2 ноября 1944 года, появился на свет Кит Ноэль Эмерсон, один из влиятельнейших клавишников в рок-музыке, известный по работе с коллективом The Nice, но в первую очередь — благодаря своему участию в супергруппе Emerson, Lake & Palmer (ELP). В своём творчестве Эмерсон органично сочетает рок, джаз и классическую музыку. Событием в своё время стала выполненная группой ELP рок-обработка «Картинок с выставки» Мусоргского (Pictures at an Exhibition (1971)). В честь юбилея мы решили сделать подборку любопытных историй и размышлений из автобиографии музыканта, в названии которой (Pictures of an Exhibitionist) обыгрывается название нашумевшего альбома.

Кит Эмерсон: воспоминания

  • О поездке к бабушке на Рождество:
    «Родственники, казалось, заняли каждый уголок и трещину в гостиной на Перси Роуд, где главное место занимало пианино. Никто не обратил внимание на мое замечание, что его настраивал водопроводчик. Оно издавало бодрый нестройный звук, но это абсолютно нормально, когда у тебя в руках стакан вишневого ликера или виски. Мой отец не переносил алкоголь и поэтому с удовольствием садился за инструмент, к вящей радости остальных. Когда я забирался под клавиатуру, чтобы посмотреть, как его руки, наигрывая популярную мелодию, двигаются одновременно в разных направлениях, меня наполняло восхищение. Он поймал мой взгляд.
    — Я никогда не смогу играть так, как ты, — сказал я с завистью. Продолжая играть, он посмотрел прямо мне в глаза и сказал: «Да, не сможешь. Ты будешь играть еще лучше!»
    Это было лучшее Рождество в моей жизни!»
  • «Папа слышал о существовании Уэртингского молодежного джазового оркестра, спонсируемого местным муниципалитетом, и повел меня как-то вечером в четверг на репетицию.
    Я сидел тихо позади, а в это время, оркестр истошно репетировал темы Каунта Бейси и Дюка Эллингтона. Когда они закончили, меня представили руководителю Вику Йейтсу, пригласившему меня к роялю сыграть что-нибудь. Вероятно, я сыграл короткий регтайм или «Summer Place» Перси Фейта. Он выбрал что-то из кипы нот и попросил сыграть. Я никогда не видел ничего подобного, со странными знаками поверх нот. Что такое Gm7? Я хорошо учился по химии и, возможно, это было одно из химических соединений, типа H2SO4. Вик дал мне стопку нот и предложил выучить пять пьес, сказав, что мы увидимся на следующей репетиции через неделю. Теперь мне пришлось не только репетировать классические произведения для миссис Смит, готовиться к занятиям в колледже, но и изучать музыку, выглядевшую как формула какой-то бомбы, которую надо аккуратно разобрать».
  • «Клуб Cavern дал жизнь тому, что мы теперь гордо именуем «ливерпульской сценой». Неудивительно, что The Beatles завоевали юг так быстро. Cavern вонял хуже любого туалета, который мне доводилось посетить. Полной противоположностью (розами там не благоухало, но все же) ему был клуб The Crawdaddy – видавшее вид заведение в Ричмонде, графство Суррей. На подмостках клуба родилась вся блюзовая сцена Англии. Джон Мейолл был отцом-основателем, а его Bluesbreakers выковали кадры для будущей многоликой британской рок-сцены. The Yardbirds, The Stones, Cream, Led Zeppelin и The T-Bones – все они вышли из одной конюшни».
  • Cavern Club Now
    Клуб Cavern. Наши дни.

