Калинов Мост последние годы не пропадает из поля зрения слушателей. Их песни стабильно крутятся на радио, у них нет отбоя от гастролей, а оба последних альбома были без особенных проблем профинансированы самими фанатами. Так что и на творческий кризис Дмитрий Ревякин может не жаловаться — альбомы выходят стабильно, и знаменитая пятилетняя пауза между Рудой и SWA осталась самой длинной в биографии.

Но вот что странно. Кажется, Калинов мост даже при нынешнем успехе остаётся где-то «через запятую» среди наших рок-звёзд. В начале десятых было несколько последних больших хитов — Ангелы рая, Мать-Европа, и Толокно — но дальше историю группы можно назвать счастливой — но нельзя триумфальной. Группа вышла на некое плато собственных возможностей, и до самого конца десятилетия оставалась на нём.


Альбому «Даурия» предстоит стать еще одним шагом на этом спокойном пути. В нём снова нет больших хитов, и в этом смысле он следует какому-то давнему замыслу Дмитрия Александровича. Но в нём есть такая важная вещь как атмосфера и общий звук. Калинов Мост записал один из самых цельных своих альбомов за последнее время.

Почти совершенно уйдя от злободневной публицистики (которой у Ревякина в последние лет десять было немало, а тут о ней напоминает разве что Парторг), группа заговорила и звуком, и конкретными номерами (особенно это касается заглавного трека) о мотиве возвращения домой. В ту самую Даурию, обетованный край дальних забайкальских степей. Лучше и точнее всего это звучит на самой длинной песне альбома — Аланхае. Медленный, раскатистый номер умудряется стать эмоциональным пиком всего альбома, и в нем все вовлеченные в него силы проявляют максимум творческого подхода, так что картина бескрайней забайкальской степи — из того самого знаменитого романа, по которому в 1970-е годы был снят знаменитый фильм с Ефимом Копеляном и Виталием Соломиным.

Но не забываем, это плато. Пространство стабильного и даже неспешного творческого труда, которое оставит приятное в среднем, но не потрясающее и не поражающее впечатление. Ведь и музыкально Калинов Мост словно застыл где-то в начале 90-х в своем звуке и в начале-середине семидесятых в очевидных источниках вдохновения.


Фото - Сергей Плотников

Не став революционным прорывом, «Даурия», однако, вполне может послужить толчком, с которого такая революция начнется. Из интервью Ревякина отлично видно, что он не растерял способность видеть неприглядную сторону реальности, в том числе и в родном даурском краю. Возможно, из идиллического настроения песен о родном крае прорастёт и чертополох новой, но куда более драйвовой — в духе «Эсхато» — сатиры и публицистики.