Канье Уэст чувак разносторонний. Публика его любит и ненавидит. Он одновременно создает гениальную музыку и совершает настолько провокационные поступки, что общественность, порой, начинает сомневаться в его ментальных способностях. Но несмотря на мнение публики, он гнет свою линию: ходит на встречи с Трампом, заявляет, что, 400 лет рабства – это осознанный выбор, ну и в целом жестит по полной.


Фото - Skynews 

При этом после каждого нового альбома фанаты прощают ему любую недопустимую выходку. Вот в одном из интервью Уэст заявил, что является величайшей рок-звездой. И пока каноничные рокеры его высмеивают и в очередной раз показывают, что в мире Am-Dm аккордов не место зарвавшемуся темнокожему сорванцу, находишь какое-то зерно правды в высказываниях Уэста.

Естественно величайшей звездой рока ему не быть, но вот рок-н-рольным парнем  — да. Потому что все, что делает Канье, – чистой воды рок-н-ролл. Ведь что такое рок? Это не звучание гитары с барабанами, не бесчисленные группиз и не косуха. В первую очередь, это бунтарство и несогласие с обществом. Идеальная рок-звезда –  нечто провокационное, сложное, отдаленное, странное, возмутительное и непредсказуемое. Вот непредсказуемости у Канье не отнять.

Судите сами: последняя работа «Ye» вышла внезапно и сразу поразила аудиторию. «Ненавижу свою биполярку. Она крутая!»,  –  написано на обложке, которую со слов Ким Кардашьян, ее супруг снял на айфон, пока ехал на предпрослушку. И весь альбом, казалось бы, сделан на скорую руку, по-босяцки.

Но когда начинаешь слушать, то понимаешь, что такая скорость и нарочитая небрежность – ширма. На пластинке семь треков разной направленности и наполненности, ни одного intro или традиционного skit’a. Все строго по делу.

«Ye» — это откровенные переживания музыканта по поводу личной жизни, рефлексия на собственные публичные высказывания и рассказ о биполярном расстройстве. Это темная и депрессивная работа, в которой артист доказывает, что он не просто любит читануть в микрофон про сучек и бабло. Это серьезная работа с глубокой лирикой.

I Thought About Killing You – прямо гимн биполярке. Начинается трек с суицидальных рассуждений («I contemplated, premeditated murder. And I think about killing myself»), перетекает в легкий бит и резко срывается в жесткую читку. Подобно прог-рокеру Канье меняет структуры композиций, мешает стили и настроения.

В Ghost Town и вовсе звучание напоминает последние работы Джона Фрусчанте. Нарочито фальшивые напевы создают атмосферу небрежности. Госпел-мотивы, вперемешку с сырым звуком и фолком, создают уникальную психоделику.

В Violent crimes музыкант без боязни высмеивает гангстерские понятия: «Niggas is pimps, niggas is players Til niggas have daughters».

Канье не пытается никому понравиться или припопснуть в угоду публике. Ведь попсеть некуда, он и так находится в рамках жанра, который уже давно живет внутри массовой культуры. Он творит для себя и живет по принципу Live fast die young, о чем собственно и читает в Wouldn’t leave: «I live for now I don’t care what happens after here».

«Ye» получил смешанные отзывы в прессе, а фаны разделились на два лагеря: тех, для кого Канье «уже не тот», и тех, кто нахваливает новую пластинку и ищет скрытые смыслы.

Это темный, личный и разнообразный альбом. Пока коллеги по рок-сцене бубнят что-то про равноправие и изменение климата, Канье не боится выбиваться из конъюнктуры. Он говорит и делает то, что думает, и выпускает ту музыку, которую считает нужной. Он не идет на уступки в репертуаре или стиле и не боится потерять свою аудиторию. Разве не это не настоящий дух рок-н-рола?