Новый альбом Metallica - Hardwired...To Self Destruct!

Рецензии, видео, новости, розыгрыши ценных призов - все самое интересное на странице релиза!

Фотоотчет | The Retuses в Москве | Volta | 26.03.2016



The Retuses как коллектив просуществовали несколько лет. За это время они показали, что про поэзию можно помнить не только на уроках литературы, но и на тысячных площадках столицы и регионов. Главное отличие среди других русскоязычных команд — особая завораживающая манера подачи текста. Стоит еще упомянуть, что смысловым наполнением являются превосходно (и пусть в меня бросит камень тот, кто не согласен) сочиненные тексты на разных, помимо русского, языках, да еще и с перепевками одного из главных представителей русской литературы — Есенина. Становится ясно, что такое пропустить нельзя. Вот и мы не пропустили и пошли на концерт 26 марта в клуб Volta, переоборудованный специально для максимального погружения в музыкальную негу, благодаря сидячим местам. Прошло некоторое время, и The Retuses перестали существовать как группа, оповестив об этом в своем официальном паблике, вызвав у фанатов микроинсульты по всей России (а может и дальше). Чтобы как-то остановить волну негодования, Миша Родионов — вокал, труба, гитара (да и, в принципе, все инструменты, какие можно взять в руки) — сгладил недуг, сказав, что группа жива, просто он становится единственным её участником. Спустя несколько месяцев и городов, стало понятно, что со своей миссией «человек-оркестр» он справляется так, что в пору завидовать. Аудитории с сокращением коллектива не убавилось, вот и сейчас к клубу Volta начали подтягиваться люди, которые захотели провести субботний вечер с пользой для души. Внимательные начали обращать внимание на количество инструментов у микрофона: гитара, укулеле, труба, синтезатор… Кто-то, кто пришел впервые, спрашивал у своего товарища: «Что? Один? Серьезно? Будет играть один?». Знающие в это время ухмылялись и просто ждали появление Родионова, раскачиваясь под гипнотизирующих Portishhead и Massive Attack. Вышел Миша, дружественно махнул рукой в зал. Полились звуки, сплетающиеся словно змеи под дудкой факира. Пропелось все, что может пропеться. Сыгралось всё, что должно. Примерно на середине выступления Родионов объявил антракт, дав возможность слушателем переосмыслить, что происходит в зале. Кто-то открывал глаза, кто-то двинулся к бару, какой-то мужчина крикнул: «Шаганэ давай!» и вызвал этим несколько улыбок. К слову, Михаил Шаганэ сыграл, куда же без нее. Но захотел обойтись без Письма к женщине. Концерт закончился, Родионов, улыбнувшись и откланявшись, вышел. Тот самый мужчина, просивший Шаганэ, не выдержав неполноты программы, начал требовать Письмо. Долго так, с душой требовать. Прошло минут семь и вокалист снова вышел на сцену. «Знаете, концерты в Москве мне даются труднее всего», — сказал он, и аудитория услышала первые аккорды Письма к женщине. Я не видела лица того мужчины, чей запрос был исполнен, но, бьюсь об заклад, он был счастливее, кого бы то ни было.