«Я жил на первой остановке, там же, где и Томас Линдберг из группы At The Gates, – вспоминал вокалист Dark Tranquillity Микаэль Станн в интервью Metal Hammer. – На следующей остановке жил [гитарист Dark Tranquillity] Никлас Сундин и [вокалист In Flames] Андерс Фриден. Затем мы встречались с близняшками Бьорлер [Джонасом и Андерсом, изначальными участниками группы At the Gates] и Андерсом и Питером Иверсом [из In Flames, а затем Dark Tranquillity] – и все на одном автобусе в город. Мы сидели все вместе на лавочке в парке с записывающим устройством и тоннами пива, и именно с этого все и началось! Вся сцена и дружба появилась именно так».

Официально началом формирования гётеборгской сцены можно считать тот момент, когда появилась первая дэт-метал-группа в городе – Grotesque. Она состояла из единственных четырех человек, любящих это направление в музыке. Но группа дала тот самый толчок, после которого начала формироваться хоть и маленькая, но такая влиятельная дэт-метал-сцена Гётеборга. Ранние работы фронтмена Grotesque мало чем напоминали тот самый гётеборгский саунд, их песни были скорее примитивными и сырыми. Однако по мере того, как группа играла все больше и больше концертов, народ начал подтягиваться, и вскоре уже и они под вдохновением начали формировать новые коллективы.

«Как-то в 88 году мы играли на школьной дискотеке, – вспоминает Микаэль. – Школе требовалось шоу, и все равно, какое именно. Группа Grotesque вышла на сцену при полном параде – с кровью, пентаграммами и перевернутыми крестами, и там находилась куча родителей, которые проверяли, чтобы никто не пил! Они сразу же отключили всю аппаратуру, но группа продолжала играть без усилителей. Томас начал орать во весь голос и проклинать всех родителей, которые там находились. Творилось полное безумие. Я и Никлас Сундин кричали: «Это лучшее шоу на свете!» Ха-ха!»

К 1993 году сцена начала набирать обороты. Grotesque распались и трансформировались в At The Gates, группу, которая вдохновила создание еще двух ключевых групп – Dark Tranquility и In Flames, а последующие группы, такие как Tiamat и Ceremonial Oath, подливали масла в огонь.

Мы вообще не понимали, что мы делаем, мы просто были кучкой мужиков, обожающих металл!

Для такой сцены в городе находилось очень мало клубов и мероприятий, на которых они могли выступать. Микаэль из In Flames вспоминает: «Гётеборг – маленький город. Метал-сцена была там совсем небольшая, где-то 40 человек… и все играли друг у друга в группе, постоянно выручая. Мы вообще не понимали, что мы делаем, мы просто были кучкой мужиков, обожающих метал!» Бьорн в интервью Metal Hammer как-то говорил: «Нам было тяжко в Гётеборге. Впервые к нам по-настоящему пришел успех за границей, так что, возвращаясь обратно, мы подумали: «Ну вот, опять на концертах не будет никого, кроме членов других групп!»

В городе были одни лишь молодежные клубы да вписки, которые были настолько маленькими, что вмещали в себя максимум сто человек. Почти все были друг с другом хорошо знакомы, и большинство мероприятий проходило в подвалах. Однако сердцем гётеборгской сцены был клуб Valvet [The Vault]. Его содержала частная некоммерческая организация, а работники клуба были добровольцами-волонтерами. Там собирались все металхеды города. Valvet был грязным, потным и супер-панковым и давал возможность группам выступать перед публикой. Его много раз закрывали и переносили из одного места в другое, и правительство даже не представляло, насколько он был важен для местной сцены. Ценно как минимум то, что сцена перестала быть уличной.

Мы хотели сделать наш саунд более доступным. Мы хотели писать дэт-метал-хиты, ха-ха!

