За те 35 лет, что прошли с момента выхода альбома Дым и полноценного дебюта Эдмунда Шклярского как основного автора и творческого мотора Пикника, его стиль, вроде бы, никогда радикально не менялся. Все те творческие фишки, какими был полон Дым, исправно кочевали из альбома в альбом, и Искры и канкан — уже шестнадцатая остановка на долгом альбомном пути. По всем законам здравого смысла это постоянство должно было давно уже наскучить.

Но, кажется, этого снова не произошло. Трудно сказать, в чем секрет творческого долголетия Шклярского, но версия «он просто вампир» кажется вполне разумной. По крайней мере, только она и может объяснить потустороннюю сверхчувствительность Шклярского к миру вокруг. Как это часто бывает, новый альбом Пикника вышел очень вовремя.

Он и начинается с неожиданно злободневной песни Лихие пришли времена, бодрый ритм которой заставляет напомнить о лучших работах группы из самых разных времен – от Я невидим до У шамана три руки. А вслед за описанием эпохи Шклярский вновь переключается на более личные материи – песни Злая кровь и Парню 90 лет, такие же многообещающие хиты, составляют своеобразную дилогию о том, как человек в эти «лихие времена» чувствует себя – и как выглядит со стороны. Забавно, но у окружающих уверенности в том, что чувствует человек, оказывается больше, и даже выглядящий преклонным возраст не кажется помехой для светлых перспектив.


Фото - Терри Уильямс

Далее, естественно, следует разрядка в виде классической пикниковской баллады Последний из могикан, а затем альбом постепенно подходит к кульминации в виде хорошо уже знакомой слушателям песни Большая игра, которая посреди карнавальных номеров не дает забыть о мистической и готической сути группы. Нас снова уносит в странный мир «королевства кривых», ночных переулков и параллельных миров, где все не то, чем кажется. И слушатель поневоле должен будет принять участие в этой «большой игре», своеобразной «дополненной реальности». Такая вот странная рифма может быть выведена из, вроде бы, архаичного творчества группы, которая выглядит странной белой вороной на фоне всего нашего нынешнего инди-, кор- и индастриал-бума. Этот странный, немного пугающий мир, где предлагается стать супругом черной вдовы, где на вопрос «Зачем?» ответ звучит почему-то «Ничего…» — все еще странен и завораживает.

И музыкально Пикник вроде бы верен себе, и с точки зрения общей картины Искры и канкан все так же наследуют традициям, заложенным ещё в Дым и достигшим пика на Харакири, а потом Говорит и Показывает. Но ведь не стоит забывать, что и сам Шклярский всегда говорил, что ему нравится в чем-то новом находить то, что в нем есть хорошего старого. Так и тут, замешанный на классическом Pink Floyd и Jethro Tull арт-рок запросто встречается с фьюнерал-джазом в духе фильмов Линча и готикой Британии 80-х. Странная, вроде бы, смесь, но она работает так же безотказно, как и тридцать лет назад.

Что лишь добавляет аргументации тому, что секрет долголетия Шклярского в вампиризме.


Фото - Полина Балашова