15 марта 1994 года на прилавках музыкальных магазинов появился свежий и очень смелый одноименный диск «обновлённых» Motley Crue. Это был долгожданный релиз, ведь последний альбом Dr. Feelgood был выпущен 5 лет назад, да ещё и с Винсом Нилом в роли вокалиста. Однако новый альбом готовил поклонникам группы неожиданные сюрпризы: новый вокалист Джон Кораби и его широкий диапазон, модернизированный саунд, необычные композиции, эксперименты со звучанием. Диск хорошо встретили критики и пластинка быстро собрала все возможные награды, однако не все поклонники хорошо восприняли новый путь Crue.
О том, каким же был одноименный альбом Motley Crue, в воспоминаниях музыкантов.



Motley-Crue-cover


1. Power to the Music
2. Uncle Jack
3. Hooligan’s Holiday
4. Misunderstood
5. Loveshine
6. Poison Apples
7. Hammered
8. ‘Til Death Do Us Part
9. Welcome to the Numb
10. Smoke the Sky
11. Droppin’ Like Flies
12. Driftaway


Motley Crue: цитаты

  • Никки Сикс в интервью очень оптимистично отзывался о грядущем релизе: «Новый альбом стал для нас своего рода стартовой площадкой, поэтому наша музыка получила дальнейшее развитие. Теперь у нас в группе есть гитарист, который еще играет на губной гармошке. Джон – лидер-вокалист и фронтмен. Все тоже самое, что и раньше, только музыка стала лучше. Большинство написанных нами песен мы между собой прозвали «тушенкой» — так как каждый из нас вносит что-то от себя. Раньше такого с нами не бывало, но сейчас мы подпитываем друг друга. Мы с удовольствием записываемся и насочиняли столько, что нам есть из чего выбирать для альбома, у нас 24 новые песни!»
  • Джон Кораби о новом уставе группы во время записи: «После попойки Томми и Никки обязались вести трезвый образ жизни, так как хотели повторить успех Dr. Feelgood с Бобом Роком в Ванкувере. Такого понятия, как «золотая середина», для них не существовало. Мало того, что были запрещены алкоголь и наркотики, но также под запрет попали красное мясо, сигареты и кофеин. Целыми днями мы трескали витамины, а по утрам занимались с тренером. Но неизбежно случались ночи, когда мы слетали с катушек».
  • Мик Марс о самом процессе записи: «Для меня запись этого альбома была познавательным опытом т. к. до этого я никогда не имел удовольствия поработать с вторым гитаристом. Когда Джон выполняет обязанности гитариста и вокалиста, у меня была возможность воспользоваться сложившейся ситуацией. Если честно, то я еще никогда не играл с таким удовольствием на нашей новой пластинке».
  • Никки Сикс о влиянии Джона Кораби на музыку Motley Crue: «Мик всегда играл роль этакого «якоря», связующего элемента Motley Crue. Я же вырос слушая записи таких групп, как The Stooges и Mott The Hoople, команды с очень солидными, основательными в своей игре басистами, тогда как Томми играет в запредельном стиле «а-ля Кит Мун». Мик всегда выполнял роль «якоря, «мостика» соединяющего эти два стиля. Плохо было то, что являясь единственным гитаристом в группе, Мик никогда не имел права играть небрежно, время от времени добавляя песням дополнительный колорит. А вот Джон как раз и принес этот элемент «небрежности» в нашу группу. Я знаю, что это смешно, но послушав нашу новую работу, вы сможете убедиться в этом сами. Музыка Crue стала многослойной».
  • Кораби о текстах для альбома: «Вся лирика была написана мной вместе с Никки. Для него это было что-то новенькое, ведь до этого он никогда не сочинял слова песни с кем-то в соавторстве, и сказал, что больше никогда так работать не будет. Все активно сочиняют, причем даже Томми. Он играет на пианино и гитаре. Томми принес несколько рифов и они были использованы. Мы поджемовали на основе этих рифов и теперь они на альбоме. Это нечто принципиально новое, когда в группе играют четыре равноправных соавтора, и никакие личные амбиции не могут помешать нашему творчеству».
