мне в лицо, а я, в метре от машины им втолковываю: «Я понятия не имею, кто это сделал».
  • С нами случается столько всякого бреда, что задумываешься о своих взглядах, морали. Мы не прячемся за имиджем или идеологией, люди думают, что мы сознательно занимаемся эпатажем, но это идёт от сердца. С дипломатией у нас не очень, легко может произойти взрыв. Участие в Deathstars даёт ощущение тепла и защищённости; все настолько зависимы друг от друга. Мы всё время вместе – группа для нас всё, иначе зачем она нужна вообще?
  • Deathstars словно Backstreet Boys из ада – вокруг нас просто орды девчонок. Поначалу мы и не думали об этом – на наши предыдущие группы обычно ходили толпы парней. Это ужасная группа. Это просто хаос. И блеск.
  • Думаю, многие люди не поняли нашу группу, наш чёрный юмор. В песнях, что мы пишем, всегда есть знак вопроса, это не проповедь. Они очень мрачные и основаны на самых тёмных аспектах нашей жизни, нас всегда окружают смерть и трагедия. Отсюда убийственная серьёзность при написании, но играем мы рок-музыку потому, что хотим повеселиться. Одной ногой мы на кладбище, другой – на Сансет Стрип, наверное, люди этого не понимают. Но так и должно быть. Мне нравится вводить в замешательство, так интереснее.Сочиняя музыку, мы хотим, чтобы под неё было удобно заниматься сексом, совершать самоубийство, мечтать, танцевать, вести шикарную машину, пить кровь, принимать наркотики. Это должна быть музыка, на которую можно положиться. Deathstars – это то, что всегда составит вам компанию на тёмной стороне жизни.
  • Работа над каждым альбомом – это приключение. Это как встретить Анжелину Джоли и знать, что у нас будет секс. Она – наше музыкальное самовыражение, а секс – метафора законченной пластинки. Каждый раз, встречаясь с Анжелиной, флиртуя с ней, ты всё лучше представляешь, какова она будет в постели. Это – рекорд-сессии. Когда альбом готов, это сравнимо с тем, как ты заполучаешь девушку в собственное пользование. Она действительно хороша в постели, но пожалуй, для следующего альбома нам понадобятся Бейонсе и Кайли Миноуг…
  • Имидж Deathstars – смесь фашистской униформы и роскоши 80-х, смерти и гламура. Каждая песня рассказывает освою историю, и будь то любовь, разрушение, утрата надежд, пагубные привычки – всё сводится к нашей повседневной жизни. Шведская ночь, темнота, женщины, боль, наркотики, саморазрушение, мерцающая неоновая лампа и огоньки сигарет. Серьёзные вещи, о которых говорится с циничной иронией.
  • Мы делаем своё дело, и не важно, актуально это или нет. Мы свободны от ярлыков – и именно поэтому наш стиль так сложно классифицировать. К счастью, многим людям нравится то, что мы делаем. А фразы типа «Движение вперёд» или «Движение назад» нас волнуют разве что в постели.
  • Россия отлично декорирует музыку Deathstars. Если проследить все исторические коллизии развития вашего государства и общества, можно сказать, что наша «широкая» и «тяжёлая» музыка отлично соответствует такому явлению как Россия. Ваша страна ассоциируется также с некоторыми писателями, которые меня очень вдохновляют. С Булгаковым, например.
  • Вот есть на свете porn stars, movie stars, должны же быть ещё и death stars. В конце концов, мы родом из дэта и блэка, так что какая-то параллель с нашими музыкальными корнями вполне справедлива. Я вырос на Mayhem, Dissection, Darkthrone, Emperor, Tormentor, Master’s Hammer и куче других групп. Это что касается части «death». А по поводу «stars»… Думаю, все отмечают глэмовость, эпатажность нашей музыки. Гротеск – вот что мы хотим изобразить. Но несмотря на относительно лёгкую музыку Deathstars, в душе мы – закоренелые злодеи. Мы «в теме» с начала 90-х, а кое-кто из нас даже играл в том же Dissection. Так что на самом деле мы страшные и злые!
  • Тур всегда утомляет, ведь отдых обычно получается некачественным и коротким: сон настигает где попало и как попало. Попав домой, я просто труп: обычно около трёх дней валяюсь в постели, ничего не делаю, смотрю телек и сплю. Телефон отрубаю к чёртовой матери. С другой стороны, если абстрагироваться от веселья и пытаться вести в туре порядочную, «правильную» жизнь, твоя крыша съедет настолько быстро и надёжно, что словами не передать. Поездка – это стресс, перенасыщение информацией, новыми впечатлениями, встречами — надо как-то со всем этим стрессом бороться. Главная опасность в том, что можно про… всё, неудачно рассчитав пропорции отдыха и развлечения. Но лично я отношусь к этому философски: пусть сильнее грянут туры, а там посмотрим, кто кого!

Андреас Берг о музыкантах Deathstars

как действующих, так и об уже покинувших группу:

Йонас «Скинни Диско» Кангур, бас Deathstars.

Без него у нас не было бы группы. Он заботится обо всём административном – вплоть до билетов на самолёт. Он – наш путь к здравомыслию. Но также он и первый парень на вечеринке. Он – Диско-Дипломат!

Эмиль «Найтмэр Индастриз» Нодтвейдт, гитара, клавиши Deathstars.

Эмиль – это мозг группы. Мы много всего делаем в группе, но Deathstars больше его детище, чем моё. Он сердце группы, а я – лицо. И яйца.

О себе:

Если Эмиль – IQ группы, то я – EQ, эмоциональная её сторона. Я считаю себя генералом потому что так легче поддерживать в группе диктатуру. Я первым поднимаю кулак, чтобы рядовые могли попробовать его.

Оле «Боун W Мэшин» Охман, экс-барабаны Deathstars.

Боун ненавидит всех и всё, что случается каждый день, всё время. Он настолько негативен, что это забавно. Мне это нравится.

Эрик «Кэт Казино» Бэкман, экс-гитара Deathstars.

Он думает, что он самый красивый в мире. В смысле, он смеётся над этим, это его фишка, но он такой. Он может сидеть перед зеркалом и мастурбировать, глядя на себя.

Media