Новый альбом Metallica - Hardwired...To Self Destruct!

Рецензии, видео, новости, розыгрыши ценных призов - все самое интересное на странице релиза!

Фотоотчет | Выставка Дианы Арбениной | ЦДХ | 20.04.2016



20-го апреля состоялось открытие персональной выставки талантливого музыканта, поэта, лидера группы Ночные снайперы - Дианы Арбениной. 
Выставка проходит в рамках арт-проекта Celebrity Art, куратором которого является Алла Решетникова (ранее в проекте принимали участие Андрей Макаревич и Валерия Гай Германика). Любой желающий может посетить выставку до 9 мая в Центральном Доме Художника (ЦДХ). 



Смотреть фотоотчет Маши Поспеловой →

Диана Арбенина предстала перед журналистами не как музыкант, а как художник очень колоритных и поэтических работ, объединенных в общую концепцию с названием Джаггер. Для Дианы эта выставка стала дебютной. Журналисты узнали, как произошло превращение музыканта в художника, в чем отличие процесса создания музыкального произведения от создания картин и как именно происходит работа над полотнами. 

 Как все началось 

Диана: Рисовать меня никто не учил, и никто бы никогда не научил, потому что у меня совершенно другие задачи. Поэтому писать для выставки для меня было странно - я лет 6 не рисовала до этого, - и то, что произошло после, меня, конечно, шокировало: мне предложили устроить персональную выставку. Первый магазин, в который я совершила набег - он как раз тут, в ЦДХ. Зашла туда, не понимая, почему, купила холст, масло. С этого момента начался удивительный кувырок в мир, который был мне абсолютно не то, что бы неведом — я любила живопись — но я никогда не думала, что попробую. Если бы не Алла, у меня не было Ледяного льва или картины под названием Ревность. Отношение к своим работам и впечатление о выставке Диана: Самое страшное во всем этом - даже не рискнуть обнародовать картины и повесить на стену, а заставить себя подвергнуть попытке продать их. Мне объяснили, что нельзя жаться. Для меня было это было дико - продавать картины. Мне объяснили, что таким образом ты даешь жизнь, ты даешь им дышать. Это не песни, это не музыка. И когда я это сделала - поняла, что освободилась. 
Я нахожусь, не могу сказать, в эйфории. Я рискнула - я это сделала. И каждому из присутствующих желаю, если вам действительно чего-то хочется попробовать в 40, 80 или 20 лет, не знаю под влиянием чего - вы плюйте на все и пробуйте. Захотелось вам рисовать - берите холст, берите масло. 

 Советы Дианы по созданию произведений искусства Диана: Я сейчас вас научу! Вы покупаете хороший музыкальный центр с клевой громкостью, чтобы ручку громкости можно было выкрутить так, чтобы у соседей отвалились уши и мозги. Потом холст, масло. Поначалу мне этого хватало. Врубаете музыку, именно врубаете, не включаете! Здесь нет интеллигентного «включаете свою музыку любимую». Несетесь к холсту и начинаете себя в него вливать. Это очень сложно: тоже самое, что писать песни - надо каким-то образом найти подход к холсту, не имея абсолютно никаких навыков, не имея никаких вспомогательных материалов, кроме своих рук и масла. Больше ничего у тебя нет. И ты в этом полете должен быть безгрешен, как ребенок. Ты не должен ничего бояться, ты не должен бояться того, что придет сосед и скажет: «Ой, какая мазня!». Тебе плевать на это, ты в этом достигаешь свободы - это самое главное. Если при этом ты созидаешь, мне кажется, ничего круче быть не может. Ты просто из него достаешь себя, а в холст вбиваешь себя, с каждым движением, с каждым мазком. Понимаете, это важно. Внутренние состояния и задачи, которые стояли во время создания картин 

Диана: Я не лукавлю. Для меня все это какая-то сказка, потому что не думала, что картины когда-нибудь будут висеть на стене, а не стоять у меня в мастерской, на чердаке или еще где-то. Я, когда пишу песни, никогда не думаю о людях, т.е. понравится-не понравится. Более того, что касается картин - вообще не думаю о людях, я даже о себе не думаю. Меня просто несет и все. Для меня важен порыв. И потом, конечно, катарсис. После того, как, хотя бы 5% задуманного, реализуется в этом холсте, ты думаешь: «Оооох», - и можно пойти подышать воздухом. У меня последние работы были написаны с интенсивностью. 
Задачи были очень простые - задачи состояли в отсутствие задач. Когда мне Алла предложила нарисовать триптих для конкретной выставки - то же самое, что написать песню на заказ. Очень странно. Моя живопись настолько свободна и настолько независима от чьих-то мнений, что делать это специально для меня было странным. 
 О нецензурной лексике


