Каждая эпоха нуждается в своём рупоре: так в XXI веке появился очень странный феномен — отечественный абстрактный хип-хоп. Мода на высокий слог, обрамлённый электронным звучанием и нецензурной бранью, быстро расползлась, и вот уже толпа молодежи в каком-то подвале или на крыше «вальсирует» под нашумевших СБПЧ,  эхопрокуренныхподъездов, Ночных Грузчиков и тому подобных.

В 2011 году на арену уличной поэзии выходит коллектив Он Юн: автор текстов Максим Тесли с первых минут буквально разрывает стереотипные четверостишия своими «кингиссепскими» мотивами. Чуть позже (2015 год) Тесли выступит в другой эпостасии, создав совместно с Феликсом Бондаревым группу Щенки, где грязь, подростковая истерия и анархия показаны во всей красе. Музыкальный ментор Он Юн — Владимир Седых. Опыт игры в пост-хардкорных и маткорных коллективах не прошёл даром: гитара и интересные сэмплы придают философским и кое-где хулиганским суждениям колорита.

«Лето’91» объединен своей разрозненностью мотивов, затронутых в релизе. Обложка со скульптурными лицами Веры Мухиной и первые треки погружают нас в атмосферу России девяностых-нулевых: объявления на обшарпанных столбах, танцы Жени Осина или новая серия «Тропиканки» по телевизору, кассеты Наутилуса, которые перематывают обгрызанными карандашами, Виктор Пелевин ещё не не написал про детей Пепси-колы.

Но песни отнюдь не об этом. Все благодаря музыкальной рамке, которую трудно осознать, не приложив усилий. В композиции Не время героев затрагивается вечная тема русской литературы: герой эпохи, которым теперь, когда нет Печорина, Рахметова, Базарова, Стеньки Разина и даже Гагарина, может стать каждый из нас- «главное не про***ться».


В релизе мастерски сочетаются творческие приемы нескольких эпох: здесь и анархия Егора Летова, и нигилизм Ницше, и будоражащая эссеистика Уильяма Берроуза. Надо отдать должное образовательному базису Тесли: его знания ярко выражены в треке Классика из альбома «Мой личный штат Чьяпас» 2014 года выпуска.

Это рассказ о молодом человеке (предположительно сам Тесли), который вощзрашается по рассветному Петербургу домой и встречает украинского футуриста Давида Бурлюка. Поэт замечает Тесли и начинает расспрашивать его о современности. Она его совсем не радует, в частности современная музыка и инновационные технологии,смыслом и возможностями которых люди пренебрегают.

С композиции Лето начинается другая глава альбома, лирическая и менее суровая. Отмечу трек Дело — табак, морская тематика. Здесь, как у Айвазовского: каждая новая водная гладь отлична от предыдущей. Аутист не отмечен ни динамичной читкой, ни граймом и по общему настроению вообще напоминает классический пост. «Солнце закрыло желтый глаз до марта» — настоящий романтизм Блока.

Завершает хит-парад отечественного хождения по мукам душевных закромов поколения Петербургская свадьба на стихи Александра Башлачева. Достаточно смелый выбор, учитывая уже существующий вариант группы Сплин. Но ничего общего в версиях нет: Александр Васильев придал строкам звучание романса, дав ведущие партии гитаре, скрипке и флейте. У Тесли и Седых же — фугас электронной музыки вибрацией чеканит каждое слово, как детский мяч об асфальтное покрытие.

Он Юн в «Лето’91» показали основную программу по прыжкам в высоту: лирическая и композиционная части в релизе порой сливаются настолько, что сложно представить одно без другого. И это уже не голос улиц и не жалобы мальчика, переживающего разрыв в отношениях. Это воскресшие Маяковский и Родченко, только вместо плакатов и ростовых окон диссы и диджейские пульты.