Мультиплатиновые канадцы сменили название и, судя по всему, позаимствовали попсовое звучание у Maroon 5, заодно прихватив и легендарный Wake Up Call для заголовка альбома. Казалось бы, после 3-летней паузы «теоретики» из Ванкувера соберутся и выдадут качественно сведенный и всеми уже полюбившийся звук, но на выходе мы видим то, что видим. Как ни крути, в свет вышел шестой альбом бывших «Теорий мертвеца», который, подкрепляет изначальное название группы. Только теория перешла в практику.

В альбоме полно современных клише и заимствований из других жанров: остатки былой кантри-романтики вроде характерных гитар и художественного свиста остались только в песнях PCH и Rx.

В самом начале карьеры (2001 год) они были красивой сказкой об альтернативном роке: «Santa Monica» в буквальном смысле взлетел на вершины чарта Billboard и одновременно стал санудтреком к игре Fahrenheit, которая была издана миллионным тиражом и в секунду привлекла внимание к группе.


Предпоследняя пластинка «Savages» 2014 года была записана совместно с Элисом Купером: мощный звук, неимоверная подача, в каких-то моментах доброкачественное копирование Nickelback. После той работы альтернативный рок  и пост-гранж остались позади.

Отдельно нужно вспомнить балладный стиль группы: Тайлер Конноли всегда умел отлично писать о любви лирику в своем звучании. Легендарные Santa Monica, Nothing Could Come Between Us и Say Goodbye — трогательные авторские романсы, долгое время отличавшие Theory of a Deadman от всего остального музыкального пространства.

На новом альбоме ретроспективной композицией послужила Time Machine, слова которой иронично делают отсылку к слезливым текстам 2000-х: лучшим временам Simple Plan (тоже канадцам), A Day to Remember и Poets of the Fall.


Если вы знакомы со спецификой музыки Theory of a Deadman, песня Glass Jaw полюбится вам с первых аккордов: пусть там и нет классического дисторшна, но в данном случае ставка сделана на тему отчуждения и человеческих взаимоотношений в песнях. Надо сказать, она оправдала себя.

По данным от 21 апреля 2017 года Канаду настигло глобальное потепление: пока жители Торонто, Монреаля и Ванкувера искали пропавшую в следствие климатического казуса реку, исчез канадский пост-гранж. Хочется надеяться, что не навсегда.