• Технология

    Со стороны производителя — создание дешевых записей и их распространение, а со стороны потребителя – нулевая стоимость хранения и покупки музыки. В результате контент создается и распространяется быстрее, чем когда бы то ни было. (И большинство того, что было создано ранее, до сих пор доступно).

  • Борьба за дорогостоящее внимание потребителя

    В то время как контента стало неограниченное количество, у каждого из нас все равно есть только 24 часа в сутках и мы можем уделять лишь часть этого времени музыке. Технологии сделали создание и распространение музыки более продуктивными. И, несомненно, прогресс позволил нам слушать музыку одновременно с другими занятиями (вождение, бег, прогулка, велосипед и т. д.), но он не способен помочь нам слушать несколько песен одновременно. Помимо миксов, мы все-таки слушаем одну песню за раз.

    Следовательно, тогда как предложение резко увеличилось, спрос на музыку остается на одном и том же уровне. (Это, кстати, помогает объяснить феномены Napster, Limewire и в общем P2P (people to people) дистрибуцию: в естественных экономических условиях как только количество какого-то товара увеличивается, а спрос на него остается на одном уровне, покупатели будут ожидать падение цен на товар; этого ценового падения на музыку, конечно же, не было – по крайней мере не формально или легально).

  • Уменьшение влияния массмедиа

    В 60–70-х годах существовали лишь три телевизионных канала и одна главная радиостанция (или самое большее – две, на FM и AM волнах). Если чье-то детство пришлось на 70-е и 80-е годы, то большинство друзей этого человека имели такой же музыкальный вкус, как и у него, и назвали бы один и тот же топ-25 артистов с 90-процентной вероятностью. Сегодня же забудьте об этом. Выберите 100 потребителей в возрасте от 18 до 24 лет и вы обнаружите, что списки любимых музыкантов вряд ли будут совпадать.


Фото - Мария Поспелова
  • Переизбыток артистов, которые нашли свою аудиторию после 90-х годов

    Если вы построили свою карьеру артиста во времена, когда СМИ были связаны друг с другом, когда контента было относительно мало, а ваш лейбл отвечал за производство, дистрибуцию музыки и кормил вас, — у вас есть преимущество перед теми, кто начал свою карьеру 10-15 лет назад. Но есть и исключение. Обычно в данном вопросе особый акцент делается на роке, однако существует один артист, который привлекает внимание СМИ больше всех и имеет самую большую базу фанатов, и этот артист не играет в рок-группе и не является рок-музыкантом.

    Зайдите на сайт nextbigsound.com. Сравните Леди Гагу с любым артистом, который придет вам в голову. Скорее всего, показатели вторых по популярности артистов рубрик «Новые фанаты», «Количество прослушиваний», «Комментарии» или «Просмотры» будут значительно ниже, чем у Леди Гаги. Сравните с U2, Джоном Мейером, Канье Уэстом, Ашером, Jay-Z, Metallica, Тейлор Свифт – любым, кто, по вашему мнению, может быть особенно популярным. Эминем побеждает Леди Гагу в категории «Новые фанаты», но в остальных категориях она является безусловным лидером.

  • Великое разделение.

    17-28-летние больше не приносят много прибыли большим лейблам. Когда-то было время – возможно, золотая эра рока в конце 60-х и начале 70-х – когда всем заправляла демография! Молодежь имели большое значение для рынка по двум причинам. Прежде всего, они слушали больше музыки, открывали для себя больше музыки – и, в особенности, новой – больше, чем кто бы то ни было.

    Почему? Во-первых, потому что у них было время слушать, они самоопределялись через музыку – выбирая артистов, которые им нравились, опираясь на их соотношение с тем, какой они сами избирали путь в жизни; и еще потому, что они пока не сели на постоянную “музыкальную диету”, на 80% состоящую из артистов, которые им раньше нравились.

    Во-вторых, они тратили много денег на музыку. (Пока первый пункт еще относится к нашим дням, то второй уже нет). Для многих руководителей в музыкальной индустрии, релиз сингла или альбома является “неуместным”, если его контент не окупается. Не смотря на то, что он может найти своего слушателя среди людей от 17 до 28 лет. Если никто не платит за эти треки, эта музыка не может быть издана. В результате, эта демографическая часть общества не попадает под целевую аудиторию лейблов. Они могут сделать деньги на молодежи и подростках. Дисней может делать на них деньги. Почему? Потому что в этом возрасте дети хотят “влиться” в общество. Относительно музыки, они самоопределяются через мейнстрим – о котором вы так много слышали.

    А что же насчет взрослого контингента, от 29 лет и выше? Большинство контента составляют артисты, к которым они уже привыкли. Таким образом, у них нет ни склонности, ни времени слушать новую музыку. Вот почему демографическая составляющая почти никогда не является главным критерием на рынке для новых и будущих артистов.