Ленинград - круто

Ленинград обвиняют в том, что он превратился в коммерческий продукт, перестал играть рок и слишком много хайпит вместо того, чтобы заниматься искусством. Все это  — чушь.

Есть пачка причин, почему Ленинград остается главной рок-группой России.

Первая – полижанровость. Тот стиль, в котором играл каноничный Ленинград, был близок к ска-панку. Это обилие разных инструментов, в том числе духовых, толпа музыкантов и скачки между разными настроениями и темами.

Ска-панк как основа раннего Ленинграда позволил группе крутиться в разных направлениях и идеологиях. Никто не может так легко перескакивать от гитарного рока к шансону, а потом добавлять электронику и рэп.


Фото - Masha Mars

Полижанровость – важнейший элемент современного искусства. Эклектика стилей – это история, на фундаменте которой появилась вообще вся рок-музыка, собирая тогда в одну пачку блюз, рок-н-ролл, фольклор и джаз. Делать так, как делает Ленинград, комбинировать стили и приемы – значит следовать канону. И совсем не значит  предательство рок-музыки ради просмотров на ютубе.

Вторая причина – вокалисты. У Ленинграда нет привязки к одному «фронтмэну»,  которой страдает весь русский рок с его культом вокалистов и пренебрежением к остальным музыкантам группы.

Ленинград нарушает канон. Каким бы сильным ни был бренд Шнурова, не он один ассоциируется с Ленинградом. У группы разные песни исполняют разные вокалисты, а Шнуров спокойно меняет амплуа с музыканта на продюсера.

Да, женский вокал, который появился в Ленинграде в 2007-м, был шагом в сторону коммерциализации. Но в то же время он стал локомотивом развития группы, мощно расширил ее потенциал и сделал возможными эксперименты с разными стилями, подходами и жанрами.

Третья причина – тренды. Ленинград всегда ловил их очень точно. В 90-е было модно разлагаться, в нулевые – ломать законсервированное и теплое время потоком бессмысленной антицензуры. Сейчас этим не удивишь.

В эпоху интернет-хаоса и максимальной свободы потребления деструктивная идеология или мат не могут захватить аудиторию, это уже понятная для нее норма. Да, этого по-прежнему нет на ТВ, но и сам телик уже никому не интересен. Там дорого размещать рекламу и слишком много государственного контроля.

В новую эпоху нужно делать качественный контент и грамотно развивать его на правильных площадках, к музыке это относится так же, как и к любому другому продукту культуры.


Фото - Ольга Малкова

Именно потому Ленинград отказался от ненужных альбомов (неудачный релиз «Всякое» не в счет, он слишком черновой), а центральной площадкой распространения выбрал ютуб. Акцент – на визуализации творчества.

Кто еще в русском роке способен на такое? Никто. Когда-то очень прогрессивное и революционное направление тонет в трясине консерватизма, когда вместо новой аудитории, творчества и новаторских идей остаются только концерты с симфоническим оркестром в Крокусе. Кажется, это намного больше похоже на эстрадный шансон, чем Ленинград с их частыми экспериментами и стадионными турами.

Праздник Ленинграда – это праздник настоящего современного панка, даже если на нем зарабатывают много денег. Хотите разлагаться под олдскульную акустику и очень душевные, но бессмысленные тексты – вам не сюда.

Данил Замалетдинов

Ленинград - очевидный зашквар

Да-да-да, актуальные тексты, классные вокалистки, яркие шоу, разнообразие вокала и инструментов, шикарное визуальное оформление песен, успешное воздействие на широкую аудиторию — это всё  круто. И всё это под толстенным налётом возведённой в культ маргинальности: вот история любви гопников (обязательно с дракой у подъезда), беспорядочные половые связи в туалете на городском празднике, девушка без образования, которая курит во время беременности, женщины в шубах и струящихся платьях, которые гламурны до безумия, но находят себя в «простом» (примитивном) обществе алкоголиков, и прочая вульгарщина. Это можно было бы назвать сатирой. Тогда эта сатира граничит с пропагандой, и грань очень тонка, ведь Ленинград доходчиво объясняют, что ЗОЖ — зло, а вот «накатить с утра водчары» очень даже красиво, раз у модненькой группы это так естественно показано!

Ленинград

Остановимся на текстах. Вы скажете актуальность, я скажу адаптация. Раз Ленинград поёт, что у нас либо взятка, либо водка, значит это в порядке вещей и менять ничего не надо. Про такую стабильную жизнь уже вон песни слагают. Отдельный пункт — лексика. Шнур как-то рассказывал, что во время первого концерта зал активно подпевал его нецензурным песням.

Поэкспериментировали, и достаточно. Мат может быть отличным средством художественной выразительности при адекватном использовании, а не для того, чтобы строчку закончить. В большинстве случаев речь это не красит, а лишь вводит обсценную лексику в норму, что — увы! — не повышает культурный уровень слушателей.

Визуальный ряд у Ленинграда замечательный, качественный, и в современных реалиях это необходимо, но мы же тут о музыке говорим. Последние песни Ленинграда — не то, что хочется загнать в плеер и слушать целыми сутками. Это не те песни, которые совпадают с настроением, цепляют текстом или необычными музыкальными решениями. Либо шансон в не лучших проявлениях, либо приставучие попсовые мелодии. Дуэты с самыми разными исполнителями это здорово, за Глюкозу отдельное спасибо. Хотя мы не так представляли её себе, когда смотрели клипы в начале нулевых.

Наконец, подумаем о позиции. Такой стильный, актуальный, смелый Ленинград кажется зрелым и ярким андеграундом, этакой оппозицией всей современной музыкальной культуре. Пока его не позовут на Вечерний Ургант. И вот мы уже такие нарядные, аккуратные и гламурные, даже мат заменим на более приемлемые в эфире слова. И нам ясно, что этот знакомый слушателю образ пролетария держится только на деньгах. И творчество группировки уже не кажется таким искренним, если посмотреть фотографии с блестящих от Сваровски тусовок.

Александра Хитрова