Выступление проходило посреди поля, расположенного за церковью. Джон Леннон играл на гитаре и пел, вторым гитаристом был Эрик Гриффитс, Колин Хантон играл на ударных, Род Дэвис на банджо, Пит Шоттон использовал для исполнения своей партии стиральную доску, а Лен Гарри – бас оригинальной конструкции, по легенде выпиленный из сундука, в котором раньше хранили чай.

После концерта зрители смогли насладиться играми, поглядеть на полицейских собак и посмотреть на церемонию выборов Королевы Роз. Для жителей сонного Ливерпуля праздник стал одним из самых ярких впечатлений за год.

Тем вечером коллектив (за исключением Колина Хантона) вновь должен была появиться на сцене. На этот раз ребята играли на танцах в церкви, находящейся через дорогу. Входной билет стоил два шиллинга.

Во время отстройки звука Иван Воган, бывший участник и большой друг коллектива, познакомил Quarrymen с товарищем по Ливерпульскому Институту – с пятнадцатилетним Полом МакКартни. Вот так Пол и Джон впервые познакомились.

Поговорив пару минут, музыканты уже вовсю начали джемить.

Из воспоминаний Джулии Бэйрд, изложенных ей в книге ImagineThis:

Шоу началось в два часа пополудни. Его открыла процессия из двух великолепно украшенных фургонов, которые не спеша катились по деревне. На первом ехала Королева Роз со свитой, разодетой в розовые и белые шелка, украшенные лентами и розами в волосах – это были девочки из воскресных школ, которым разрешили участвовать в шествии за примерное поведение. На следующем разместились музыканты. В том числе, и “Quarrymen”. Ребята пыталась играть музыку стоя, прямо во время движения грузовика. Но Джон решил не утруждать себя попытками удержать равновесие, и сел. Его пение сопровождало весь маршрут, по которому следовал грузовик…

Тем вечером коллектив (за исключением Колина Хантона) вновь должен была появиться на сцене. На этот раз ребята играли на танцах в церкви, находящейся через дорогу. Входной билет стоил два шиллинга.

Во время отстройки звука Иван Воган, бывший участник и большой друг коллектива, познакомил Quarrymen с товарищем по Ливерпульскому Институту – с пятнадцатилетним Полом МакКартни. Вот так Пол и Джон впервые познакомились.

Поговорив пару минут, музыканты уже вовсю начали джемить.

Увидев Джона и его коллектив, я услышал всю эту великую музыку… Как же может быть, что такое хорошее звучание может дать всего лишь скромная аудиосистема марки Tannoy?

На концерте Джон исполнял песню, услышанную им по радио. Он знал только припев, слова куплета ему пришлось выдумывать на ходу.

Пол МакКартни:

"Он крут" - подумал я.

Леннон тоже был под впечатлением от МакКартни – с какой легкостью тот исполнял композиции, которые с трудом давались музыкантам группы Quarrymen!

Пол вспоминает:

Я был тогда толстой школотой, а от него вовсю разило пивом – он явно был навеселе. Мы стали товарищами.

Концерт был записан одним из зрителей, Бобом Молинё, на портативный кассетный магнитофон. В 1994 году, 15 сентября кассета была выставлена на аукцион Сотсби и продана за 78,500 фунтов. На тот момент это была самая дорогая аудиозапись, когда-либо проданная в ходе аукциона. Запись досталась компании EMIRecords. Компания планировала выпуск записей, но потом изменила своё решение: качество звука было слишком низким.

После концерта участники группы Quarrymenпошли в паб, где им пришлось прибавить себе пару годков, чтобы купить выпить.

Позднее Леннон и Пит Шоттон после долгих раздумий решили, что хотят позвать к себе МакКартни, и около двух недель спустя Шоттон, встретив Пола, когда тот катался на велике по городу, предложил ему поиграть с группой Quarrymen. Пол подумал и согласился.