 Диана: Очень важно, как назовешь. Не просто «натюрморт 24» - для меня это ни о чем. Для меня очень важно слово. И в музыке, и вообще везде. Поэтому если эта картина так называется (прим. - речь идет про картину «Бл**ский лобстер!!»), то все, что могу сделать - отвернуть ее лицом к стене, когда проходят мои дети.
 Я пользуюсь словом как вспомогательным материалом наравне с маслом. Слово помогает утрамбовать этот холст отсутствием своих умений. Меня тяготит, что не могу выразить себя так хорошо, как хотелось бы. Еще раз повторяю - меня никто рисовать не учил. За то, что сейчас происходит, во многом я благодарна воспитательнице детского сада, которая проходя и видя, как я рисую наравне с другими детьми, сказала: "А вот эта девочка никогда рисовать не будет". Через несколько лет подумала: "Вы были не правы". Нет, меня, конечно, смущает, мне всегда хочется достичь дна, достать суть и в музыке, в любом жанре. Но слава Господу, не получается этого сделать, тогда бы мы больше не писали ни песен, ни картин. 

 О внутренней свободе и разнице между созданием песен и созданием картин 

Диана: Это вдохновения совершенного разного рода. Когда меня накрывает, я понимаю, что меня накрывает. Бывает так: я понимаю, что села писать стихотворение, а не песню. Когда я понимаю, что мне хочется рисовать - понимаю, что мне хочется сейчас делать. 
После картин не устаю, я радуюсь и все. Мне классно, а после песен я убита. Я понимаю, что счастлива, но я дико убита. А после стихов вообще жить не хочется. Так и есть. Это совершенно разные эмоции, и слава Богу, что они действительно имеют разную природу. Тогда какая разница, писать песни и картины? У меня был большой период, когда я не писала картины вообще. Лишь благодаря Алле я продолжила это делать. Во всем этом я поняла одну главную вещь: мы даем возможность (в данном случае, я сейчас примажусь к Celebrity Art) людям, которые не пробовали себя в чем-то, даем им возможность состояться. И ты чувствуешь такой кайф, который бы никогда не почувствовал, если бы тебе не дали вдохновение. И когда меня убедили сделать выставку. Понимаете, как это клево, и это можете сделать вы, любой. Можно начать лепить, заниматься глиной, можно начать заниматься в 50-60 лет. Проблема общества в том, что ты закостенел: ты вроде как делаешь что-то всю свою жизнь, и ты закостенел в этом. И понимаешь: «Ну, все»… И, как лошадь, ходишь по этому долбаному кругу, а что-либо попробовать тебе ни мир не предлагает, ни общество, потому что пинает: "Какие картины! Да она рисовать не умеет". Фигня! Если ты перешагнешь эту грань, ты становишься свободным. Потому что ты никому не навязываешь свое искусство. Никому. Ты просто таким образом общаешься с миром, а это намного важнее, чем убивать людей, пить пиво в подворотне. Я говорю прописные вещи, но это правда. 


 Алла Решетникова о выставке и совместной работе с Дианой Арбениной 

Алла: Я хочу поблагодарить Диану за доверие к проекту, потому что нужно иметь большое мужество, чтобы позволить себе сделать выставку, выступить в новом для себя жанре. Это все, на мой взгляд, состоялось, и я, как куратор проекта, счастлива. Когда после первого Celebrity Art я узнала, что Диана рисует, мне стало любопытно. И по счастливой случайности возникла тема персональной выставки. На выставке представлены работы и прошлых лет. 
Как профессионального художника меня поразил колорит Дианы и то, что она чувствует живопись. Это такая редкость даже среди художников. Насколько она ярко и сильно себя выражает в музыке, в поэзии, так же у нее получилось открыть невидимую грань в живописи. Я очень счастлива, что принимаю участие в этом процессе.

Смотреть фотоотчет Маши Поспеловой →