И пока гётеборгская сцена варилась в котле под названием Valvet, в 1995 году вышел ключевой альбом, который вывел ее на международный уровень. Это пластинка Slaughter of the Soul группы At the Gates. После ухода гитариста Альфа Свенсена в 93 году и затем смерти их второго гитариста группа стала писать песни с упрощенной структурой. «Наш ранний материал хороший, но мы хотели сделать наш саунд более доступным. Мы хотели писать дэт-метал-хиты, ха-ха! – говорил Джонас. – У нас не было какого-то определенного плана, наверное, мы просто сильно ушли вперед как музыканты, но мы все-таки были еще достаточно неопытны в студии. Правда состоит в том, что мы не писали песен со сложной структурой, и намного легче создать крутой саунд, когда песни простые. Эти песни, эти риффы, эти выступления – все это было одной большой случайностью».

Дэт-метал знаменит своей агрессивностью, однако шведская школа мелодик-дэт-метала фокусируется на мелодиях и меланхолии с ярким эмоциональным оттенком, и у каждой из трех гигантов МДМ существует свой различимый характер. Aндерс из группы In Flames говорил: «Мы вдохновлялись дэт-метал-группами из Флориды и Стокгольма, где сцена начала формироваться раньше, чем в Гётеборге. Мы взяли те сцены, их саунд, и смешали их с New Wave Of British Heavy Metal и немецким трэш-металом… Мы сперли их идеи и создали что-то свое! Это было наше видение метала».

Между стокгольмской и гётеборгской сценой существовало дружеское соперничество: каждая группа хотела быть такой же влиятельной и стремилась сделать что-то столь же стоящее, но испытывала глубокое уважение к творчеству соседей. Так, Earache Records (шведский лейбл, взявший под крыло Carcass и Morbid Angel) подписал группу Entombed достаточно рано, и она стала первой шведской экстрим-метал-группой, получившей признание. Это всех сильно вдохновило. Затем контракты получили многие другие стокгольмские группы, например Tiamat, Unleashed и Dismember. Это явление заставило гётеборгскую сцену поверить, что, если они будут достаточно хорошо играть, их тоже подпишут. Они создали ощущение, что для Гётеборга все двери были открыты.

Если вы думаете, что Slaughter of the Soul с его лестными отзывами музыкальных критиков и контрактом с Earache Records сразу снискал признание, то вы сильно удивитесь. Мир середины 90-х годов еще не был готов провозгласить альбом главным шедевром дэт-метал-эры. На самом деле альбом получил признание только после того, как группа развалилась. После ухода Андерса из группы их альбом начал набирать обороты, а революционный саунд породил такие группы, как Black Daliah Murder, Killswitch Engage, Trivium и другие, целое течение, которое вскоре стало американской школой МДМ.

Тип релиза:   /   36 Дата релиза: Место записи: Жанры:
At The Gates

Slaughter of the Soul (1995)

  1. Blinded by Fear
  2. Slaughter of the Soul
  3. Cold
  4. Under a Serpent Sun
  5. Into the Dead Sky
  6. Suicide Nation
  7. World of Lies
  8. Unto Others
  9. Nausea
  10. Need
  11. The Flames of the End
Cлушать Slaughter of the Soul  (Яндекс.Музыка)  

Изначально ни один из дебютных альбомов гётеборгской сцены не получил должного внимания. Однако после выхода Slaughter Of The Soul музыкальная индустрия стала замечать, что в Гётеборге происходит что-то особенное. Нашумевшая в кругах дэт-метала стокгольмская сцена с ее жесткими гитарными атаками и хардкор-панковым влиянием быстро развивалась, но именно мелодичный, революционный гётеборгский саунд зацепил слушателя в 1995 году.

Так, альбом Slaughter Of The Soul открыл миру Гётеборг с его уникальным шведским саундом. В течение последующих двух лет Dark Tranquility вышли на мировой уровень, а In Flames были подписаны Nuclear Blast и представили миру два влиятельных альбома – Whoracle и Colony. Начало 2000-х годов было ознаменовано появлением новой волны метал-групп в США, и все они, от Trivium до Avenged Sevenfold, обязаны гётеборгским революционерам.