РК: В соцсетях группы анонсирован таинственный закрытый концерт. Приоткройте завесу тайны.
Грег: Хитро! Ведь суть таинственного концерта как раз в том, что всё, происходящее на сцене, будет доступно только тем 269 людям, которые будут отобраны мистическим способом. И если уж вам интересно узнать, что там будет происходить, придётся пройти этот отбор.
РК: 269 человек, почему именно такое число?
Грег: Площадка не очень вместительна, но, держу пари, все, кто долго нас знает, не сдержит изумления.
РК: Туда могут попасть только петербуржцы, или у жителей других городов есть шанс?
Грег: Не вижу никаких преград. Если кого-то выберут старейшины, и он готов будет приехать в город…
РК: Старейшины?
Грег: Старейшины, наши предки. Мы поднимемся на холм в Таврическом саду и затусим с ними, используя древние техники и специальные зелья. Мы общаемся с нашими предками… они нашёптывают… кто достоин попасть на закрытый концерт, а кого стоит отвергнуть. Все будут оповещены об их решении факсимильно.
РК: Не так давно вы участвовали в эфире Радио Зенит, что обернулось небольшим скандалом. Что там произошло?
Грег: Предки нашептали, что мы должны…
Пётр: Протестовать!
Грег: … распить 700 миллилитров огненной воды в эфире радио Зенит, и мы подумали, что в этом нет ничего предосудительного. Их зов совпал с празднованием моего дня рождения, и я решил, что нет лучшего повода встретиться с двумя моими пианистами. Мы довольно внятно ответили на ряд вопросов, затем достали водочку, огурцы, Семён по старой традиции поставил порнушку в радиорубке. Так меня и чествовали. Ближе к завершению эфира к нам ворвался какой-то дядька с криками “кто позвал сюда этих идиотов”, и нам пришлось допивать водку у них в комнате ожидания, пока их особая комиссия патрициев решала, обезглавить нас или нет. Ну вы знаете, на радио всякое бывает…
РК: Самая дикая история, произошедшая с группой за последнее время.
Пётр: Пожалуй, это одна из самых диких.
Грег: Что ты сделал в последнее время?
Пётр: Грег, что ты делал?
Грег: Дело в том, что у нас вся группа фактически живёт друг с другом. Я живу с Петром, Семён, наш пианист, до недавнего времени жил с саксофонистом, барабанщик живёт с басистом. Хоть у каждого и своя спальня, это уже какая-то дичь…
РК: Постепенно у JYST складывается репутация обаятельных, но абсолютно отбитых засранцев. Насколько она оправданная?
Грег: Ну кто знает. Наверно, мы чуть большие хулиганы, чем хор Grigorian или Хор Турецкого, хотя кто знает, может, они этиловые ковбои и психоделические революционеры. Знающий человек, который сейчас находится в студии третьим персонажем, безмолвным, подсказывает, что Хор Турецкого на самом деле не этиловые ковбои, поэтому, скорее всего, мы веселее, чем они.
РК: Как вы вообще пришли к такому образу? Действительно обаятельные и действительно засранцы.
Грег: Такое воспитание, с этим ничего не поделаешь.
Пётр: Наши продюсеры хотели предложить что-то кроме Битлз.

РК: Вы — 6 совершенно разных, как кажется со стороны, людей. Как вы все уживаетесь?
Грег: Если бы мы жили в одной квартире, мы бы не выжили, конечно. Эти составы, которыми мы сейчас поселились, отбирались на протяжении трёх лет, в итоге все друг с другом успели пожить, и пока что мы распределились таким образом. Конечно, уживаемся, бранью и криками. Мне кажется, у нас единственная точка… соприкосновения? Хотя соприкосновение шести парней в группе — звучит как история про группиз, скорее! (смеётся) Мы затыкаемся, когда начинаем играть что-то хорошее! Если мы играем что-то плохое, мы продолжаем орать.
РК: Кто перетягивает одеяло на себя и кто, напротив, самый спокойный?
Грег: Самый спокойный, наверно, наш басист Ицхак. Может, Миша, барабанщик, ещё в меньшей степени тянет одеяло на себя.


Фото - Катерина Гафт

РК: Как проходит запись нового альбома?
Грег (смеётся): Да, хороший вопрос, хороший!
Пётр: Мы находимся на самой приятной стадии.
Грег: Мы находимся в предвкушении начала записи альбома, это самая приятная стадия.
Пётр: По факту запись альбома уже началась.
Грег: Сейчас мы собираем весь материал, пытаемся довести его до ума с новыми зубодробительными кислотными фишками, переосмысливаем старые песни. Круто, что мы нашли человека, который будет нас писать, и этот дьявол не боится бредовых экспериментов. Для него не проблема привезти аппаратуру и создать стену звука там, где для этого ничего не предназначено. Как сказал недавно потрясающий человек и лютый фотограф Иван Ушков: «Авария это совокупность нарушенных правил». Судя по новому материалу, мы собираемся въехать в бетонную стену на полной скорости.
РК: Где вы планируете записываться?
Грег: Это ещё предстоит определить. Единственное, что мы знаем — предварительную запись будем проводить в своей студии. Звукорежиссёр сказал, что посмотрит по итогу демо-записи, и если мы поймём, что хотим записываться в Кремле, мэрии или МКС, то, думаю, нам придётся это сделать.
РК: Знаменитый «синдром второго альбома» — это миф или реальность?
Грег: Это то же самое, что синдром Туретта? Наш второй альбом довольно сильно отличается от первого, да и новые песни, судьба которых ещё не решена, уходят ещё дальше от голодной подвальной ретромании.

