Этот бэнд родился всего несколько лет назад, но свою уверенную и заслуженную популярность в клубах заработал почти сразу. Особенно когда одним из главных участников группы стала культовая в интернете певица и скальд Саша Кладбище. Та самая, что подарила нам великий стих «я достану морфий, чувак, не ссы» и шедевр про раздавленную космодесатником девушку-слаанешитнку:

Но сотрудничество с Zwyntar стало той самой деталью паззла, которая встала на свое законное место. Именно такие аранжировки больше всего подходили и Сашиному вокалу, и тем самым текстам и стихам. О чём? О смерти. Мраке. Глухомани. И том, что это чертовски весело!

Да, это чертовски весело, как весел Хэллоуин или День Мёртвых, и пыльная, жаркая атмосфера жанра тёмного кантри только помогает напомнить об этом. В ход идёт не только лирика и мелодика, но в ещё большей степени аранжировки и инструментарий. Старый и испытанный на западе инструмент кантри — стиральная доска — отдаётся в этом альбоме хрустом и перестуком лишённых плоти костей из разорённой могилы. Звуки банджо — точно иголки, бьющие прямо по нервам и заставляющие безумных марионеток-зомби танцевать жуткие пляски посмертия. Но самый экзотичный для нас инструмент на этом альбоме — казу. Впервые с аквариумовского «Треугольника» этот почти пародийный инструмент так убедительно звучит в музыке из бывшего СССР. Но если в «Поручике Иванове» это был веселый карнавальный звук шествия жизни, то на «Мертвых голосах» это звук жестокой пародии на Архангела Гавриила — персональный апокалипсис для каждого человека.


Фото - Тобермори 

И, чёрт возьми, это работает так хорошо, что просто невозможно оторваться. Девять песен и чуть меньше сорока минут альбома, но пыль и висельность его юмора, мрак песни Кажани и наоборот, ударное веселье стартового Мексиканця складываются в тот самый развеселый драйв, в котором мертвый и живой оказываются равными перед Нею и оттого — вдвойне веселы Пожалуй, этому альбомы бы стоило стать настоящим саундтреком к настоящей — невозможной, то есть, — экранизации «Тёмной Башни» Кинга. Особенно тот самый стартовый Мексиканець, хотя не меньше хочется выделить Муншайн с близкой постсоветскому человеку темой самогона и его контрабанды и На болотi, где мрачная тема жены-аллигатора вызывает ассоциации с первым сезоном «Настоящего детектива».

Этой зимой альбом «Мертвi голоси» будет идеальным способом поддержать себя в ожидании весны. Тем более, что и весной, и летом, и осенью Костлявая всегда одна и та же. Так что и песни о ней лучше слушать тоже одинаково. С улыбкой.