Легендарный Роджер Тэйлор, обладатель проверенных временем недюжинных барабанных и вокальных способностей, выпустил первый сольный альбом за последние 15 лет, получивший название Fun on Earth. На фоне последних коллабораций остатков Queen в лице Тэйлора и Мэя с такими исполнителями как Адам Ламберт и Пол Роджерс, новый релиз музыканта выглядит по крайней мере любопытно.

Я был в числе тех, кто снисходительно отнесся к альбому Cosmos Rocks, но был откровенно раздражен проектом с Ламбертом — по моему глубоко личному убеждению, его место должен был занять не кто иной, как Том Чаплин. Но это — отступление. Сейчас нас больше интересует пластинка Fun on Earth и все, кто наряду с Тэйлором приложил руку к ее созданию — интересных личностей в их числе не то чтобы много, но они есть. Обратимся, собственно, к новому альбому.

Roger Taylor — Fun on Earth (2013)


1. One Night Stand

Пластинка открывается звуками вполне себе Мэевской гитары, однако общее настроение композиции восходит скорее к подражателям Led Zeppelin конца 80-х, которых в то время развелось, как, пардон, собак нерезаных. One Night Stand — не что иное, как растянутое вступление. Песня то и дело прерывается не совсем внятными вкраплениями подобия хип-хопа, а ударные Тэйлора звучат внушительнее, чем его вокал. Под конец песня лениво раскачивается, а Роджер начинает забираться наверх, издавая искаженные хрипотой рок-н-ролльные выкрики, сигнализирующие о его желании провести ночь где угодно и с кем угодно в этом жестоком и несправедливом мире.

2. Fight Club

«Бойцовский клуб», не в пример первой вещи, способен моментально овладеть вниманием слушателя. Развернутое вступление в исполнении акустической гитары, фортепиано и саксофона имеет седативный эффект. Вскоре саксофон уступает место басу, а Родж принимается петь — его голос чем-то напоминает Дэвида Боуи, но звучит откровенно устало и печально.

3. Be With You

Be With You сильно пахнет Пинк Флойдом, но все-таки в хорошем смысле. Атмосферные синтезаторные «выдохи» служат колоритным фоновым сопровождением, а передний план делится вокалом и солирующей гитарой в отношении один к одному. Восьмидесятные «большие» заполнения ударных довершают это путешествие в прошлое, после которого мы отправляемся на некую «Улицу Качества».

4. Quality Street

Вступительные звуки гитары звучат очень тихо, а голос Тэйлора раздается совершенно внезапно, причем буквально над ухом слушателя. Сольную партию во время первого куплета исполняет скрипка; когда же дело подходит ко второму куплету, вещь становится более ритмичной, а Тэйлор переходит к своему фирменному высокому регистру. Однако на следующий динамический уровень композиция не выходит, точнее выходит не сразу, а через соло уже встречавшегося нам в Fight Club саксофона. Финальная часть песни пролетает быстро — в целом же трэк способен создать весьма положительные ощущения.

5. I Don’t Care

Чувство безразличия Роджер Тэйлор попытался передать через грустный приджазованный мотив. Прогрессии, исполненные на подгруженном басу в середине композиции, звучат оригинально; вскоре вещь возвращается к тому же, с чего и началась, оставляя слушателя в ожидании чего-то более «цепляющего», к чему I Don’t Care могла бы послужить неплохой прелюдией.

6. Sunny Day

Наконец, солнечный день, знаменующий собой середину Fun On Earth. Эта композиция, а равно и пение Тэйлора, одновременно напоминают Брайана Адамса и американских соперников Queen, известных как Journey. Я не шучу — чуть ли не в каждой тянущейся ноте Родж до боли напоминает Стива Перри. В принципе, Sunny Day вполне сойдет за стереотипичный хит, пусть и с заметной натяжкой.

7. Be My Gal (My Brightest Spark)

Добренькая баллада, предлагающая кому бы то ни было стать для Роджера его девушкой и его ярчайшей звездой. Невольно вспомнились официальные титулы недавно взошедшего на тоталитарный престол Северной Кореи Ким Чен Ына — «новая звезда» и «блистательный товарищ». Девушка, если вы слышите это обращение — перезвоните Роджеру, или хотя бы подмигните ему на Facebook!…

8. I’m the Drummer (In a Rock’n’Roll Band)

Каждый барабанщик знает — момент для небольшого барабанного соло всегда можно найти. Этот номер с барабанного соло начинается, и все бы ничего, но выливается эта затея в весьма заурядный «боевик», которому явно недостает энергичности. «Я сердце, я душа, я барабанщик рок-н-ролльной группы!» — старательно выкрикивает Тэйлор. Но нам это объяснять, в общем-то, ни к чему — мы не понаслышке знаем, как ты жег в Queen, не правда ли, Родж?