  • О группе The Nice:
    «Мы много работали, сознавая, какую славу можем получить, сыграв на столь престижном мероприятии. Используя все возможности нашего очень ограниченного бюджета, мы наняли для выступления Сэнди Сарджент. Сэнди была танцовщицей в популярном шоу Top of the Pops, телевизионной программе с песнями, находящимися в хит-параде. Сотрудничество с Сэнди было делом деликатным, потому что она дружила с ПиПи. Она была горячей штучкой, и все мужчины страстно хотели её. И вот, после того, как кто-то запустил дымовую бомбу, она забралась на крышку моего органа и начала танцевать. А мы предложили имитировать секс с элементами мазохизма, используя для этого хлыст. Раздался жуткий треск, и мой инструмент присоединился к группе перкуссии. Приношу за это извинения, но Ли (Ли Джексон — басист The Nice), кажется, это очень понравилось».
  • «Как-то одним вечером я превзошел самого себя. Всё звучало великолепно: хорошая акустика, отличный приём публики. Дэйви был в ударе, выдавая неистовые и удивительные фразы. Чтобы меня не переиграли, я подошел к своему соло с большим атлетизмом, чем обычно. Каким-то образом я перелетел через Хаммонд в одном могучем прыжке, не подозревая, что перед сценой находится глубокая тёмная оркестровая яма. В какой-то момент я почувствовал себя Джеронимо или Бутчем Кэссиди с Сандэнс Кидом, когда они совершают гигантский прыжок в глубь ущелья. Последнее, что увидел бэнд — пара робингудовских туфель, удаляющиеся вслед за помятой вельветовой задницей. Музыканты вытянули шеи в надежде рассмотреть своего клавишника в том месте, где он растворился, а он в это время находился в полёте, который никогда не повторится в обратном направлении. Аудитория с готовностью восприняла исчезновение кого-то со сцены, но с этой группой возможно всё. что угодно. Что ж, по крайней мере, трое еще продолжали играть».
  • «Вот и подошли к концу три дня концертов в почтенном зале Била Грэма. В афише значились The Chambers Brothers, известные по хиту «Time», и King Crimson в качестве разогревающего состава. Ходили слухи, что всё не просто при дворе Малинового короля. Большинство парней тосковали по дому, женам и подругам, и т.д. Они больше не хотели жить отвратительной жизнью в дороге. Я выбрал момент и разыскал их бас-гитариста, Грега Лейка. Я нашел его в коридоре. По-видимому, именно он правил двором Малинового короля, величественно восседая на единственном грязном кресле в гримерке группы. Он щелкнул пальцем ближайшему типу, чтобы тот поднёс ему зажигалку; остальные участники группы молча толпились вокруг. Последовала церемония знакомства, а затем, после большой затяжки и массивного облака в потолок, он заявил: «Знаешь, тебе нужно чище играть. Некоторые ноты кажутся смазанными. Не знаю, может это от оборудования, или же от манеры твоей игры».Я только что познакомился с парнем, а теперь Он говорит МНЕ, что делать. Ну и нахал»!
  • О начале творческого пути ELP:
    «Оригинальный материал всё еще создавался с трудом, ELP работали над номерами прошлых групп. «Rondo» и «America» The Nice, «Twenty First Century Schizoid Man» King Crimson, «Fire» Артура Брауна в наших руках были уважительно преданы к погребальному костру, тем более, что Карл не участвовал в оригинальной записи. Грегу не подобало кричать, что он «Бог Ада!». Поскольку он не смог дать мне ноты унисоновой части «Шизоида», её тоже отбросили.
    Так «Картинки с выставки» стали основой. Каждый номер как картина: у нас была уверенность, что, несмотря на то, что края еще размытые, на виниле можно создать образец искусства. Масс-медиа быстро переключились на «синдром супергрупп», и дали четко понять, что скептически настроены по этому поводу. Нас связали с Crosby, Stills, Nash & Young. Они все еще скорбели о потере двух групп — The Nice и King Crimson – и были уверены, что ни одна группа никогда не заменит их. Создалось четкое представление, что они счастливы с пеплом The Nice, хотя и ноты не слышали от нового коллектива».
  • «Мы пригласили группу музыкальных журналистов в зал Lyceum, где сыграли показательный концерт в последней надежде завоевать их симпатии, прежде чем отправимся куда-либо. Вероятно, это было самое сложное шоу в моей жизни на тот момент. Я предпочитал играть перед полным залом, чем перед народом с ручкой и блокнотом, скептически рассматривающей тебя в микроскоп. Это напомнило мне игру с листа на конкурсе в Уэртинге. Живые выступления для меня всегда были средством от запора, этот раз не был исключением. Перед выходом на сцену меня постигли «мучения Паганини» в животе. К счастью, Melody Maker этого не заметила: «ELP – так хороши, что пугают. Если вышедшие в отставку адмиралы не снесут сцену, а остров Уайт не смоет несвоевременными дождями, фестиваль увидит первое большое появление одной из самых экстраординарных групп, когда-либо появлявшихся в Англии… слушая их в течение часа, я не мог пошевелить даже пальцем»».

Наверное, на этом месте надо дать нашим читателям отдохнуть. Когда-нибудь они обязательно услышат продолжение занимательных историй от Кита Эмерсона, тем более, что повод наверняка найдётся!