«Rainier Fog» — третья пластинка группы без вокалиста Лейна Стейли. C момента его смерти прошло больше 15 лет, но фанаты не перестают ностальгировать по старому составу. Большинство споров сводятся к обсуждению персоны нынешнего вокалиста Уильяма Дюваля, которого некоторые до сих пор воспринимают как новичка.

Дюваля нельзя обвинить в недостатке опыта и таланта. В 80-е он играл в хардкор коллективе Neon Christ, в 90-е в сочинил песню для поп-исполнительницы Дионн Фэррисс, которая позже получила номинацию Грэмми. На рубеже нулевых он участвовал в коллективе Comes With The Fall и уже после его распада присоединился к Alice In Chains.


Фото - greatermedia 

Этот альбом — дань уважения сцене Сиэттла. В титульном треке рассказывают о былых гранж-временах (It reminds me why I even care anymore, You can find me writhing in the ghost of a song, Rising through the Rainier fog), а само название — отсылка к горе Mount Rainier в Сиэттле. Более того, музыканты писали пластинку в сиэтльской Studio X — именно в ней записывался их альбом 1995 года (последний, в котором участвовал Лейн Стейли).

Большинство мелодий и текстов сочинены главным управляющим, вокалистом и гитаристом Джерри Кантреллом. Нашлось место и для способностей Дюваля — он сочинил сингл So Far Under (а также написал и сыграл гитарное соло). Забавная ирония: именно эта композиция на несколько минут возвращает слушателя в эпоху альбома «Dirt». По звучанию она наиболее приближена к старым «элисам». Тягучий вокал, депрессивный настрой — все на месте.


Фото - iheart.com 

Структура композиций простая, но звучит все не примитивно, а насыщенно. Перед выходом пластинки, Кантрелл описывал песни метким словосочетанием «Weirdo Trippy». Соло и ритм-секция в Red Giant действительно отправляют слушателя в длинный безнаркотический трип, а риффы по старинке отдают блэксаббатовщиной. Гитарные соло, приготовленные по рецепту «четыре ноты, но гениально» никуда не делись.

На новой пластинке Кантрелл в очередной раз доказывает, что он не только умеет сочинять хитовый материал, который соответствует заданной в 90-е планке качества, но и растет как артист. Особенно в вокальных партиях, которые здесь очень хорошо продуманы.

Если на старых альбомах лидирующим вокалистом был, безусловно, Стейли, то в перезапущенном варианте, на первый план выходит именно Кантрелл. В балладах Fly и Maybe фоновые акустические гитары подкрепляются фирменным двухголосием – оба вокалиста дополняют друг-друга, аки сиэтлские Саймон и Горфункель. Кстати, именно в этих композициях прослеживается влияние кантри, на котором рос Кантрелл.


Фото - Dave Ma 

Общий настрой уже не такой депрессивный и упаднический, как оно было в героиновые 90-е. Это не хорошо и не плохо, просто на дворе уже 2018 год, а депрессия и наркозависимость остались в прошлом. В песнях чувствуется свет и некая надежда, а настоящая грусть накатывает только в финальной All I Am — в ней автор акцентирует внимание на хандре лирического героя.

Ностальгические темы и отсылки к сиэтльскому прошлому — не попытка пропиариться на костях ушедших товарищей. Подобная тематика, скорее, идет фоном для качественной музыки. Господин Кантрелл имеет полное право ностальгировать, ведь все товарищи ушли: Кобейн, Стейли, Скотт Вейланд и многие другие — уже не с нами.

На новом альбоме музыканты не только вспоминают молодость, но и говорят, что жизнь надо ценить и наслаждаться ею. Alice In Chains прошли через боль и утрату и идут куда-то в более счастливое место.