  • История Джона Кораби о написании одной из песен: «Последняя песня, которую я написал для альбома, называлась Uncle Jack, она была о моём родственнике, который на почве секса досаждал моим братьям и сестрам. Когда мы начали делать запись, он был арестован и обвинён в половой связи с несовершеннолетними и в изнасиловании двадцати маленьких детей, всё это он собственноручно документировал, делая снимки. Но два месяца спустя его выпустили из тюрьмы, т. к. тюремное начальство и суд боялись, что другие обитатели тюрем убьют его. Поэтому теперь, когда он был на свободе, где, как вы думаете, он нашёл себе новую работу? Католическая начальная школа. Когда мы заканчивали запись, позвонила моя мать и сказала, что он снова арестован. Работая в католической школе, он сблизился с одной женщиной и двумя её сыновьями восьми и трёх лет. Она работала по ночам, и он днём, так что большую часть времени он проводил с ними без всякого контроля. Спустя всего несколько месяцев женщина, с которой он жил, погибла в автомобильной катастрофе. Когда её бывший муж вернулся домой, он обнаружил, что парень насиловал обоих мальчиков. Я мертвенно побледнел, когда узнал о том, что он по-прежнему уничтожал жизни всех этих людей, так что Никки сказал, «Почему бы тебе не написать песню об этом?»
  • Кораби о составляющих лирики пластинки: «Наша новая пластинка получилась очень разнообразной. Было написано несколько очень тяжелых песен. Есть такие, которые Motley, скорее всего, никогда раньше не записывали. Есть и парочка акустических треков. У нас должна получиться очень разноплановая пластинка. Уверен, что мы потеряем часть наших самых преданных поклонников, но вместе с тем надеемся приобрести гораздо больше. Это мое личное мнение, но мне кажется, что слушатели всегда считали Motley такой «группой для вечеринок». Эта группа всегда писала веселые тексты, но на этот раз лирика куда серьезней. Конечно, нас не назовешь «политической командой, но как сказал Никки, трудно писать песни о девчонках, когда кто-то где-то умирает от голода. У Motley новое лицо, но оно узнаваемое, сразу же узнается почерк Мика и игра на барабанах Томми».
  • Джон резюмировал с оптимизмом: «Тот год был, наверное, самым лучшим временем в моей жизни. Все мы находились на новой для себя творческой территории и просто наслаждались глупыми, безобидными забавами. Мик никогда не работал со вторым гитаристом, Никки никогда не работал со вторым текстовиком, а группа никогда не писала песни, просто джемуя на репетициях. Мы не могли дождаться момента, когда поклонники Motley услышат то, что мы сделали. Мы полагали, что мы записали по-настоящему интеллектуальный альбом Motley Crue с массой комментариев относительно всего этого безумного дерьма, творящегося в мире, от бунтов Родни Кинга в Лос-Анджелесе до бешенства по поводу недавнего введения цензуры в музыке».
  • Никки о течении, в которое занесло группу с новым диском: «Мы сделали великолепный альбом с Джоном Кораби и были уверены, что он будет продаваться миллионными тиражами и намного переплюнет Dr. Feelgood. Мы собирались совершить тур без всякой пиротехники, танцующих девочек и вращающихся барабанов, и, как и раньше, надрать публике задницу. Мы собирались показать им, что без фронтмена, скачущего по сцене в центре внимания, мы вчетвером можем играть тяжёлый рок-н-ролл, как никогда прежде. С этими текстами и фотографиями в фашистской форме мы собирались бросить вызов им и стереотипам, которые разрушают их умы. В конце концов, мы собирались сделать то, что мы хотели сделать, потому что, несмотря ни на что, мы были Motley Crue».
  • Дуг Тайлер, менеджер Crue привел деловые оценки работы группы над альбомом: «Спустя четырнадцать месяцев и два миллиона баксов, альбом, наконец, был закончен. На той неделе, когда он вышел, он попал на седьмую строчку поп-чартов. Я утёр пот со лба, думая, что, вероятно, все усилия были не напрасны и стоили того, и у новой группы ещё полно пороху. На следующей неделе мне позвонил друг, который получал сводки хит-парадов раньше других. «Ты не поверишь в это», сказал он. «Ваш альбом опустился с седьмой сразу на двадцать восьмую позицию». Тогда-то и началось настоящее безумие».
  • Томми Ли со временем трезво взглянул на ситуацию: «Мы обломались, но со сцены из-за этого уходить не собираемся. Я частенько слышу такие отклики: «Это лучший альбом за многие годы», а потом думаю: «Тогда почему его так неохотно покупают?». Надо признаться, что я немного расстроился, но при этом я знаю, что мы записали прекрасную пластинку. Причем разноплановую. Любой музыкант меняющий направление в итоге столкнется с сопротивлением. Многое «сыграло» против нас. Мы подписали важный контракт, а потом все рухнуло с уходом Винса. Нам остается только одно – стараться. И мы просто хотим играть. Но одно я могу вам обещать наверняка, больше таких 4-х летних перерывов в нашей карьере никогда не будет. Это была ошибка».