Репортаж | Slash feat. Myles Kennedy в Arena Moscow | 16.02.2013



16.02.13 в Arena Moscow прошел концерт Slash, долгое время олицетворявшего собой такие группы, как Guns N'Roses и Velvet Revolver. В шоу принял участие бессменный вокалист Alter Bridge Майлз Кеннеди. Наш корреспондент, Иван Балашов, побывал на этом мероприятии и поделился своим мнением. Кто доброй сказкой входит в дом? Кто с детства каждому знаком? Кто не ученый, не поэт, А покорил весь белый свет, Кого повсюду узнают, Скажите, как его зовут? А зовут нашего героя Сол Хадсон. Известный всему миру под псевдонимом «Slash», Сол создал поистине один из самых запоминающихся образов в мире рок-музыки. Человек может быть сколь угодно далек от этой культуры, но при виде черного кожаного цилиндра, неизвестно каким чудом держащегося на пышной копне черных кудрей, темных очков на пол-лица, блестящего кольца в ноздре и вечного «Лес Пола» в руках он сразу вспомнит того чудного парня из клипов Guns N’ Roses, издававшего те самые риффы и соло, при звуках которых сердце начинает учащенно биться, а в памяти всплывают самые счастливые моменты жизни. Уже по четырем первым песням стало ясно, что сегодня нас ожидает чуть ли не полная ретроспектива творчества легендарного гитариста. Прозвучало по песне с обоих сольников Сола (тут сложно было обойтись без каламбура), композиция времен Slash’s Shakepit и Night Train – классическая вещь с дебютника Guns N’Roses. Ну как тут не посравнивать Майлза и Эксла? И в противостоянии визгливого фальцета Роуза и респектабельного тенора Кеннеди, пожалуй, можно отдать пальму первенства именно Майлзу. Кстати, внешне в тот вечер он чуточку напоминал Бертона С. Белла из Fear Factory в его молодые годы. Но вот чудно – песни зажигательные, Кеннеди поет безупречно, Слэш фарширует каждый трек неимоверным количеством «квакушечных» соло, остальные ребята вроде бы тоже не отстают, но, как елочные игрушки в старом анекдоте, не радуют! Нет ни динамики выступления, ни ганзовских спецэффектов, ни вульгарного, но столь притягивающего взгляд сутенерского гламура, который прямо-таки сочился в прошлом году из Эксла… Даже разговоров по душам с публикой – и тех нет. Я уже начал готовить слова и обороты для разгромной рецензии, как вдруг… Все перевернул второй за вечер кавер G n’R. Для исполнения Civil War Слэш в кои-то веки меняет свой Les Paul на двухгрифового монстра, сочетающего в себе как акустическую, так и электрогитару, начинает перебирать струны – и зал чуть ли не впервые за вечер по-настоящему заходится в восторженном гуле. Майлз умело использует это, давая зрителям самостоятельно пропеть ключевые строчки песни – как раз тут-то и наступает ощущение истинного блаженства и счастья, впервые с начала шоу. Музыканты, казалось, наконец-то раскрепостились в полной мере – особенно это касается басиста, Тодда Кернса, движения и мимика которого обрели второе дыхание. Тодд до того раскочегарился, что на песне We All Gonna Die (оригинал которой был исполнен Игги Попом) стал лидер-вокалистом группы, позволив Майлзу на несколько минут покинуть сцену. Тут даже Слэш отошел от своего «обета молчания» и помимо исполнения своих фирменных гитарных чудес немного подпел Тодду. Следующий трек, Rocket Queen, стал кульминацией всего шоу – на середине она была прервана очередным соло Слэша, которое растянулось на добрых несколько минут. Каких только выкрутасов в нем не было – даже создалось впечатление, что оно являлось по большей части импровизационным. И да, чуть ли не каждая нота этого колоссального соло-представления была обильно сдобрена эффектом «wah-wah». Из оставшегося сет-листа я также отмечу вещи, ставшие легендами еще четверть века назад – Sweet Child O’ Mine, первые ноты которой до сих пор заставляют влюбленные пары крепче сжимать друг друга в объятиях, Welcome To The Jungle, где роль вокалиста вновь взял на себя Кернс (кстати, весьма недурной у него вокал), а Кеннеди стал третьим гитаристом группы, и заключительная Paradise City, во время которой несчастный Эксл Роуз, наверное, весь обыкался – так чисто, искренне и красиво Майлз Кеннеди исполнил его песню. Стоит упомянуть, что как бы ярки не были в этот вечер Майлз и Тодд (гитарист Фрэнк Сидорис и барабанщик Брэнт Фитц по большей части держались в тени), все в зале – и на сцене и за её пределами – ясно понимали, чьи в лесу шишки. И львиная доля света, звука (второй гитары зачастую вообще не было слышно), зрительских взглядов и вспышек камер доставались именно этому немногословному кудрявому мулату с глазами, вечно скрытыми под черными очками. Человеку, чье имя и чей образ стали во многом символизировать образ гитариста как такового. Сола «Слэша» Хадсона. Возможно, этот концерт не стал таким же кинематографично-зрелищным, как шоу «Ганзов» в Stadium Live годичной давности. Но будь я проклят, если во время Paradise City, в тот момент, когда на зал обрушилась лавина конфетти под аккомпанемент лавины гитарных запилов, многим зрителям не пришла в голову мысль: «А что если…». Что было бы, если бы судьба Guns N’Roses в свое время повернулась диаметрально противоположным образом, и на сцене под этой вывеской мы бы видели Слэша и Майлза? Можно только гадать… Гадать и благодарить все произошедшие за это время обстоятельства за то, что мы можем оценить оба варианта. Поверьте, они друг друга стоят. И это, черт возьми, здорово!

Комментарии

wpDiscuz