Фотоотчет | АукцЫон в Москве | 16 тонн | 21.10.2016


20 октября клуб 16 тонн с трудом вместил поклонников легендарной группы АукцЫон. Прославленный питерский коллектив на этом раз вместо обычных 2 часов отыграл «всего лишь» полтора и обошелся без выхода на бис, но на как всегда выдал мощнейший концерт.


Недавно одна моя подруга в переписке с иностранным другом упомянула свою любимую группу АукцЫон. Тот заинтересовался, послушал песню Хомба и задал вполне законный вопрос: «А о чем эта песня?». Вопрос поставил подругу в тупик, поскольку и русскому человеку весьма непросто объяснить, что могут значить строчки «хомба метели дамба и геликомба и топинамба» или «собачка дохлая тайком нашла ириску». А уж попробуй растолкуй иностранцу.

Вот примерно об этом мы с этой же подругой, которая по стечению обстоятельств оказалась на концерте Аукцыона в качестве фотографа Rockcult, и болтали в тесном предбаннике Тонн. Пришли мы специально заранее, чтобы занять места получше, но, конечно, не мы одни были такие умные, и обстановочка напоминала метро в час пик. А когда вышел в народ Олег Гаркуша, как обычно сфотографироваться с поклонниками, стало как-то совсем уж тесно, но долго мучиться не пришлось – и вот уже коронные места у сцены заняты. Времени до начала концерта оставалось еще прилично, так что мы продолжили нашу увлекательную беседу.

Аукцыон всегда была самой нетипичной и интересной из групп, вышедших из Ленинградского Рок-клуба. Никогда в ней в ней не было ни гражданского пафоса, ни бардовского поэтизма, ни сплина и тоски и прочих признаков так называемого «русского рока». Я даже придумал очень, как мне кажется, подходящий эпитет группе — ОБЭРИУТЫ от русского рока. Как в свое время Даниил Хармс, горячо любимый музыкантами Велимир Хлебников, Евгений Шварц и прочие исповедовали отказ от традиционных форм искусства, гротеск и поэтику абсурда, так примерно тем же самым занимались и продолжают заниматься Леонид Федоров и ведомый им a Аукцыон. Потому и тексты такие, и музыка такая. Вот за такими и рассуждениями незаметно пролетело время и вот почти в 21:00 после обязательного гимна клуба Sixteen Tons ансамбля The Platters, весь многочисленный состав Аукцыона, кроме Гаркуши, вышел на сцену.

Ну, и Олег долго себя ждать не заставил, и как только Федоров затянул «и день, и ночь, и день и ночь», эксцентричный фронтмен выскочил на сцену в блестящем пиджачке и вездесущем портфельчиком и принялся резво отплясывать, дудя в свои дудочки и тряся. Играли в основном материал двух последних альбомов. Большим и очень приятным сюрпризом стали давно не исполнявшиеся Сосет и Карлик Нос — хиты конца 80-х, слова которых многие из зрителей помнили куда лучше меня, старого любителя Аукцыона. Публика, как всегда, собралась абсолютно своя и очень разношерстная: и ровесники музыкантов, и чуть моложе, и люди из категории 30+, и совсем юные особы, которые, похоже, заслушали до дыр заслушали последние альбомы (в частности, самый новый На солнце) и знали все слова. А вот на Осколках и Сосет, в основном, подпевал уже контингент постарше. Каких-то кульминационных моментов я бы выделять не стал, скорее, весь концерт и был сплошной кульминацией. Из особенных моментов я бы выделил завершающую композицию Мир тает, поскольку я впервые увидел — редкое дело — Федорова без гитары.

Это был очередной очень мощный концерт Аукцыона (других у них, похоже, не бывает). Удивительное дело — вроде знаешь, чего ожидать от любимой команды, а все равно получаешь что-то другое. Или, как поет один наш классик: «как будто бы все то же самое, только по-новому».

Фото: Valery Rain




Музторг

Комментарии