Парень с вороньими перьями в прическе и три его бледных друга – в начале нулевых в комнате едва ли не каждой девчонки висел такой плакат. The Rasmus взрывали мозг и рвали душу беспокойным подросткам. И, надо сказать, делали это действительно красиво, искренне и со вкусом. Бессмертные First Day of My Life и In the Shadows до сих пор вызывают ностальгические чувства и желание влюбиться в первый раз. И вот группа выпустила релиз «Dark Matters», в котором продолжила гнуть линию электро-попа: такими же были их последняя пластинка «The Rasmus» и сольник солиста Лаури Илонена «New World».

Дорогие финны, нет ничего прекрасней тяжелой музыки и балладной лирики ваших холодных краев. Она не надоедает, сколько бы скандинавских групп ни представляли своих вариаций на тему устоявшихся традиций. Но электроника – совсем не ваше. Ну, не Расмуса уж точно.

Последние записи коллектива понравились бы тем, кто не слышал их ранних композиций. Но сейчас, после проделанной работы и оглушающего успеха того мелодичного поп-рока, который они играли несколько лет назад, их эксперименты выглядят слабовато. Да и на фоне многочисленных представителей современной электронной музыки Илонен со своей командой выглядит просто наивно.


Фото - Иван Балашов

В основном новое направление в творчестве The Rasmus дает о себе знать во вставках в какой-нибудь из частей трека – иногда это может напомнить скорее трэп, чем электронику. Самые удачные в этом смысле композиции в альбоме – Empire и Nothing. В остальном же их музыка потеряла отличную инструменталку и приобрела примитивный бит. И вот – конечный результат больше похож на поп-музыку уровня «Евровидения».

Композиционно альбом тоже не особенно удался. Впрочем, цельность и последовательность Расмусов никогда всерьез не волновали – хотя бы потому, что все их песни примерно об одном и том же, как ты их ни расположи. Но об одном и том же не значит одинаково. Умели когда-то парни создать настроение: за сорок минут мы успевали поплакать, позлиться, кого-нибудь возненавидеть, а затем простить. «Dark Matters» не вызывает никаких эмоций – разве что надежду, что пару хороших треков Лаури оставил на десерт. Но увы – в альбоме совершенно нет ни развития, ни кульминации.

Особенно огорчили первые треки: чтобы альбом захотелось слушать дальше, нужно начинать его с чего-то взрывного, или ритмичного, или хотя бы лиричного до невозможности. Это удалось Илонену несколько лет назад в сольнике «New World»: открывающая Disco-Nnect хоть и вызвала недоумение, но здорово раскачала. В этот раз Paradise и Something in the Dark не добились и такого эффекта.


Фото - Иван Балашов

И все же есть в альбоме две симпатичных композиции: Wonderman и Dragons into Dreams. Обе могли бы быть неплохими саундтреками к какому-нибудь кассовому фильму, который никогда не станет классикой. В Wonderman приятно то, что музыка добавила песне лирики и спасла довольно глупый на первый взгляд текст – в этом есть что-то похожее на прежний The Rasmus. А еще это едва ли не единственный трек, где радует вокал Лаури, который в «Dark Matters» тоже пострадал. Послушайте еще раз Paradise – как вам вытянутое компьютером «insane»? Это, правда, худший случай, а в остальном исполнение так же обычно и скучно, как и все остальное.

Зато название «Dark Matters» настолько же точное, насколько банальное. То же самое можно сказать о любом названии любой песни: они все оправдывают обычность текстов и мотивов. Вообще релиз смешит тем, как он похож на сборник стихов неумелого поэта-звезды средней школы. Илонен сменил тематику песен с «ты» и «мы» на «я», вроде как покопался в себе. Получилась сумбурная, но безликая и вымученная рефлексия без возможности определить, чем же она все-таки вызвана. Возможно, тоской по выросшим поклонницам.


Фото - Иван Балашов

Допустим, что The Rasmus все-таки имеют какую-то перспективу в области электронной музыки. Это вполне может произойти, если они грамотно соединят прежнюю меланхоличность своих любовных посланий с новыми веяниями, к которым они так стремятся. Но пока оба направления уходят у Лаури в минус, и смешение электро-попа и поп-рока остается и без рока, и без электроники. Что остается – нам очевидно. Но продолжаем верить в группу и любить ее – хотя бы за потрясающее прошлое.