9. Small

Кавер на вещь Queen + Paul Rogers, написанную Тэйлором. Песня мила и добра, но выбор-таки странный — создается впечатление, что Роджер решил включить этот трэк в свой новый релиз не по творческим, а по каким-то юридическим соображениям.

10. Say It’s Not Stue (feat. Jeff Beck)

Интригующее уточнение в скобках невольно повышает планку ожиданий от тандема Роджер Тэйлор-Джефф Бек. По сути, перед нами — еще одна тихая прозрачная баллада, с солирующей гитарой на заднем плане. Настроение а-ля Pink Floyd, свойственное номеру Be With You, здесь возвращается, но не в том же объеме. А жаль!

11. The Unblinking Eye (Everythig Is Broken) (Abridged)

Одной из сильных сторон вещи является глубокий, плотный звук баса на котором, кстати, сыграл сам ударник Queen. Однако найти то, за что бы еще могло зацепиться ухо любопытного слушателя, мне так и не удалось. А учитывая факт, что Fun On Earth лишь в двух трэках от своего финала, мне становится откровенно грустно. И ровно в этот момент мягкотелая баллада оборачивается волнующим минорным проигрышем, который было бы здорово развить, да на том и закончить, однако Тэйлор-таки решил вернуть все на круги своя, вновь дав предсказуемости взять верх над оригинальностью.

12. Up

Электронный пульс знаменует собой начало бодрой и ритмичной Up. Делать такой трэк двенадцатым на альбоме — решение сомнительное. Я искренне уверен, что место таких вещей — в первой половине диска, под номером 4 или 5. Во всяком случае, это справедливо для Fun On Earth. Уже к концу трэка на подмогу ударным, секвенсору, электрогитаре и клавишным приходит замечательная акустическая гитара. В целом же трэк возвращает нас во времена таких работ Queen, как The Works и A Kind Of Magic, что не может не радовать. Подумать только — первый настоящий перл нам встретился почти в самом конце альбома!…

13. Smile

Занятно, но именно такое название — Smile — носила та самая группа, в составе которой впервые встретились Брайан Мэй, Роджер Тэйлор и Фредди Меркьюри. Слух чуть было не сыграл со мной плоскую шутку, машинально продолжив вступительное «аааа» совами «You gonna take me home tonight», но не тут-то было. Что-то роднит Smile с таким шедевром как Save Me, однако сходство это прослеживается не сильнее, чем в чертах лиц среднестатистических двоюродных братьев, причем один из них — страстный юноша-максималист, а другой — сдержанный взрослый, переживающий по поводу своей неспособности нести рок-н-ролл с тем же огнем, с которым он нес его когда-то.

Outro

Делать выводы о Fun On Earth нелегко. С одной стороны, силен фактор уважения к гранду — барабанщику выдающегося коллектива, музыка которого дарила настоящее счастье и надежду миллионам людей во всем мире. С другой же стороны, необходимо быть честным перед собой и признать — музыка Тэйлора не имеет того эмоционального посыла, который был свойственен Queen. Не имеет она интереса и с точки зрения аранжировок и звука в целом — Родж решил ограничиться «любопытными моментами», встретившимися нам в таких вещах, как I Don’t Care и The Unblinking Eye. Назвать исключением можно лишь выбивающуюся из общей рок-балладной канвы Up, но кроме этой «белой вороны» отметить с положительной стороны получится весьма ограниченный ряд «медляков»: Fight Club, Be With You, Quality Street и Sunny Day. К несчастью, этого мало.

Ударные Тэйлора звучат ретроспективно, однако модным этот ретро-звук не назовешь — именно так барабаны звучали во всех самых «сладких» рок-балладах (о, эти сборники!) восьмого десятилетия прошлого века, и новинку 2013 года они не очень-то красят. Конечно, другим мог быть сам материал, но в том и фокус — песни Роджера, по большей части, спокойны, предсказуемо мелодичны и выдержаны в среднем/медленном темпе. Представляю, сколь силен был соблазн воссоздать тот звук, засилье которого поразило все радиостанции восьмидесятых, да и первой половины девяностых тоже. И все же материал этот не цепляет. Гора родила мышь — делать такой вывод ой как не хочется, но другого выбора нет.