Ария, ничего не попишешь, самая популярная группа русского металла. Даже будучи единой в двух лицах с группой Валерия Кипелова. И уход Артура Беркута в 2011 году тут мало что изменил. С 25 ноября в сети доступен новый альбом – «Через все времена».

В споре «Ария против Кипелова» я давно и прочно на стороне Арии. Потому что мотор и мозг группы — это Дубинин и Холстинин, их сочинительские таланты и организаторские способности. В последние годы к ним добавился как автор еще и Сергей Попов. После Кипелова «Через все времена» уже четвертый альбом. И я настаиваю: группа Ария все еще лучше группы Кипелов по главному из критериев – материалу.

Ударный заглавный манифест, напрямую отсылающий к «Скифам» Блока, по традиции, играет роль стартового номера, который вводит слушателя в альбом. И сам по себе он является проходным power-боевичком: таким, чтобы концерты открывать. Зато уже с длиннющего сатирического Города и следующего за ним размашистого блюза Блики солнца на воде группа вновь подходит к своей лучшей форме. Житняков наконец достаточно заматерел, чтобы быть вокалистом именно Арии. И по форме, и по содержанию перед нами одновременно и старая Ария, и новая. В Городе слышно что-то из готических и даже металкоровых групп 2000-х. Впрочем, тематика и там, и там скорее естественная для хэви-метала. Город бичует ночное распутство мегаполисов, а Блики солнца… — мучительная исповедь перед самим собой человека на исходе жизни.


Фото - Константин Анисимов

Не сходи с ума — камбэк поэта Александра Елина. А сама песня за авторством Попова звучит вдруг как привет старым хитам Холстинина, особенно песне Небо тебя найдет. Но только теперь — не о наркозависимости, а о политике. О пропаганде и льстивой лжи, порождающей коллективное безумие нашего времени. Время затмений после такого номера можно спокойно пропустить — довольно скучный и проходной вышел трек, даже аллюзия на «Игру Престолов» тут корява и неудачна.

За апокалиптическими Ангелами неба следует лучшая песня альбома, лучшая песня с Житняковым и одна из лучших песен вообще – Атака мертвецов. Отрадно, что группа Ария внесла свою лепту в пробуждение у русского народа убитой памяти о Первой мировой войне. Даже странно, что эта страница русской воинской доблести не была воспета до сих пор, да к тому же именно Арией. Это ведь готовый эпический сюжет для метал-хита. Похоже, дело именно в том, что последняя война той России была незаслуженно забыта массовой памятью – не без помощи извне. Думается, однако, песня эта и о будущем. Кому-то из нас однажды придется вот так же идти в атаку и драться уже за чертой смерти. Что ж, в таком случае им есть, что петь, новым мертвецам.

Восьмиминутный Зов бездны – вот та баллада, которой не хватало Арии на альбоме – что на «Фениксе», что на первой половине диска. Сильная, пронзительная и отчаянная песня, которую мне хочется определить, как вещь то ли о самоубийстве, то ли о наркотиках (и получается привет самим себе двадцатилетней давности – всем хорошо знакомой Ангельской пыли). Ну и финальная точка – антиутопический боевик Бегущий человек за авторством Холстинина и Лобанова продолжает традицию Симфонии огня с «Феникса». Так что финал альбома можно считать открытым – в отличие, скажем, от «Феникса» или «Крещения Огнем», где было однозначно, что история, рассказанная альбомом, заканчивалась смертью. Тут же «бегущий человек» (родом из романа Стивена Кинга) имеет все шансы удрать из-под камер телевизора и кошмара бойни в телешоу. Хорошая, кстати, рифма с только вышедшей первой частью «Сойки-пересмешницы».


Фото - Константин Анисимов

Отрадно видеть, что группа Ария в хорошей форме. Куда лучше, чем три года назад, когда хороший альбом портили два совершенно отвратительных трека, да и из остальных половину можно было спокойно выбросить, чтобы слушать полчаса действительно гениальных песен, достойных даже «Героя асфальта». Из этого же альбома лично я даже слабые треки (заглавный, Время затмений и, наверное Точку невозврата) не выкидывал бы. И живьем играл бы все треки. Ну а Атаку мертвецов я надеюсь услышать еще и на концертах будущих турне многие годы спустя.