РК: Sobaka.ru назвала вас лучшей рок-н-ролльной группой Петербурга. А вы бы кого назвали?
Грег: Себя. Пётр, лучшая группа в Петербурге, кого бы мы ещё взяли на этот Олимп?
Пётр: Пожалуй, есть группа Underhood, несомненно. Есть группа Padres, она состоит почти из тех же музыкантов, что и Junkyard Storytellaz, исключительно отбитая, замечательная группа, одна из лучших в Петербурге.
РК: Жалко, Padres заносит в Москву не одновременно со мной.
Грег: Возможно, ты ничего не потеряла.
Пётр: Padres заносит в Москве очень сильно…
РК: В этом же и суть?
Грег: Нет, суть в том, чтобы не забывать, как звучат инструменты. Была ещё такая группы Itwillbenoise, я не знаю, чем они занимаются на данный момент. Может, они валяются где-нибудь, одурманенные звуком своего первого альбома. У них совершенно потрясающий звук, и честно говоря, наверно, года полтора назад я бы сказал, что они одни из трёх лучших групп Петербурга. Сейчас непонятно, что с ними происходит. Что о Москве — Там есть группа Vice Versa, но их барабанщик сам говорит, что они скорее петербуржцы, несмотря на то, что живут в Москве, OMY – отбитые странные шаманские люмпены, Verbludes, Дом Престарелых Аутистов. Чёрт, что в Петербурге, что в Москве куча крутых групп!

РК: Вообще есть мнение, что рэп — это новый рок. И Петербург из столицы рока становится столицей рэпа. Какое у вас мнение на этот счёт? Вернёт рок свои позиции или он никогда их не терял?
Грег: Я думаю, что рэп это новый глэм-рок. Стая сраных позеров, которые любят одеваться в мамину одежду. Хотя в рэпе, например, есть Недры Стиво, Хаски и, по-моему, его кузен или кто читает в группе Bollywood FM, есть ЛжеЛжец. Для рэпа это всё равно, что Ди Снайдер для глэм-рока — люди, которые определяют его качественный уровень.


Фото - Катерина Гафт

РК: Что сейчас у вас в плеере. Поделитесь последними открытиями, что играет дома или в студии.
Пётр: Мадонна.
Грег: Пётр любит Мадонну. Я сегодня утром танцевал под группу Verbludes, там играет Таня, моя хорошая подруга. Они играют… Даже не знаю, как это назвать. Ну это скорее панк. Лу Рид, что ещё у нас играет?
Пётр: Майлз Дэвис, Underhood.
Грег: Да не играет у нас Underhood! Ладно, мне нравится их музыка, и они играют у нас вживую – репетируют у меня за стенкой. На последнем концерте собрали целиком клуб Сердце. Отличный звук. Вдохновляющий опыт, полный… вдохновения.
Пётр: Такая музыка здесь иногда играет.
Грег: Да, ну в основном панк и фанк. Соул, психоделический рок.
Пётр: Ария, КиШ. Но это больше по саксофонисту, Коле Ордановскому, он слушает эмо-кор, КиШ, Ария и всё, что не слушаем остальным коллективом. Музыка может вобрать в себя всё, и, пожалуй, Николай берёт на себя самую живую её часть.

РК: Грег, я знаю, ты много читаешь. Что прочитал последнее?
Грег: А кто сказал, что я много читаю?
РК: Саша Нурабаев.
Грег: Удивительно. Сейчас я читаю ту же книгу, что и тогда, когда мы с ним пересекались в последний раз. По ночам я работаю, а днём у нас обычно репетиции, а если я не репетирую и не работаю, то я пытаюсь прибраться в квартире или поспать. Сейчас я читаю Апулея, “Золотой осёл”.

РК: Вы можете назвать то, что вы делаете, музыкой молодых и продвинутых?
Грег: Кажется, мы вне времени.

1 мая Junkyard Storytellaz играют на St. Petersburg Craft Event в Санкт Петербурге, а 26 мая выступят в московском клубе 16 Тонн.

Тип релиза:   /   189 Дата релиза: Жанры:
Junkyard Storytellaz

(2018)

  1. Golden Guillotine
  2. Make My Feeling Stronger
  3. The Moon Whispers
  4. Love Junkie
  5. Ball of Lie & Chain of Law
  6. On a Railroad Station
  7. The Last Poorman's Shot
  8. Hey, Little Darling
  9. Bad Dog
  10. Night Train to DC